Отечество и родной язык

Аннели Ламп, поэтесса и писатель.

ФОТО: Частный архив

Давно я не выражала свое мнение публично. Да это и ни к чему. Ничего хорошего и заслуживающего того, чтобы выразить мнение, не было, а делиться плохим и приумножать его не хочется. Но предпоследняя неделя февраля в год с красивой симметрией цифр (2020) - время в преддверии 102-й годовщины Эстонской Республики - предложила согревающие сердце события. Я увидела признаки эстонского духа и отечества здесь, в далеком северо-восточном уголке, вдали от "настоящей Эстонии". Я и сама их усердно искала и находила, а найдя, радовалась.

19 февраля я ощутила дух патриотизма и услышала родной язык в Кохтла-Ярвеском центре культуры, где чествовали выдающихся городских и уездных деятелей. Маленький Артем Смирнов спел а капелла и без акцента: "...vurr-vurr-vurra-vurra, oi hella eideke, tean, et ketrad minule…". Это так отрадно в контексте того, что, к примеру, на общественных мероприятиях в моем родном городе Йыхви неоднократно приходилось слышать неправильное произношение названия города: Ийхви. Самое важное слово для человека - его имя. Так же и для места важно название и его значение. И его правильное произношение. Это не пустяк. Это естественная дань уважения языку и земле, которая носит, кормит и оберегает. Не только сейчас, но и сотни лет до нас и, можно надеяться, также в будущем.

На той церемонии чествования в Кохтла-Ярве мое сердце, сердце коренной идавируски, преисполнилось чувства удовлетворения и радости, когда деятелем уезда 2019 года выбрали именно Маре Роозилехт - человека, который бьет тревогу по поводу ситуации с эстонским языком и менталитетом в Ида-Вирумаа. Да, мы здесь и должны непрерывно бить тревогу, если хотим сохранить родной язык в своем родном краю на своей родине. Мы ведь этого хотим?

20 февраля я побывала на красивом и патриотичном торжественном акте в Тойлаской гимназии и услышала премьерное исполнение школьного гимна. Приятно быть создателем слов и мелодии к гимну такой важной школы (где я сама преподавала и где учились мои дети). Благодарю учителей музыки, которые помогли разучить песню, и школьному коллективу, который уверенно и звучно ее исполнил. Это был трогательный и радостный момент. А когда смешанная группа гимназии танцевала под песню "Mu meelen kuldne kodukotus…", размахивая полосатыми юбками, чувство было действительно возвышенное. Это признак жизнеспособности.

Я увидела признаки эстонского духа и отечества здесь, в далеком северо-восточном уголке, вдали от "настоящей Эстонии".

Вечером того же дня я получила сообщение, что моя тринадцатая книга напечатана. Это мой самый длинный художественный прозаический текст, прототипами персонажей которого являются люди, которые действительно жили в здешних краях. Действие охватывает период с 1900 по 2019 год. Называется книга "Joosepi neljas naine". Здесь уместно поблагодарить Ида-Вирумааскую экспертную группу "Капитала культуры Эстонии" за поддержку творческой работы и радостно отметить, что в Йыхви спустя долгое время наконец появился книжный магазин.

Торжественные акты, концерты, приемы прошли в каждой волости и каждом городе, но жемчужиной среди патриотических мероприятий, разумеется, было открытие памятника президенту Константину Пятсу 23 февраля на дворцовой площадке в Ору. Был народ, была торжественность, была Эстония. Несмотря на то, что в лабиринтах из живой изгороди бегали и кричали русскоязычные дети. Дети есть дети. От холодного морского ветра заболели колени, но песня лилась свободно и сердце в тот момент ничуть не тревожилось. Правда, бронзовый президент стоял с обеспокоенным и серьезным видом, на его лице отражались давние тяжелые решения и годы страданий своего народа. Историю не изменить. Мы никогда не узнаем, как сложилась бы судьба эстонского народа, будь решения иными. Можно только предполагать. Может быть, она сложилась бы так, что при наихудшем сценарии у нас бы не было здесь и сейчас эстонского государства, как рассудил в своем докладе историк Кюлло Арьякас.

Среди не одного десятка мнений о президенте Константине Пятсе и установке ему памятника я представляю сугубо эмоциональную точку зрения. Я из того поколения, которому рассказы родителей об эстонском государстве, его президенте и дворце казались далекой и недостижимой сказкой. На домашних праздниках нашего детства пели: "Я хотел бы быть дома, где президент - Пятс и войсками командует Лайдонер..." (я придумала эту часть текста прежде, чем член Рийгикогу Рихо Брейвель использовал эту же фразу в своем обращении). И всегда до или после песни мой отец, офицер эстонской армии, находившийся в 1944-1956 годах в трудовом лагере в Воркуте, вспоминал 1939 год. Вспоминал о том, как были готовы сражаться и ждали приказа, но приказ не пришел... В рассказе отца я чувствовала сожаление, но не обвинение. Считалось, что президент попытался уберечь свой народ. Жители довоенной Эстонской Республики уважали своего президента. По крайней мере, те, с кем я сталкивалась. В то время это была не просто сентиментальная ностальгия. В песнях и рассказах звучала вера, надежда и любовь, и в глазах людей, которые на сегодня уже давно ушли в мир иной, отражалось единодушие былых времен, которое еще могло стать возможным, хотя мы едва в это верили. И тем не менее оно стало! Мы получили свое государство! Если бы мы только умели его беречь...

Оруский парк - красивое место. Особенно летом, когда благоухают розы и сочатся медом липы, в фонтанах плещется вода, а "Три грации" безмолвно застыли в изящных позах. Многие из тех, кто приезжает впервые, не могут надивиться, что в Ида-Вирумаа может быть такое чудесное место. Теперь, как упоминалось в нескольких речах, хозяин парка и дворца наконец вернулся домой. Стоит и стережет. И пусть нам под его взглядом хватит здравомыслия и воли держаться вместе. Чтобы остаться.

НАВЕРХ