Ученые: цель - единая эстонская школа к 2035 году

В самой новой школе Ида-Вирумаа - Кохтла-Ярвеской гимназии - ребята с эстонским и русским родным языком учатся вместе. По мнению ученых, к 2035 году единая эстонская школа может реализоваться повсеместно.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Если государство хочет, чтобы доходы и места проживания эстонцев и представителей других национальностей унифицировались, нужно обратить взор на школу. К такому выводу пришли на состоявшемся на прошлой неделе в Нарве фестивале "Lõimfest".

Министерство культуры собрало в приграничном городе около 70 деятелей сферы интеграции со всей Эстонии. В числе прочего обсудили вызовы интеграции, которые должны отразиться в следующей программе интеграции - существующая действует до 2020 года.

В качестве позитивных подвижек назвали последовательное уменьшение доли людей с неопределенным гражданством и улучшение знания эстонского языка среди представителей других национальностей.

На разных волнах

- Я все больше вижу, что люди других национальностей на самом деле хотят ощущать себя частью общества и местного культурного пространства. Если взять обучение взрослых языку, то людей, желающих учить эстонский язык, у нас действительно в десять раз больше, чем мест, которые мы можем предложить, - отметила вице-канцлер Министерства культуры по вопросам культурного многообразия Пирет Хартман.

В то же время продолжают существовать параллельные сообщества.

- Мы по-прежнему наблюдаем это в образовании и медиапотреблении, а также на рынке труда. В нашем обществе нет конфликтов, но разные люди находятся на разных волнах, - констатировала Хартман.

В качестве одной из серьезных проблем вице-канцлер назвала региональную обособленность. "Если в других сферах произошли позитивные перемены, то региональная обособленность продолжает увеличиваться. Приезд к нам новых иммигрантов из третьих стран, которые тоже говорят по-русски, только усиливает региональную обособленность".

Концепцию, которая ляжет в основу новой программы интеграции, помогают разработать ученые, в том числе профессор урбанистики и географии населения Тартуского университета, академик Эстонской академии наук Тийт Таммару. Он тоже считает, что существование двух параллельных сообществ очевидно и начинается оно с системы образования.

- Это, несомненно, самая сложная тема, но в концептуальном документе, который мы представим, четко сказано, что в 2035 году в Эстонии должна быть единая школа. В этом документе мы не даем никаких ответов на вопрос, как должна возникнуть единая школа, но она точно не может опираться на реформу отдельно эстоно- и русскоязычной школы. Это не означает и того, что мы поместим русских детей в современную эстонскую школу, подобно тому, как это произошло в Латвии, и скажем, мол, вот так хорошо. Этот процесс определенно подразумевает очень сильное изменение эстонской школы.

Большое влияние совместного обучения

Таммару добавил, что в преподавании эстонского языка сделан большой шаг вперед, и это касается как языкового погружения, так и эстонских учителей в русскоязычных детсадах.

- Но это не ведет к основной цели интеграции - она заключается не в обучении языку, а в создании связного общества, где люди знают друг друга, хорошо ладят и разделяют общие ценности. Ничего не поделаешь - его создает именно совместное обучение.

По словам Таммару, в докладах о развитии человеческого потенциала ученые отмечают, что различия, сформировавшиеся в школе, неизбежно переносятся дальше.

- Они переносятся на рынок труда и жилья, а оттуда снова возвращаются в образование, поскольку школы закреплены за районами. Так мы попадаем в замкнутый круг сегрегации, где различия воспроизводятся и переносятся из одной сферы жизни в другую. Если мы хотим выбраться из этого круга, то школа - это то место, где у государства и публичного сектора наибольший шанс что-то сделать.

Таммару тоже констатировал, что если в области знания языка и гражданства сделано многое, то в части мест жительства, к сожалению, вырисовывается обратный результат, причем не только в Таллинне, но и в других местах.

- Например, по случаю столетия кафедры географии мы составим сборник, в котором рассматриваются связанные с языком изменения в местах проживания также в городе Тарту. Мы видим, что если в конце советского времени в Аннелинне жила треть русскоязычного населения Тарту, то сейчас - половина. Следовательно, этническая и языковая сегрегация в местах работы и проживания продолжает расти.

Мало точек соприкосновения

Если государство хочет, чтобы доходы и места проживания людей унифицировались, нужно обратить взор на систему образования.

- Поскольку на работу попадают через систему образования, нам снова не остается ничего иного, кроме как констатировать, что для достижения долгосрочных изменений мы должны начать с образования. Я подразумеваю образование в более широком плане, от детского сада до непрерывного образования, - сказал Таммару.

Единая школа поспособствует и тому, чтобы круги общения жителей Эстонии основывались не столько на языке, сколько на интересах.

- Мои коллеги изучают перемещение и общение людей посредством мобильных телефонов. Это объективный фактор в том плане, что мнения ни у кого не спрашивают - есть факт, который вытекает из того, как люди общаются. Открывающаяся картина ясна. Поскольку в телефонах язык определен, это показывает, что люди с эстонским и русским родным языком общаются друг с другом не так много, их пространственные модели поведения совершенно разные и точек соприкосновения довольно мало, - отметил Таммару.

"Представители разных отраслей науки тоже расходятся во мнениях"

Тийт Таммару.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Профессор Тартуского университета ТИЙТ ТАММАРУ в интервью "Северному побережью" сказал, что сейчас у нас две параллельных системы образования и обе предлагают блестящее образование, но если мы неспособны общаться друг с другом, то общество в целом не сможет работать хорошо.

- В докладе на фестивале "Lõimfest" вы сказали, что, по мнению ученых, к 2035 году должна существовать единая эстонская школа, но в своем концептуальном документе вы не станете предписывать, как этого добиться. Каково ваше личное мнение?

- Мне и как ученому не так просто ответить на этот вопрос. Мы собрали рабочую группу, в которую входят представители разных отраслей науки, и очевидно, что и представители разных отраслей науки расходятся во мнениях по данному вопросу.

Если спросить у специалиста в области образования, что самое правильное, то он, разумеется, ответит: самое правильное - чтобы каждый ребенок учился на своем родном языке. Так ему проще всего учиться и у него есть поддержка родителей.

Но если мы добавим взгляд социолога или экономиста, то акцент немного изменится, и мы будем рассматривать то, как люди не только учатся, но и справляются в обществе в целом. Тогда обучение становится более обширным процессом. Оно превращается в процесс, в ходе которого мы обретаем какие-то ценности и общие представления, друзей и контакты, и все это крайне важно для существования связного общества.

Сейчас у нас две параллельных системы образования, и обе предлагают блестящее образование, но если мы неспособны общаться друг с другом, то общество в целом не сможет работать хорошо. С точки зрения интеграции хорошо, когда дети собираются вместе.

- Теперь вопрос в том, в какой школе и как именно они это делают.

- Да, каковы, к примеру, пропорции языкового обучения, чтобы наиболее широко представленные меньшинства имели возможность сохранить свой язык и культуру. Здесь нужен взгляд ученых в области педагогики и образования, поскольку нюансов великое множество. Если давать меньшинствам больше уроков родного языка, то это будут делать за счет чего-то другого. Это очень разносторонняя игра, и трудно предложить единое решение.

Мы должны добиться как можно более широкого компромисса и баланса. Общество - это не джунгли, где сильнейший забирает все.

НАВЕРХ