29 апреля в Йыхвиском концертном доме прошли дебаты в преддверии выборов в Европейский парламент, в которых приняли участие кандидаты от шести партий: Эвелин Ильвес (Партия зеленых Эстонии), Андрей Коробейник (Центристская партия), Урмас Паэт (Партия реформ), Артур Тальвик (партия "Богатство жизни"), Индрек Таранд (Социал-демократическая партия) и Рихо Террас ("Isamaa"). Далее приведен сводный обзор обсуждения некоторых тем.

- Если на выборах в Рийгикогу и на местных выборах явка обычно превышает 50 процентов, то на выборах в Европейский парламент она ощутимо ниже. Как бы вы объяснили, почему, на ваш взгляд, важны выборы в Европейский парламент?

Эвелин Ильвес (Партия зеленых Эстонии): Я считаю, что причина низкой активности в том, что Европейский союз кажется нам далеким и непонятным. Мы зачастую сталкиваемся с большим количеством бюрократии, которая никому не нравится. В то же время на деньги, поступившие из европейских фондов, сделано очень много хорошего. Однако эти вещи не связывают с выборами.

В действительности Европейский парламент - единственный орган Европейского союза, избираемый обычными людьми, и через него они могут повлиять на политику союза. Очень многие решения, касающиеся нашей повседневной жизни, которые связаны не только с внешней или оборонной политикой, но и, к примеру, с качеством продуктов питания, принимаются в Европейском парламенте.

Андрей Коробейник (Центристская партия): Многие считают, что раз у Эстонии в 751-местном Европейском парламенте всего шесть депутатов, то они все равно ничего не сделают, так мы и выбираем туда либо популистов, либо тех, кто отправляется на отдых. Поступая таким образом, мы наказываем не Европу, а самих себя.

Я уверен, что в этот раз активность на выборах в Европейский парламент будет выше прежней. Во-вторых, важно избрать в парламент от Эстонии людей, которые готовы там трудиться. Неважно, из какой он партии, важно быть уверенным, что избранный вами депутат намерен там за пять лет что-то сделать, а не просто отдыхать.

Урмас Паэт (Партия реформ): Все важные события и изменения, происходящие в Европе в целом, напрямую влияют на нас здесь, в Эстонии. Поэтому лучше, если мы участвуем в принятии этих решений и можем сказать свое слово. Будь то сферы, относящиеся к безопасности и обороне Европы, которые очень важны для Эстонии, или те, что касаются единого европейского рынка, с учетом того, насколько важен экспорт для экономики Эстонии.

В течение ближайших двух лет пройдут обстоятельные переговоры о перспективе нового семилетнего бюджета Евросоюза. Что до Эстонии, то от них зависят как сельскохозяйственные субсидии, так и различные инвестиции. Добавим к этому свободу передвижения и возможности для учебы и работы, а также просто возможности для путешествий.

Это примеры вопросов, по которым Европейский парламент принимает свои решения. Голос Эстонии при этом важен и недооценивать его ни в коем случае не стоит, пусть даже наших депутатов всего шестеро.

Артур Тальвик (партия "Богатство жизни"): Одна из причин пассивности заключается в том, что решения принимают очень далеко от людей. Также они не совсем понимают, что это за решения. Принцип близости власти к гражданам - один из основополагающих европейских принципов. Он означает, что политические решения следует принимать на уровне, как можно более близком к населению, и максимально вовлекая его в процесс. Этот принцип близости деформировался, и слишком большая доля решений принимается в Европе. Этот аспект в Европе нужно подправить, и это возможно сделать с новыми силами.

Индрек Таранд (Социал-демократическая партия): Я готов подписаться подо всем, что сказали предыдущие ораторы. Участие в выборах элементарно: гражданин пользуется своими правами, а не держит их где-то под замком. Участие в выборах - самая интимная демократическая процедура. Выборы в Европейский парламент замечательны в том плане, что у нас семь мест. Интересен вопрос, кто получит седьмое место. Этот человек на этот раз в парламент отправиться не сможет. Он, конечно, получит полномочия члена парламента, но пока англичане не уйдут, ему придется подождать - словно бабочке в стадии куколки, которая ждет, когда вырастут крылья.

На выборах в Европейский парламент Эстония не поделена на 12 округов, как на выборах в Рийгикогу. Вся Эстония - это один округ. Выбирают людей, которые должны обладать определенными качествами. Если этих качеств нет - к примеру, он не знает ни слова на иностранном языке или уровень эмоционального интеллекта у него настолько низкий, что он неспособен общаться с другими людьми, или же ему лень работать, - то обо всем этом люди на самом деле знают. Вся эта работа по созданию имиджа и идейные порывы не в счет. Значение имеет только человек, так что используйте шанс.

Рихо Террас ("Isamaa"): По моей оценке, важно то, что Европейский союз был создан с целью сохранения мира и создания достатка. Его значимость не изменилась. Он обеспечивает мир в Европе и защищает права граждан европейских стран на таком уровне, которого не достичь странам поодиночке. Эстония как маленькое государство решила воспользоваться преимуществами, которые дает членство в этом союзе, именно по этим причинам.

Европейский союз защищает нас уже сейчас, но если мы хотим влиять, то нужно идти на выборы. Эстония должна сделать все для того, чтобы в Европейском союзе внедряли больше современных технологий, чтобы сделать этот малознакомый эстонцам Европейский союз доступнее именно в тех сферах, где Эстония одна слишком мала и неспособна защитить свои права. В сотрудничестве с союзниками это сделать легче.

- Что вы хотите сделать в Европейском парламенте такого, что оказало бы положительное влияние на жителей Ида-Вирумаа?

Артур Тальвик: Экологическая политика - один из аспектов, очень сильно влияющих на Ида-Вирумаа. Европа решила бороться с выбросами углекислого газа в атмосферу. Это повлечет за собой отказ от использования сланца. Это решение повлияет на регион больше всего.

Сложилась чрезвычайно абсурдная ситуация: одни хотят установить ветрогенераторы, другие говорят, что это невозможно по причинам, связанным с оборонной политикой. Этот вопрос нужно быстро решить как при посредничестве Европы, так и на внутриполитическом уровне. Мы провозглашаем себя находчивым, умным и лидирующим в области ИТ государством, при этом неспособны решить проблему нескольких ветрогенераторов, вызывающих помехи на экранах радаров.

В этом смысле это также камень в огород генерала (указывает на предыдущего командующего Силами обороны Рихо Терраса). Этому вопросу наверняка удастся найти более удачное решение посредством Европейского парламента.

Эвелин Ильвес: Эту ситуацию можно вполне успешно разрешить на месте - усовершенствовать радары таким образом, чтобы ветряки не мешали им собирать важную для Эстонии информацию.

Европейский союз приносит нам пользу в борьбе с изменением климата. В одиночку государство не способно с этим справиться. Прошлым летом мы пережили вполне реальную засуху. В странах Европы уже появляются пустыни и затопленные территории. Эти вопросы, которые касаются и нас, возможно решить в сотрудничестве с другими странами.

Рихо Террас: Нам определенно не подойдет то, если в Европе начнут устанавливать правила, которые будут действовать одинаково и для работника сланцевой шахты в Ида-Вирумаа, и для работника угольной шахты, скажем, в Польше. Они играют в совершенно разных "лигах".

Мы должны создать ситуацию, при которой полезные ископаемые Эстонии продолжат использовать, но делать это будут экономно, рационально и эффективно. Невозможно в одночасье переделать все в вентиляторы, которые экономически выгодны только тогда, когда их дотирует Европейский союз.

В земле заливают огромные бетонные фундаменты. Один такой находится здесь неподалеку, возле дороги на Раквере, - стоявшая на нем металлическая конструкция сгорела. Я спрашиваю, почему он до сих пор там стоит, отвечают, что с ним ничего нельзя сделать. Заставим всю Эстонию этими чертовыми вентиляторами, тогда наша природа станет гораздо красивее. Если кто-то считает, что Европейский парламент и уж подавно местное самоуправление способны сделать радары умнее, чем они есть, то он ошибается.

Постараемся найти в Евросоюзе те средства, с помощью которых мы сможем делать то, что мы делаем сейчас, более эффективно и с меньшим ущербом для окружающей среды.

Индрек Таранд: Под этими чертовыми вентиляторами ты подразумеваешь те ветрогенераторы, что производят энергию?

Рихо Террас: Именно, да.

Индрек Таранд: Mon Dieu, my dear friend...

Артур Тальвик: На самом деле я должен сказать Рихо, что эти правила уже есть. Эстония подписала Парижское соглашение по климату. В любом случае нужно найти решение, каким образом производить возобновляемую энергию. Установка ветрогенераторов в местах, которые и так уже испорчены, - это очень разумный шаг.

Урмас Паэт: У нас тут атмосфера накалилась. Но стоит помнить, что ни Европейский парламент, ни любой другой директивный орган никогда не станут детально определять или решать местные вопросы, они находятся в компетенции местных принимающих решения.

Я бы назвал три сферы, при работе с которыми Европейский парламент следующего созыва окажет влияние на всю Эстонию, в том числе на Ида-Вирумаа. Первая по-прежнему связана с безопасностью, и Европейский союз должен в ближайшее время предпринять более весомые шаги в вопросах, связанных с кибербезопасностью. Это касается также предприятий Ида-Вирумаа и безопасности людей.

Прямое отношение к Ида-Вирумаа будет иметь составление бюджета на следующий период, будь то, к примеру, субсидия на создание инфраструктуры, в рамках которой я хотел бы видеть как можно более быструю перестройку всего шоссе Таллинн - Нарва в четырехрядное. Третья сфера - это общее экономическое пространство. Ключ к будущему Ида-Вирумаа не в том, насколько хорошо или плохо здесь сумеют в каких-то аспектах развивать сланцевую промышленность. Вопрос во многом в том, какие новые экономические отрасли и рабочие места появятся в Ида-Вирумаа.

Андрей Коробейник: В Евросоюзе к 2030 году исчезнет более половины имеющихся сейчас рабочих мест. У нас к тому времени будет гораздо меньше швей и водителей автобусов, а часть профессий исчезнет вообще. Мы должны смотреть на вещи в перспективе.

Сегодня Эстония, к сожалению, делает то, что говорят другие страны. Поэтому отказ от сланца может оказаться весьма болезненным. Мы должны в большей мере брать на себя роль ведущего в различных вопросах.

Индрек Таранд: Я не буду ничего обещать насчет того, что я сделаю в парламенте следующего созыва, но припоминаю, что 14 июля 2015 года Урмас Паэт и Индрек Таранд написали Таави Рыйвасу: мы читаем в новостях, что в Ида-Вирумаа сокращают людей на "Nitrofert" и в "Eesti Energia". Рекомендуем вам обратиться к Европейскому фонду адаптации к глобализации для получения поддержки с целью финансирования максимально эффективных мер поддержки рабочей силы. Господин премьер-министр Таави Рыйвас ответил нам: благодарю вас за беспокойство о рабочих местах жителей Эстонии; в своем письме вы сделали предложение… (как будто мы не знаем, что мы писали в своем письме); у Эстонской кассы по безработице есть ресурсы и опыт. Одним словом - он послал нас куда подальше.

Но мы продолжили гнуть свою линию. Уже через год Петри Сарвамаа, депутат ЕП и большой сторонник ветряной энергии, составил рапорт, эти деньги наконец-то поступили сюда, в центры, и люди прошли эти программы. Все возможно.

Эвелин Ильвес: В Европейском парламенте также работают над вопросом уменьшения бедности. 30 процентов молодых людей в Евросоюзе живут в бедности. Поэтому обсуждение темы безусловного базового дохода вполне на своем месте. "Зеленые" Европы обеими руками за проведение пилотных проектов по выплате безусловного базового дохода. Точно так же обсуждается введение минимальной пенсии во всех странах Евросоюза. Это средства для уменьшения различий в доходах, обусловленных бедностью.