Приехавшие в Тойла содержать парковое кафе Сигне Валсберг и Айн Кийск теперь являются полноценными идавирусцами. Притяжение Тойла оказалось настолько сильным, что семья продала свой дом в Вяэна-Йыэсуу недалеко от Таллинна и обустроилась в Тойла. Теперь в рамках семейного бизнеса развивают культуру кафе в Оруском парке, но параллельно с этим Сигне продолжает вести тренинги, чем она занимается по всей Эстонии.

- Помню, что вы начинали с программы минимум: открывать кафе на лето, а осенью, подобно перелетным птицам, возвращаться домой.

Сигне: Первое лето было, так сказать, пробным, после чего мы решили выкупить договор аренды у "BBQ Catering" - нам здесь сразу понравилось. Летом мы сняли в Тойла квартиру и подумали: поди знай, вдруг когда-нибудь?.. Во второе лето мы уже задумались о переезде. Нам ведь нужно было считаться с Мийей (дочь сейчас учится в шестом классе Тойлаской гимназии). У нее было два года, чтобы переварить эту идею, поэтому переезд дался легче.

- Но все же это большие изменения - новый дом и школа.

Сигне: Да, в итоге все это произошло посреди учебного года (семья переехала в новый дом в январе прошлого года. - Ред.).

- Как Вяэна-Йыэсуу, так и Тойла - это расположенные на берегу моря и привлекательные в глазах многих места для жизни. Насколько сильно изменилась ваша жизненная среда?

Сигне: В Вяэна-Йыэсуу у нас был дом, перестроенный из дачи, с красивым, словно с картинки, садом с высокими насаждениями и укромными уголками. Его в основном обустроила предыдущая хозяйка, и нам оставалось только беречь эту красоту.

В Тойла в саду приходится больше работать самим, но здесь тоже здорово. Даже то, что мы находимся посреди деревни, не беспокоит. Летом, когда деревья покрываются листьями, появляется больше приватности, и тогда большую часть времени проводим во дворе. Прошлое лето мы провели на летней кухне, в комнате просидели, наверное, вечера два.

Перед тем как найти дом на улице Нурме, мы ездили посмотреть один старый хутор в деревне Вока - обособленный, с хлевом из бута. Легкое сожаление до сих пор есть. Я уже представляла, как открою там обучающий хутор, но цена была слишком высокой. Хочется когда-нибудь поселиться в лесной глуши, еще до пенсии. Это пока только мысль, но мои мысли обычно становятся реальностью.

- Удалось ли уже потихоньку пустить корни в Тойла?

Сигне: С Тойла ни у одного из нас никакой связи не было, но мои корни по материнской линии в Мяэтагузе. Я проводила там лето в деревне у бабушки и дедушки. В Тойла я была один раз в спа. Вместе с тем мы чувствуем себя здесь очень хорошо, будто живем в Тойла всю жизнь.

Айн: Мой отец родился в Нарве. В Тойла я оказался впервые, когда мы приехали посмотреть кафе. Так мы и влюбились в Тойла. Решили, что в таком чудесном месте, как Оруский парк, кафе просто обязано быть.

- В этом смысле вы плывете против течения - ведь в основном люди движутся в сторону Таллинна.

Сигне: Можно так сказать. Возможно, есть даже некий дух противоречия, желание доказать себе и другим - можно двигаться и в обратном направлении, необязательно уезжать только в Таллинн.

Айн: С переездом сюда у нас точно никаких проблем не возникло. Он прошел очень гладко и естественно.

- Проблема или хотя бы вопрос возникали, скорее, у других?

Сигне: Некоторые друзья и знакомые поначалу действительно удивлялись, мол, все ли с нами в порядке. Родственники и мама понимают - мама все лето была у нас и помогала печь блины. Теперь она вышла на пенсию и на зиму на три месяца перебралась на один итальянский остров, в который она влюбилась в ходе недельной осенней поездки.

Мама у меня как цыганка, я в большей мере оседлый человек. То, что я переезжала три раза в жизни, - в наше время это не много. Вместе с тем мы с Айном очень любим путешествовать, открывать для себя новую культуру и страны. У нас есть мечта - в будущем обустроить свое маленькое гнездышко где-нибудь в теплых странах и улетать туда зимовать.

- Однако минувшая зима прошла под звездой работы. Это первый сезон, когда парковое кафе и зимой было открыто в большинство выходных.

Сигне: За исключением дней, когда погода была очень пасмурной и скверной, или когда мы уезжали или у нас было какое-то свое мероприятие. Как в эти выходные, когда мы отмечали юбилей Айна. Мы всегда сообщаем в "Facebook", если кафе закрыто, потому что у нас уже появились постоянные клиенты. Есть пары, которые приходят к нам на кофе каждый месяц по несколько раз.

- Согласно договору аренды, заключенному с волостью, вы ведь напрямую не обязаны держать кафе открытым зимой?

Сигне: Да, потому что у здания не было теплоизоляции и оно не предназначалось для эксплуатации в зимний период, когда договор аренды перешел к нам. Крышу мы утеплили за свой счет, и этой зимой холодно не было.

Посетителей зимой, конечно, было меньше, чем осенью, но в минус мы не ушли. Наверное, весной станут приходить активнее, и в летние месяцы мы снова будем открыты семь дней в неделю.

Мы стараемся, чтобы кафе работало круглый год, но впредь, возможно, будем активнее заниматься маркетингом с целью сдавать помещение в аренду для частных мероприятий. Например, клуб госчиновников заказал у нас частный кофейный мастер-класс (Айн вдобавок к тому, что мастерски смешивает коктейли, еще и кофе отличный готовит. - Ред.).

Зимой мне не дает заскучать обучающая работа. Айн снова работал на рождественском рынке в Старом городе Таллинна, который открыт 50 дней. У нас там вместе с еще двумя семьями есть пункт продажи эстонского сыра и меда. Сами привозим товар и продаем, никого не нанимаем.

- В кафе у вас тоже нет наемных работников.

Сигне: Мы хотим сами присутствовать - дистанционное управление здесь не работает. И в таком крошечном кафе нет смысла кого-то нанимать. Прошлым летом нам очень помогла моя мама, также все три лета нам при необходимости приходили на помощь сын Эрик и его спутница жизни Кадри. Они нас очень поддерживают.

Мы подумывали арендовать и портовую корчму, но там мы бы своей семьей не справились. Также нам предлагали подумать о работе в нарвском центре "Свободная сцена". Мы обсудили это с Айном и подумали: "Погоди-ка, надо вспомнить, зачем мы сюда приехали?". Для того, чтобы тихо и спокойно делать свое дело и содержать один маленький и уютный семейный бизнес.

- То есть это сейчас ваш ответ на любые новые вызовы. Но, по крайней мере, нельзя сказать, что за пределами столицы их нет.

Сигне: В сельских регионах всегда найдется чем заняться, если ты предприимчив, инициативен и смел, - это факт. Не всегда предпосылкой должны быть деньги - когда мы приехали, карманы у нас не были набиты деньгами. Важно быть готовым слегка рискнуть, и если не брать на себя слишком много в плане кредитов и инвестиций, то полностью погореть не получится. Если есть идея и желание трудиться, то прожить можно и в небольших местечках.

- У вас, очевидно, терпения в достатке, потому что желающие разбогатеть с наскока не станут держать крошечное кафе.

Сигне: Да, в каком-то смысле это также хобби. И если летом крепко потрудиться, то и заработать получится.

- Кажется, что ты одновременно представляешь два типа предпринимателей: с кафе - предпринимательство как стиль жизни, а с обучающей фирмой - тип специалиста-предпринимателя. О такой классификации - вдобавок к другим типам предпринимателей - я недавно услышала на курсах.

Сигне: Обучением я занимаюсь 16 лет, фирма "Aeternum Koolitus ja Konsultatsioonid" работает десятый год. Но и в этом тоже сочетаются как стиль жизни, так и специалист и эксперт в своем деле. Эта фирма тоже выстроена с большой любовью и увлечением. Я не думаю об этом как о работе. Я занимаюсь каким-то делом или выполняю миссию.

Кафе и обучающая фирма - достаточно разные виды бизнеса. В роли обучающего моя основная идея - научить людей думать о своем образе мышления. Если ты живешь осознанной жизнью, то она приносит тебе большее удовлетворение. Но когда клиент приходит в кафе, то не нужно напряженно думать - здесь просто приятно находиться.

- Осталось ли большинство клиентов обучающей фирмы в столице?

Сигне: Так нельзя сказать - мы проводим тренинги по всей Эстонии и обычно по приглашению организации. Мы предлагаем психологические тренинги по всем темам, касающимся развития организации: менеджмент, мотивация, продажи, саморегуляция, обслуживание клиентов. Поначалу, когда мы вышли на рынок, мы позиционировали себя как фирму, обучающую предприятия в сфере обслуживания. Теперь делаем больший упор на менеджмент.

Мы сотрудничаем в основном со средними или большими организациями - например, банк "SEB", "Telia", "BENU Apteegid", министерства, школы и т.д. С "Telia" мы сотрудничаем уже почти десять лет, с "SEB" работаем третий год. Долгосрочное партнерство важно для нас и наших клиентов именно потому, что развитие должно быть целостным.

Я подумываю обустроить в Йыхви классное помещение для тренингов - с креслами-мешками и прочей комфортной мебелью, потому что классическое помещение для тренингов со школьными скамьями - это уже позавчерашний день. Идеальное помещение пока не нашла.

- Когда ты в роли лектора говоришь о замечательном обслуживании клиентов, то в какой мере опираешься на собственный опыт?

Сигне: Я всегда подчеркиваю, что говорю только о том, во что я верю и согласно чему живу. Мой опыт может подойти не всем и роль глашатая истины я на себя точно не беру, но людям нравится, когда ты говоришь о своем опыте. В том числе и о неудачах. О последних людям страшно нравится слушать - тогда они понимают, что ты тоже человек.

- В чем ключ к сердцу клиента?

Сигне: Когда люди видят, что ты делаешь то, что тебе нравится. Другого нет. Клиенты чувствуют, что если ты вкладываешь в содержание кафе любовь и заботу, следовательно, ты любишь людей, которые туда ходят. А начинается это с того, что в первую очередь ты уважаешь себя. На тренингах я понимаю, что зачастую люди не в ладах с собой, и как в таком случае можно ладить с другими? Тогда кажется, что начальник виноват и клиент дурак, но все начинается с нас самих.

- Сможешь ли ты отнестись с любовью и к особенно противному посетителю?

Сигне: Обычно такой клиент становится постоянным, если ты относишься к нему как к человеку. Если ты его любишь и понимаешь, что на самом деле это его проблема - за неприятным поведением всегда кроется страх или слабость. Вспоминается один ворчун в нашем кафе. Когда я спрашивала, понравилось ли ему пирожное, то поначалу слышала в ответ: "Не так чтобы очень". Мы всегда относились к нему по-человечески, и он стал часто к нам заходить. Теперь на вопрос о пирожном он уже отвечает: "Ничего так". Я думаю, что из его уст это мегакомплимент.

Наверное, он чувствует, что его ждут, а не думают, мол, Господи, опять этот чудак пришел. Мы так и не думаем, потому что нам его по-человечески жаль. Подумайте, как тяжело жить, когда приходится постоянно ворчать. Но такой так называемый трудный клиент - самый благодарный, потому что если удастся наладить с ним контакт, то он останется лоялен к тебе. Обычно их нигде не понимают, и это возвращает их к нам.

Каждый подобный опыт - возможность как для саморазвития, так и для развития кафе. Может быть, пирожное действительно было не очень, и ты получил действительно ценную обратную связь. Ее часто принимают слишком близко к сердцу. Как лектор рискну сказать, что люди моего поколения, которым за сорок, сверхчувствительны к конструктивной обратной связи в сравнении с людьми помоложе. Но ведь обратная связь - это единственное, что помогает развиваться. Как могу развиваться я и как может развиваться кафе, если я не прошу обратной связи и мне не дают обратной связи? Только получение обратной связи позволяет изменить что-то к лучшему.

- В парковом кафе нет кухни, и это ограничивает ассортимент блюд.

Сигне: Готовка - не самая сильная моя сторона, хотя, к счастью, этому можно научиться. Это также одна из причин, почему мы отказались от портовой корчмы - если ты открываешь ресторан, то у тебя должна быть огромная страсть к кулинарии. Это мое мнение.

У меня больше страсть к обслуживанию, и если кафе маленькое, то это не так сложно: пирожные можно заказать, а блюда попроще приготовить на месте. Мне нравится вкусно поесть, но я не такой человек, который каждый день придумывает новые рецепты.

- Айн, ты по профессии бармен. Нет ли страха, что в крошечном кафе ты перестанешь профессионально развиваться?

Айн: У меня и возраст уже такой, что можно немного расслабиться. Я работал в основном в таллиннских ночных клубах, несколько лет также в Финляндии. До сих пор вхожу в союз барменов и держу руку на пульсе. Осенью в Таллинне проходил чемпионат мира среди барменов, я ездил посмотреть. Когда-то я и сам участвовал в чемпионатах и завоевывал призовые места.

- Летом на пляже должна распахнуть двери обновленная портовая корчма. Увеличение конкуренции вас не пугает?

Айн: Это только стимулирует развиваться и думать о том, как нам делать свое дело еще лучше.

Сигне: Да, к конкурентам мы относимся хорошо. Наверняка она повлияет, в том числе и на финансовую сторону, но она заставляет поднапрячься. Почивать на лаврах очень легко. Самое лучшее в конкуренции - то, что она не дает расслабиться.

И второе - это прекрасный край, где и нужно больше заведений питания. Я сама уже давно жду, чтобы кто-то занялся портовой корчмой и я смогла сама пойти поесть в ресторан. Разумеется, если на маленькой территории появится десять кафе, то, пожалуй, будет уже не так здорово, но такого, наверное, в ближайшем будущем не случится.

- Что вы хотите наступающим летом сделать иначе или больше?

Сигне: Поскольку предлагая в прошлом году соленые и сладкие блинчики мы, как показалось, попали в точку, то обязательно продолжим это делать. Раз кухни нет, то это один из вариантов, как накормить людей досыта. Хорошо расходятся также коктейли "Monin" и коктейль с мороженым. Мы подумываем начать готовить свежие смузи. Супы и салаты можно предлагать в более интенсивный период, когда приходит много народу.

Хотелось бы устроить несколько концертов, как и в прошлые годы. Самым популярным мероприятием прошлого лета было Блинное утро с Лотте - весь лес был полон народу. Такого мы не ожидали.

- Вы предлагаете кейтеринг и на волостных мероприятиях.

Айн: Если приглашают, то мы предлагаем меню нашего кафе или же, к примеру, смешиваем коктейли как на волостных, так и на частных мероприятиях.

Сигне: Тойлаская волость спросила, заинтересованы ли мы. Разумеется, мы были заинтересованы. Мы работали на Яанов день, на "Sadamajazz", на Променаде, в Ночь древних огней и на других мероприятиях. Предлагать начинают тогда, когда ты сам предприимчив. К примеру, я теперь подрабатываю учителем в Ийзакуской гимназии. Я никогда не работала учителем в школе, и долгое время это было моей мечтой. Правда, не с понедельника по пятницу, а с меньшей нагрузкой. Единственное, что мне нужно было сделать, - просто подумать об этом.

Однажды мне написала директор Кюлли Гулявин и спросила, не хотела бы я как практик вести в десятом классе предпринимательство. До этого мы один раз встретились в нашем кафе, когда к нам в гости пришел клуб "Ротари", чтобы послушать нашу историю о том, как мы здесь оказались.

Я поразмыслила денек и приняла предложение. Теперь рассказываю учащимся, как раскрыть и развить в себе предприимчивость и смелость рисковать. Сама я постоянно была предприимчивой. Когда уже создашь одну фирму, то больше не захочешь работать по найму.

В 2016 году Сигне и Айн провели в парковом кафе, так сказать, пробное лето.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Как Сигне и Айн стали хозяевами кафе

В 2013 году стоящее у ворот в парке здание арендовал у волости один из собственников "BBQ Catering" Рихо Леппик. В 2016 году он передал эстафету новым арендаторам.

- Мы вместе с партнером по обучающему бизнесу держали в Старом городе Таллинна на улице Пюхавайму кафе "Cafe Enflamme". Поблизости находился офис "Mozart Catering", и Рихо ходил к нам обедать. "Cafe Enflamme" было очень похоже на парковое кафе - уютное и маленькое. Однажды Рихо позвонил и спросил, не хотим ли мы расширить бизнес, - вспомнила Сигне в беседе с "Северным побережьем".

Хотя на тот момент она уже знала, что закроет кафе в Старом городе из-за высокой цены аренды, она была готова выслушать предложение.

- Мне никогда не удается сказать "нет" интересным предложениям. Я не была готова сразу прыгать в воду вниз головой и открывать кафе. Сошлись на том, что если парковое кафе в следующем году еще продолжит работать, то можно будет подумать.

Именно так и вышло.

- Поскольку мы закрыли-таки кафе в Таллинне, на душе скребли кошки, ведь мы очень многое знаем по своему опыту. И содержание кафе само по себе мне очень нравится. В детстве моим вторым домом была корчма в Вийтна, где работали оба моих родителя. Поскольку Айн всю жизнь работает в барах и ресторанах, мы подумали, почему бы не попробовать. Ведение совместного бизнеса поможет понять, насколько крепка наша семья.