Контент-маркетинг

Споры вокруг ветропарка задерживают скачок в развитии Вирумаа

ФОТО: Eleon

Айдуский ветропарк - всего лишь один пример из многих проектов вируских ветропарков, зашедших в тупик из-за ведомственного противостояния. Благодаря хорошим сетевым коммуникациям, квалифицированной рабочей силе и увяданию сланцевой энергетики в Вирумаа уже в ближайшее время могли бы появиться ветропарки, мощность которых в два с лишним раза превысила бы мощность Аувереской сланцевой станции. 

Обществом активнее всего обсуждается происходящий вокруг Айдуского ветропарка спор, противоборствующими сторонами которого в юридическом плане являются по сути не государство и предприниматели. В суде государство спорит с государством: точнее - Министерство юстиции с местным самоуправлением, то есть с Люганузеской волостью. 

Только в одном Вирумаа из-за таких судебных споров застопорились четыре проекта развития: Айдуский ветропарк (100 MW), Варьяский ветропарк (140 MW), Пяйте-Вайвинаский ветропарк (75 MW) и Вайвараский ветропарк  (333 MW) общей мощностью 648 MW. Для сравнения: мощность Аувереской сланцевой электростанции -  300 MW.

Руководитель Союза ветряных технологий Ханс Тейв напоминает, что Эстония поставила перед собой цель увеличить долю производства возобновляемой энергии к 2020 году до 25 процентов и к 2030 году - до 50 процентов конечного потребления. "Этой цели невозможно достичь без вклада в ветряную энергетику. У Эстонии возникла редчайшая возможность достичь данной цели, поскольку у местных предпринимателей имеются запатентованная ветротехнология и необходимая квалифицированная информация, и в то же время в Ида-Вирумаа из-за снижения конкурентоспособности сланцевой энергетики безработными становятся тысячи специалистов из области энергетики", - сказал Тейв.   

Главным препятствием на пути развития местных ветропарков является подписанное министром обороны Ханнесом Хансо постановление от 10 апреля 2016 года, которым ввели в действие так называемую нулевую толерантность к любому строению, установка, расширение или перестройка которого уменьшает работоспособность какого-нибудь из радаров (§ 4, часть 2). "Ключевым словом тут является "любому", так что в действительности в такую кафкианскую ситуацию может попасть каждый, желающий что-то где-то построить. Насколько известно, ни в одном другом государстве не действует такое родившееся без общественной дискуссии и анализа воздействия постановление, исходящее из узкого ведомственного угла зрения и блокирующее всю экономику", - добавил Тейв.   

Торможение развития ветроэнергетики имеет далеко идущие последствия для экономики и безопасности страны.

По словам Олега Сынаялга, руководителя АО "Eleon", развивающего изобретенные в Эстонии и основанные на технологии "Eleon" ветряки, безопасность эстонского государства разумеется и бесспорно является приоритетом, однако для ее достижения наверняка существуют более эффективные решения, нежели родившееся в тиши кабинета постановление на четырех страницах, исключающее любые строительные работы, попадающие в радиус действия любого радара. "Безопасность государства нельзя узко ограничивать теневой зоной от ветряка, которую можно, к примеру, компенсировать хотя бы другим радаром. Частью безопасности государства являются также честь и достоинство граждан этого государства, а также возможность чувствовать себя ценимым членом общества, имеющим возможность работать по специальности. Слова руководителя Ида-Вируского отделения кассы по безработице, что у них имеются ресурсы для пособий и компенсаций, не учитывают желания людей работать по специальности. Государственным планом не должна стать отправка людей по домам на пособие по безработице", - добавил он.   

Планируемые массовые сокращения на сланцевых шахтах и электростанциях коснутся, по первоначальным оценкам, 6000-8000 жителей Ида-Вирумаа, в течение лета эти цифры старались приуменьшить. "Во-первых, нужно учесть, идет ли речь о количестве работников какого-то конкретного предприятия, ведь если сланцевая энергетика теряет конкурентоспособность, то это касается всех предприятий этого же сектора. Во-вторых, надо иметь в виду, что рабочие места в сланцевом секторе создают рабочие места и в сопутствующих сферах деятельности, то есть исчезновение первых означается также ликвидацию вторых, - пояснил Ханс Тейв из Союза ветряных технологий. - То, что конкретно на "Eesti Energia" обещают оставить с осени без работы вместо 1000 работников 350, - только часть этой математики".   

В то же время в Ида-Вирумаа не могут также предложить рабочие места по специальности, к примеру, для 350 специалистов, сокращаемых в энергетическом секторе. "Риск социальной катастрофы, к которой приведет уменьшение числа рабочих мест в сланцевом секторе, пытаются сейчас снизить лишь растягиванием проблемы на как можно более долгий период, чтобы она была менее заметна. Решения по существу такой подход не предлагает", - прокомментировал постоянное изменение числа подлежащих сокращению рабочих мест Олег Сынаялг.

НАВЕРХ