Глинт ограждать не станут

Из предупреждающих табличек, установленных бывшим Кохтласким волостным управлением два года назад, насколько известно, сохранилась лишь одна - в паре сотен метров от водопада Валасте в сторону Онтика.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли

Дискуссия на тему того, как сделать глинт безопаснее для людей, еще только предстоит, однако уже сейчас ясно, что основной упор нужно делать на информационную работу - от предупреждающих табличек до регулярных информационных кампаний.

Летом 2015 года Идаский спасательный центр призвал прибрежные самоуправления и Департамент окружающей среды обсудить меры по обеспечению безопасности людей, передвигающихся по глинту. Поводом тогда послужил случай в июне того же года, когда в окрестностях Мартса с глинта упала женщина; к счастью, она осталась жива.

Спасательный центр предложил рассмотреть восемь мер: установку ограды в самых опасных или людных местах; постоянный покос травы в паре метров от обрыва, чтобы люди заметили опасность падения; установку табличек, запрещающих подходить к обрыву на расстояние ближе пяти метров; уборку высохших или сгнивших деревьев, чтобы люди не могли, не подозревая об опасности, на них опереться; установку туалетов в наиболее популярных местах; обустройство безопасных мест для фотографирования, освещение мест парковки и обнесение их оградой. 

В опасных местах появились таблички

По итогам встречи выявили опасные места из числа наиболее популярных - в бывшей волости Кохтла таких было пять, в бывшей волости Тойла восемь - и решили обозначить их однотипными табличками с предупреждениями на трех языках. На следующий год самоуправления эти таблички установили, но, к сожалению, большая их часть на сегодня пропала.

С момента установки табличек до минувшей субботы, 5 января, с глинта никто не падал. Наверное, это было одной из причин, почему безопасность глинта перестала активно обсуждаться.

Теперь, к сожалению, снова есть причина внести тему в повестку дня. Тойлаское волостное управление это и сделало.

"Бывшие волости Тойла и Кохтла в ответах, переданных Идаскому спасательному центру, подчеркнули, что желают найти в рамках сотрудничества решения для увеличения безопасности жизненной среды, а также перечислили места с наибольшим фактором риска. Насколько нам известно, реальные шаги до сих пор предприняты не были, и поэтому необходимо вновь сообща просмотреть прежние материалы и определить задачи ведомств", - написала старейшина Тойлаской волости Эве Эаст руководителю Пыхьяского региона Департамента окружающей среды Яаку Юргенсону и руководителю Ида-Вирумааской туристской зоны Центра управления гослесами (RMK) Хейнару Юузе, попросив их принять участие в обсуждении, организуемом спасательным центром.

- Нужно осмотреть всю береговую зону и решить, какое ведомство где и чем должно заниматься: где нужно установить предупреждающие таблички, есть ли места, которые должны быть ограждены, - сказала Эаст.

По ее словам, построить ограду даже в единичных местах сложно: большая часть глинта так или иначе находится под охраной, что, как правило, означает запрет на строительство. Волостных земель на глинте нет, в основном речь идет о частных землях или землях, по-прежнему находящихся в собственности государства; небольшой частью ведает RMK.

ЭВЕ ЭАСТ:

- Нужно осмотреть всю береговую зону и решить, какое ведомство где и чем должно заниматься.

- Сейчас я и не вижу необходимости в оградах, на первых порах ограничимся табличками. Человек должен все-таки сам нести ответственность за свою жизнь и здоровье.

Сельхозземли - до края глинта

Хейнар Юузе сказал, что земель RMK в окрестностях глинта очень мало.

- По большей части там частные земли, расположенные на глинте куски земли под пашней находятся в частной собственности. В свое время поля разбили на клинья, по сути, до края глинта; если посмотреть, как хуторяне возделывают там землю, то порой кажется, что еще немного - и колесо сеялки соскользнет с обрыва. Так близко к краю вспахивают и сеют. Там можно бы и оставить какую-нибудь береговую или буферную зону.

По словам Юузе, когда на глинте планировали обустроить большую походную тропу, то изначально ее хотели проложить по краю глинта. Это дало бы хорошую возможность оповестить людей об обзорных местах и обозначить опасные места табличками. Однако сельхозземли, доходящие до обрыва, не оставили походной тропе достаточно места, ее проектировщики сами слегка забоялись (берег ведь тоже осыпается) и перенесли тропу подальше от берега, на существующие дороги и тропы.

Огородить обрыв не получится 

Юузе тоже считает оповещение об опасности основной возможностью повысить безопасность.

- Нужно говорить об этом дома, установить на глинте предупреждающие таблички, регулярно проводить информационные кампании, чтобы люди не утратили бдительность.

Юузе констатировал, что обустроенных обзорных мест, кроме Валасте, у нас больше нет; возникли определенные места, где люди могут припарковаться и отправиться любоваться видом с обрыва.

- В этих местах люди не срывались; падают в неожиданных местах, где этого и предвидеть нельзя - невозможно ведь обнести оградой весь глинт. Я не могу говорить за Департамент окружающей среды, но зная, насколько глинт хрупок (и на большей его части ведь еще заповедник), - разрешат ли там вообще строить какие-либо ограды? Для них пришлось бы бурить плитняк или забивать столбы, что приведет к образованию трещин, расколов и вызовет осыпания, что сделает этот обрыв еще опаснее. 

Юузе указал на еще одно опасное место - старые металлические лестницы погранохраны, по которым до сих пор спускаются с глинта вниз.

- Во-первых, они старые, во-вторых, построены с несоблюдением требований, и теперь они уже наверняка опасны.

НАВЕРХ