Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Анвар Самост: Инфляция идет менять жизнь Эстонии

Анвар Самост, журналист. ФОТО: архив

Аналитики-экономисты, как правило, в состоянии на год спрогнозировать важнейшие показатели, если в обществе царит стабильность и ничего не меняется. Как только вмешиваются факторы, о которых прежде не знали, то все прогнозы летят в тартарары.

Сколько бы расчетных мощностей и усовершенствованных моделей ни применял кто-либо, результат будет тот же: история не повторяется и прогнозы именно поэтому оказываются ложными.

Конечно, не все и не всегда ошибаются. Наряду со случаем более точно предвидеть изменения помогают опыт и способность замечать связь.

Я хорошо помню, как в марте 2009 года в Таллинн приезжал бывший экономический советник президента России Владимира Путина Андрей Илларионов и мне случайно довелось с ним ужинать. Казалось, что и без того суровый всемирный экономический кризис движется в сторону все более глубокого хаоса. Усиление спада предсказывали многие аналитики.

Однако Илларионов сказал, что в последние пару недель перестал сильно тревожиться, так как скоро начнутся перемены к лучшему. Я удивился и усомнился. Илларионов же рассказал, что регулярно просматривает заказы китайских строительных предприятий на арматурную сталь - они резко выросли, а это показывает, что к следующему году кризис закончится. Сейчас нам известно, что так оно и произошло.

Возможно, что бывшему советнику Путина просто повезло, но скорее речь тут шла все же об умении не зацикливаться на массовом мнении, а распознавать слабые верные сигналы.

Часто бывает, конечно, что сигналы вроде бы очень сильные, однако групповое мышление и сформировавшееся мировоззрение не позволяют их видеть.

Например, начиная с того самого финансового кризиса 12-летней давности крупные центральные банки в небывалом объеме увеличили денежные предложения. Без всякого сомнения, это должно было привести к быстрому снижению стоимости денег, то есть к инфляции, однако сами центральные банки до последних месяцев этого не признавали.

Слабыми сигналами на этот раз стали вызванные коронапандемией перебои с поставками, развязавшие цепочку повышения цен на сырье. Мудрость задним числом для многих.

Большую часть влияния инфляции потребители ощутят на себе зимой через цены на энергию. И тут уже десятки лет поступали не слабые, а сильные сигналы, прогнозировавшие случившееся сейчас.

Каким это образом цены на электроэнергию могли до бесконечности оставаться стабильными или повышаться по плавной кривой, если как в ближайших к Эстонии регионах, так и в крупных странах Европы начиная с 1990-х годов закрывали производственные мощности, не создавая взамен новые? Стечение плохих обстоятельств, таких как планово-экономическое вмешательство, торможение газовых поставок и сокращение запасов гидроэлектроэнергии, должно было рано или поздно превратиться к пусковой крючок. 

"Особенно плохи дела в общественном плане тогда, когда причины инфляции тоже чисто политические, как у нас сейчас в случае цен на энергию".

Анвар Самост, журналист

Рынок держится на спросе и предложении, и когда предложение падает, то цены быстро растут. Если товар очень необходимый - как электроэнергия, - то растут очень быстро. К сожалению, четким и сильным сигналом служит и тот факт, что ни одну новую мощность по производству электроэнергии невозможно создать за короткое время. Этот значит, что высокие цены станут многолетней реальностью.

Плохо, что никто не готов к инфляции. Люди помоложе ее уже не помнят и не знают истинного влияния массового роста цен. Вот мы и слышим от членов правительства рекомендацию просить прожиточное пособие, чтобы уменьшить воздействие повышения цен.

Большая инфляция всегда связана с политикой. По сути, она увеличивает социальные напряжение и пропасть, а также уменьшает стабильность. Правительства разваливаются, на выборах проигрывают.

Особенно плохи дела в общественном плане тогда, когда причины инфляции тоже чисто политические, как у нас сейчас в случае цен на энергию. Наивно было бы полагать, будто обычный избиратель не понимает, насколько это цинично увеличивать во имя мировоззренческих целей его повседневные расходы и рекомендовать ему пересаживаться, если не справляется, на социальную помощь. Как в Эстонии, так и в остальном западном культурном пространстве возможность справляться самим и кормить себя своей работой являются основой человеческого достоинства.

Приближаются местные выборы. До выборов люди в Эстонии получат на руки сентябрьские счета за электроэнергию. А через год с небольшим состоятся уже выборы в Рийгикогу, и есть опасение, что аналитики-экономисты, в один голос предсказывающие на этот год снижение инфляции, ошибаются.

НАВЕРХ
Back