Эстоноязычное образование в Ида-Вирумаа по-прежнему под угрозой

Эрик Гамзеев, главный редактор "Северного побережья".

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Приход Хендрика Агура и его команды, поставивших высокие цели, в Кохтла-Ярвескую государственную гимназию положительно сказался на развитии этой школы, но для сохранения эстоноязычного образования в Ида-Вирумаа государству необходимо предпринять еще несколько солидных шагов.

Вопрос сохранения образования на эстонском языке в Ида-Вирумаа год назад мощно вошел в повестку дня общественности в связи с созданием государственной гимназии в Кохтла-Ярве и возникшими на этой почве противоречиями. Вопрос был наполнен такими страстями, что стал одной из ключевых тем на проходивших в марте выборах в Рийгикогу. На защиту образования на эстонском языке бросились лидеры большинства партий. Например, EKRE, которая доселе в Кохтла-Ярве была малозаметна, организовала за несколько дней до выборов даже пикет с флагами за оградой тогдашней Ярвеской гимназии. Непонимание в тот момент важности этой темы и неуклюжее поведение явились одной из причин, которая пошатнула довольно прочные позиции Центристской партии на парламентских выборах.

Что за год по существу изменилось в образовании Ида-Вирумаа? Для Кохтла-Ярвеской государственной гимназии, долгое время бывшей в центре дискуссий, довольно многое, но в целом в Ида-Вирумаа проблемы с образованием на эстонском языке скорее еще более углубляются.

После того как прежний директор Кохтла-Ярвеской государственной гимназии под сильным давлением общественности оставила должность и министерство назначило новым директором одного из самых известных и ярких школьных руководителей Хендрика Агура, могло показаться, что проблема решена, и внимание угасло.

Хендрик Агур, назначенный весной Министерством образования директором гимназии в Кохтла-Ярве, действительно вместе с тщательно подобранной командой положил начало в открывшемся осенью здании гимназии стремительному благодарному перевороту в образовании. Одни только первые сто дней были насыщены впечатляющими событиями.

В то же время явственнее проступил и брак в работе, допущенный в течение десятилетий в местных школах с русским языком обучения. Если руководители местного самоуправления и тесно связанные с ними руководители школ - то ли с целью сохранения репутации города, то ли по иным причинам - пытались по-страусиному представить ситуацию лучше, чем это было на самом деле, то Агур тут же вынес всю эту показуху на всеобщее обозрение. И искоренение этого, как и в быстром темпе наверстывание не сделанной за предыдущие годы работы, проходит непросто и болезненно.

Дополнительные заботы, свалившиеся на плечи учителей, мешают им уделять должное внимание другим учащимся. На самом деле эта проблема свойственна большинству школ в Ида-Вирумаа. С одной стороны, положительно, что все больше семей, где домашним языком не является эстонский, отправляют своих детей во имя лучшего будущего в школы с эстонским языком обучения, в эстоноязычные группы детсадов. Например, в эстонской школе Кохтла-Ярве таких учащихся уже больше половины всего состава, а в Йыхви приближаются к этому. Доля детей из эстонских семей заметно уменьшается даже в маленьких сельских школах, где приход детей из русских семей позволяет продолжать деятельность.

Неужели действительно сейчас необходимо призвать к проведению внеочередных выборов в Рийгикогу, чтобы образование на эстонском языке в Ида-Вирумаа вновь оказалось в центре внимания политиков?

В увеличении доли учащихся из русскоязычных семей в эстонских школах нет ничего плохого, если в школе, с учетом этого своеобразия, и учителей, и средств больше, чем в обычной школе. Ясно, что знание эстонского языка у детей во многих иноязычных семьях на слабом уровне, дома им должной поддержки оказать не могут, поэтому от учителей требуется заметно больше внимания. Сейчас это в значительной степени строится на самоотверженном энтузиазме учителей и за счет уменьшения внимания к другим учащимся. Как следствие, со временем недовольство деятельностью школы выражают родители как в эстонских, так и в русских семьях. Школы Ида-Вирумаа и созданное в начале года Вирумааское общество эстонского образования с этой проблемой обратились к Министерству образования. Ответ в итоге таков: министерство признает и ценит проводимую работу, занимается проблемой, но дополнительных средств у него пока нет. Чем дольше министерство будет тянуть с решением этой годами зримой проблемы, тем более ранимым будет становиться образование на эстонском языке в Ида-Вирумаа. Это не просто очевидная реальность, а серьезная опасность.

Из четырех сценариев развития будущего, которые по заказу парламентского центра мониторинга развития составили Уку Варблас и Гарри Раагмаа, один для Ида-Вирумаа выглядит совершенно черным. Согласно этому прогнозу, обедневшие (по причине сокращения поступления налогов от горной промышленности) местные самоуправления постараются приспособить здания школ и детсадов для домов престарелых, куда местных работников будет не найти, и русификация Ида-Вирумаа еще более усилится: "Из региона уйдут последние образованные эстонские семьи, государственные гимназии станут вновь двуязычными, чтобы избежать волнений и сохранить хорошие отношения с Россией, региону будет придан особый статус, по которому языковые требования будут ослаблены".

Неужели действительно сейчас необходимо призвать к проведению внеочередных выборов в Рийгикогу, чтобы образование на эстонском языке в Ида-Вирумаа вновь оказалось в центре внимания политиков?

НАВЕРХ