Беспокойная душа, превратившая Нарву в оперный город
Интервью с оперной певицей Юлией Савицкой

Юлия Савицкая: "В связи с участием Нарвы в конкурсе на звание культурной столицы многие спрашивают, хотела бы я жить в Нарве, и я об этом думала. Наверное, я такой человек, которому не сидится на месте - мне нравится смена обстановки, чувство свободы. В этом плане я больше похожа на мужчину".

ФОТО: Илья Смирнов / архив

Если обычно для журналиста расшифровка длинных интервью с диктофона - нудная и рутинная работа, то в случае интервью с Юлией Савицкой, недавно удостоенной высшей уездной награды в области культуры - премии "Жемчужина культуры", работу скрашивает очень приятный, ласкающий слух, мелодичный тембр этой миниатюрной женщины. Ведь Савицкая - оперная певица, меццо-сопрано, которой уже трижды удавалось превратить Нарву в оперный город.

- Мы сидим в армянском семейном ресторане "Ашот" в Кохтла-Ярве, и из колонок звучит какая-то восточная эстрадная музыка. Может быть, я попрошу сделать потише, чтобы это не мешало интервью?

- Фоновую музыку я действительно не выношу. Сложно отключиться, чтобы ее не слушать. Я начинаю вслушиваться, оценивать ее - обычно она не соответствует моему вкусу и от нее болят уши.

- Я прочитал в газете "Linnaleht" интервью с тобой - "Оперная певица Юлия Савицкая хочет гореть ярким пламенем", - сделанное несколько лет назад. Можем ли мы посоветовать его читателям "Северного побережья"?

- Человек постоянно меняется. Сейчас я не та, кем была месяц назад, и не та, кем была неделю или даже час назад.

- Тем не менее в том интервью говорится, что ты изучала очень разные вещи. В нем ты говоришь: "Я хотела жить в Петербурге из-за музыки, но родители считали, что я должна получить реальное образование. Так я окончила университет, получив диплом экономиста".

- Я родом из Нарвы, и после школы поступила в филиал санкт-петербургского вуза, находящийся в Ивангороде, где проучилась три года. Каждый день ходила через границу - туда и обратно. На последних двух курсах жила в Петербурге, где также живут отец моей матери и многие другие родственники. В Петербурге я встретила важного для меня человека, своего первого педагога по вокалу Петра Зварича, которому сейчас было бы 72 года, если бы он не покинул наш мир несколько лет назад.

По специальности Зварич был отоларингологом, позднее окончил консерваторию имени Римского-Корсакова, где учился на баритона. Оперным певцом он не стал, но выучился на фониатра. Это редкая профессия. В Эстонии, насколько мне известно, нет ни одного специалиста, изучающего патологию голоса. Зварич работал в научном институте отоларингологических исследований, много оперировал на голосовых связках и разработал свою методику лечения голосовых связок. Он был поклонником техники bel canto. Я занималась с ним, и именно он привил мне любовь к опере.

Я сидела на его уроках с утра до вечера, и эта учеба шла параллельно с вузом. Раньше я долго пела в церкви - начиная с Нарвского Воскресенского кафедрального собора, заканчивая двумя церквями в Петербурге, как в хоре, так и в качестве солиста. Однажды из-за некомфортного ощущения в голосовых связках я обратилась к Зваричу, и он сказал, что для лечения нужно упражняться. Ему очень нравился мой голос, и так мы стали каждый день заниматься. Мы слушали очень много музыки и стали хорошими друзьями.

Именно Зварич научил меня слушать музыку. Когда необученный человек слушает, к примеру, Марию Каллас или Монсеррат Кабалье, которые тоже были сопрано, он не понимает, почему эта музыка хорошая: мурашки по коже бегут, а отчего - этого он сказать не может. Этому я и училась.

- Значит, это была судьба, что ты встретилась со Зваричем?

- Я искала! Сейчас мне кажется, что человек может изменить жизнь, планировать. Но это сейчас. А если поразмыслить, то судьба тоже влияет. И мне повезло!

"Откройся и смело иди к своей мечте! Мечтай как можно смелее!". Это может звучать банально, но это жизненный совет, потому что люди нередко боятся попробовать".

- Сейчас мы говорим о судьбе, а какие у тебя отношения с религией? Ты уже упомянула длительный опыт пения в православной церкви.

- В церковном пении прежде всего ценится слово. Там ты не, так сказать, артист, там не должно быть страсти - если говорить, к примеру, о валаамской традиции. Но существует и музыка Сергея Рахманинова и Павла Чеснокова. Последний - мой любимый автор духовной музыки, я обожаю его произведения. К религии у меня скорее философское отношение.

- Стало ли для тебя неожиданностью получение высшей уездной культурной награды?

- Конечно. Я организую Дни оперы в Нарве, и нынче они пройдут уже в четвертый раз. На самом деле, когда я начинала их проводить, это было исполнение мечты детства, потому что уже тогда я ощущала тоску по опере, которую в Нарве не исполняли. Но фестиваль - не только мое детище, это командная работа. Очень большую роль играет "Narva Gate", и Яанус Микк - прекрасный человек, очень интеллигентный и сердечный. Чувствуется, что он всей душой участвует во всем, что происходит на "Кренгольме". Очень много помогает пианистка Аннели Тохвер.

- Мы уже назвали твою учебу на экономическом факультете, обучение у Зварича - далее следует учеба в высших музыкальных учебных заведениях. Во время вышеупомянутого интервью в "Linnaleht" ты училась на ландшафтного дизайнера, теперь изучаешь философию. Вдобавок и в ходе этого интервью ты уже упомянула постоянное изменение. Душа не ведает покоя?

- Я нахожусь в поиске. Уже в детстве мне нравилось сажать цветы, увлечение пением тоже из детства - воспитатели в детском саду говорили, что у меня красивый низкий тембр. Позднее были хоровая школа в Нарве, год в музыкальном училище имени Георга Отса, Эстонская академия музыки и театра. Я пела в национальной опере "Estonia" и в Савонлинна, а сейчас организую нарвский фестиваль.

Сейчас очень напряженное время. Декабрь и январь - время сдачи отчетности и подачи проектов. Вдобавок я работаю над экспериментальным проектом, в ходе которого на "Кренгольме" будет поставлен театральный спектакль. В нем встретятся художники, драматические актеры и оперные певцы. Классика остается классикой, и оперы, которые исполняют в больших оперных театрах, в некотором смысле уже прошлое - сейчас больше двигаются в сторону синтеза, охватывающего разные виды искусства. Поскольку оперу также нужно продавать, она должна быть привлекательнее, нужно использовать новые технологии, а для этого в наши дни очень много возможностей.

- Я знаю, что организация культурных мероприятий - это и в экономическом плане отдельный "вид искусства", а не простая математика. Как ты с этим справляешься?

- Фестиваль растет, и сейчас мы ищем спонсоров, поскольку расходы велики. В этом году мы установим на "Кренгольме" палатку - такую, как, к примеру, на Сааремааских днях оперы и фестивале "Birgitta". В программе нынешнего фестиваля есть также классическая оперетта "Летучая мышь", которую исполнят санкт-петербургские артисты, и классическая опера "Норма", правда, в современной постановке. Для того чтобы представлять современное искусство, нужно идти навстречу вкусам более широкой публики.

Также пройдет оперный и балетный гала-концерт. Последний состоит из отрывков из классических и современных произведений и его составит национальная опера "Estonia". На оперном гала-концерте мы попытаемся найти компромисс между классическими и современными известными оперными номерами. В этом году мы представим на фестивале собственную постановку, это будет мюзикл композитора Раймо Кангро (1949-2001) "Юку". Это единственное его сценическое произведение, которое еще не было поставлено на сцене, а автор либретто к нему - вдова композитора Леэло Тунгал.

- Что ты сама считаешь самым большим успехом предыдущих дней оперы?

- Мне понравилось открытие. На "Кренгольме" удалось создать гламурную атмосферу, а ведь опера и гламур нередко идут рука об руку. В людях есть стремление к красоте - нормальным людям нравятся красивые вещи. Стенам "Кренгольма" больше ста лет, и опера очень хорошо вписывается меж них.

- Как нарвское происхождение повлияло на твою карьеру и жизнь?

- Я хорошо знаю Нарву и местных жителей, и это, разумеется, помогает в организации фестиваля. В Нарве я по-прежнему чувствую себя как дома.

- К моему собственному удивлению мы беседуем с тобой на эстонском языке. Ты овладела эстонским во время учебы в Таллинне?

- Много пользы приносит общение. Уже будучи в Таллинне я встретила множество интересных людей, которые ни слова не знали по-русски. Я постоянно ходила со словарем, вслушивалась в мелодию речи и, если требовалось, искала перевод в словаре. В Эстонской академии музыки и театра также была фонетика итальянского, французского и немецкого языков - и все это преподавали на эстонском. В то время это могло казаться тяжелым, но сейчас я даже не замечаю, как мозг переключается с одного языка на другой.

- С 2004 года ты больше не живешь в Нарве постоянно. Как бы ты описала изменения, произошедшие в приграничном городе за минувшие 14 лет?

- Сложно сказать, потому что моя связь с городом за это время ни разу не прерывалась, я постоянно бывала в Нарве - на выходных и летом. Точно так же ты не замечаешь, как меняется твой ребенок, когда он растет у тебя на глазах. Но теперь ощущается ветер перемен. Он приносит творческим людям свежий кислород, и они начинают все больше творить.

- Что ты подумала, когда услышала, что Нарва будет бороться за титул культурной столицы Европы?

- Мысль показалась отличной, и мне стало любопытно, кому это пришла в голову такая хорошая идея. Хелен Сильдна и ее команда молодцы. В связи с участием Нарвы в конкурсе на звание культурной столицы многие спрашивают, хотела бы я жить в Нарве, и я об этом думала. Наверное, я такой человек, которому не сидится на месте - мне нравится смена обстановки, чувство свободы. В этом плане я больше похожа на мужчину.

- Что бы ты хотела сказать в завершение интервью?

- Есть один экомагазин, где я иногда покупаю фрукты и овощи. Там стоит корзина с бумажками, похожими на те, что спрятаны внутри печенья с предсказанием, только эти без печенья. Я сую руку в корзину не каждый раз, только если есть вопрос. Недавно я вытащила бумажку, и то, что на ней было написано, я хочу пожелать всем: "Откройся и смело иди к своей мечте! Мечтай как можно смелее!". Это может звучать банально, но это жизненный совет, потому что люди нередко боятся попробовать. И все же стоит это делать - а вдруг получится!

НАВЕРХ