Когда других идей нет, то это может быть богатство

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Премьер-министр и председатель Центристской партии Юри Ратас организовал неделю назад в утренние часы публичное обсуждение темы налогов, куда партия пригласила по возможности большее число журналистов. На приглашение откликнулись в итоге немногие, поэтому в новостях этого дня не было особенно много разговора о попечительском страховании и о создании соответствующей кассы.

С дигитальным налогом, названным налогом будущего, тоже не лучше получилось. У прибывших не создалось впечатления, чтобы у самого главы правительства, только что справившегося с госбюджетом с пониженной налоговой нагрузкой, была глубокая убежденность в необходимости новых налогов.

В предыдущий вечер Партия реформ отмечала свое 25-летие. Председатель партии Кая Каллас держала речь, в которой коротко указала на прошлые достижения и огласила свою идею будущего. Правильней было бы сказать, что вместо идеи Каллас озвучила дела, вызывающие озабоченность, то есть тему климата.

Для начала глава либеральной партии указала на то, что на самом деле у темы климата нет хороших либеральных решений, поскольку "либеральным было бы допустить, чтобы дела в экономике шли своим чередом, но это не может быть жизнеспособным с точки зрения человека и его жизненной среды". То есть следовало бы остановить инвестиции в сланцевый сектор Эстонии, приватизировать у "Eesti Energia" часть возобновляемой энергии, а полученные деньги через создаваемый климатический фонд распределить другим предприятиям. Дополнительно она упомянула об умных электросчетчиках и электросамокатах.

У реформистов дела пошли несколько лучше, когда пара изданий упомянула о противодействии Каллас проекту создания завода предварительного рафинирования сланцевого масла. Но это и всё.

Если в условиях поляризованного общества что-то и может объединить, так это желание стать богатым.

Та же Партия реформ в первые свои годы вышла с отменой подоходного налога для предприятий, провела в жизнь материнскую зарплату и содействовала в различных коалициях вступлению Эстонии в ЕС и НАТО.

Во время экономического кризиса из Эстонии, по сравнению с Латвией и Литвой, был гораздо меньший отток людей, и при оценке той политики выяснилось, что наряду с географическими и культурологическими факторами эстонцев на родине удерживала вера в обещанное политиками будущее.

Но вот уже много лет партии Эстонии не могут предложить обществу объединяющих целей, больших идей и веру - на самом деле полное отсутствие идей выше тонкой настройки. Ближе всего к четкой цели продвинулась за последнее время "Isamaa" с идеей добровольной второй пенсионной ступени, но и это не выдерживает никакого сравнения с прежними идеями, проведенными реформами и целями той же партии.

Социал-демократическая партия? EKRE? Ничего масштабного и объединяющего. Внепартийные движения и личности? Главным образом - того или иного рода протест и противодействие чему-то.

Конечно, нельзя утверждать, что отсутствие идей означает, что Эстония окончательно готова, ее история завершена и в дальнейшем нужно просто спокойно работать и наслаждаться достигнутым. Чем тут наслаждаться, если изо дня в день идет бессмысленная низкая драчка за сиюминутный успех и внимание и есть ощущение, что никогда наше общество еще не было настолько расколотым.

И международные позиции Эстонии - как в области безопасности, так и конкурентоспособности в экономике, - не слишком прочны и обнадеживающи, что, в свою очередь, вызывает напряжение и беспокойство на всех уровнях, включая семейный.

Странно, что никто этот вакуум не заполняет постановкой самой простой из великих целей, каковой является экономический рост.

Партия реформ в разных вариациях раньше это успешно проделывала. Все помнят предвыборный лозунг 2007 года "За 15 лет введем Эстонию в пятерку самых богатых стран Европы!", реализовать который не удалось, однако в действительности эту цель убила не слабая локальная реализация, а глобальный экономический кризис. 

Проще всего было бы без ложной стыдливости поставить свою собственную цель достижения богатства без не имеющей четких планов и находящейся в оппозиции Партии реформ. И неубедительно это не прозвучало бы после трех лет правления Юри Ратаса также от Центристской партии.

Если не выйдут они, то совершенно точно с данной идеей однажды выйдет кто-то третий, возможно, совершенно новая политическая сила. Если в условиях поляризованного общества что-то и может объединить, так это желание стать богатым.

НАВЕРХ