Михкель Нестор: Умеренный рост безработицы дает надежду экономике

Михкель Нестор.

ФОТО: Põhjarannik

Рост безработицы оказался меньшим, чем ожидалось. Наверняка помогла мера по компенсации зарплаты, но еще важнее то, что положение в экономике не стало настолько мрачным, как был повод думать в марте. 

Негативное влияние коронакризиса на эстонский рынок труда оказалось скромнее ожидавшегося. По крайней мере, поначалу. Опубликованные Департаментом статистики данные исследования рынка труда за II квартал этого года показывают, что уровень безработицы составил в период с апреля по июнь 7,1%. По сравнению с тем же периодом 2019 года, когда безработица была всего 5,1%, ситуация, конечно, значительно ухудшилась, однако надо учесть также возникшие обстоятельства.   

В марте, когда большая часть экономики развитых стран, по сути, встала, очень большой казалась вероятность того, что довольно скоро уровень безработицы придется измерять уже двузначными цифрами. Причем безработица в 7% в условиях Эстонии, конечно, невысокий показатель - такое же положение царило еще летом 2017 года.   

Если безработица увеличилась за год на 2%, то чуть больше снизилась ставка занятости, уменьшившись с прошлогодних 68,1% до 65,4%. В то же время речь по-прежнему идет об очень сильном результате, которого не могут достичь большинство европейских стран даже в хорошие для экономики времена. Больше всего рабочих мест исчезло, разумеется, в области услуг. Если весной 2019 года в этом секторе трудились 459000 человек, то нынче - 435000 человек. Количество занятых в строительстве и производстве за год и вовсе выросло - правда, всего на 2400 человек. С учетом перевеса женщин в обслуживающем секторе, общая занятость женщин тоже уменьшилась больше, чем мужчин.    

Почему на фоне мрачных экономических прогнозов занятость осталась настолько большой? Причин, очевидно, несколько. Во-первых, немаловажно, что работодателям уже много лет приходится мучаться из-за нехватки работников. Привыкнув к ситуации, когда подходящих работников не хватает и их найм требует времени и затрат, работодатели, которые хоть немного могут себе это позволить, не спешат в неясной ситуации первым делом сокращать людей. Особенно в ситуации, когда существуют и другие возможности. 

Последние полгода показали, что делать прогнозы очень трудно даже в относимых к точным наукам областях, не говоря уж о способности экономических аналитиков предсказать дальнейшее поведение коронавируса и поведение людей. 

Рост безработицы наверняка был бы более мощным, если бы государство со своей стороны не применило новую меру по компенсации зарплаты. За четыре месяца компенсацию зарплаты выплатили в общем примерно 138000 работникам, что очень много - около 20% всей рабочей силы Эстонии. Конечно, не все эти люди получили бы без государственной помощи извещение о сокращении, однако в смутное время такая поддержка стала верным сигналом, а также помогла смягчить удар по экономике и кошельку людей.    

Но что оказалось, может быть, важнейшей причиной сравнительно низкой безработицы - это действительное состояние экономики. Экономическая статистика последних месяцев показала, что вызванный коронакризисом удар по экономике оказался гораздо более слабым в северных странах и странах Балтии, нежели в Южной и Центральной Европе. Это касается также Эстонии. 

Лучше всего обстоят дела в домохозяйствах и частном потреблении. По сравнению с остальным миром, потребительская смелость эстонцев оставалась сравнительно высокой даже в самые страшные месяцы пандемии. Неуверенность и закрытие торговых центров, конечно, оставили свой след, но единственным действительно безумным месяцем стал для розничной торговли апрель, когда оборот торговцев упал по сравнению с прошлогодним на 16%. Однако вслед за этим началось быстрое восстановление и уже в июне оборот предприятий розничной торговли вырос примерно на 6%. 

Большая доля экспорта в экономике при нынешнем кризисе может и не быть сильной стороной, что лучше всего проявилось в снижении вывоза товаров в мае этого года на 25%. С другой стороны, затем ситуация опять улучшилась, и в июне падение экспорта составило всего 0,5%. Конечно, это еще не означает, что во втором полугодии мы увидим возвращение роста, но по крайней мере можно надеяться, что рост будет происходить в той мере, при которой предприятия сумеют выстоять. 

О том, что состояние здешней экономики чуть лучше среднего, дает знать также статистика производства продукции, тесно связанной с экспортом. Если в еврозоне объемы производства сократились в июне в среднем на 12%, то в Эстонии - только на 5%. Уверенность вселяет также знание того, что экономика нашего главного экспортного партнера - Финляндии - снизилась во втором квартале этого года всего на 5%, что является, очевидно, одним из лучших показателей в Европе. 

Чего же ждать от рынка труда? В весеннем экономическом прогнозе SEB мы писали, что средний уровень безработицы составит в 2020 году 10%, то есть осенью нам пришлось бы столкнуться с очень высокой безработицей. На основании теперешних знаний тот прогноз кажется, конечно, слишком пессимистичным и, в лучшем случае, нам удастся нынче вообще избежать роста безработицы до двузначной цифры. 

Во-вторых, последние полгода показали, что делать прогнозы очень трудно даже в относимых к точным наукам областях, не говоря уж о способности экономических аналитиков предсказать дальнейшее поведение коронавируса и поведение людей. 

НАВЕРХ
Back