Депутат Йыхвиского волостного собрания подала в прокуратуру заявление о коррупции в школе

Эрик Калда
, журналист
Copy
Марис Тоомел (справа) подозревает, что директор русской основной школы Ирина Шульгина нарушила закон, и ждет точки зрения прокуратуры.
Марис Тоомел (справа) подозревает, что директор русской основной школы Ирина Шульгина нарушила закон, и ждет точки зрения прокуратуры. Фото: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Оппозиционные депутаты Йыхвиского волостного собрания подали в прокуратуру заявление в связи с предполагаемым нарушением антикоррупционного закона в русской основной школе, где директор приняла на работу своих родственников.

На этой неделе член волостного собрания Марис Тоомел обратилась к депутатам с письмом, в котором сообщила, что подготовила заявление в прокуратуру, в котором речь идет о деятельности директора русской основной школы Ирины Шульгиной при найме работников.

Первый запрос - летом 

"Членам Йыхвиского волостного собрания сообщено о грозящих коррупцией трудовых отношениях в Йыхвиской русской основной школе, где якобы незаконно работают ближайшие родственники директора Ирины Шульгиной (мать, сын, сестра и пр.)", - написала Тоомел. 

Она сослалась на поданный летом Йыхвискому волостному управлению членом волостного собрания Теэтом Эноком запрос, в котором он просил объяснений и дополнительной информации. "Йыхвиское волостное управление попросило информацию у директора. Из ответа директора следует, что ограничения сделок действительно были нарушены и делалось это совершенно сознательно, так как нарушение продолжается с 2014 года и по сей день. Директор Ирина Шульгина знает об этом уже долгое время, но ничего не сделала для того, чтобы привести свою деятельность в соответствие с законом", - сообщила Тоомел.

Она добавила, что из приложенных к ответу на запросы документов явствовало, что Шульгина создала в основной школе для своих близких родственников необоснованные преимущества. "Например, давала за счет других учителей математики дополнительную нагрузку, чтобы платить своей матери более высокую зарплату, чем другим, а также оставила вакантной должность лаборанта, чтобы можно было платить сыну вдобавок к зарплате координатора учебной работы за выполнение тех же обязанностей еще и зарплату лаборанта".

По словам Тоомел, закон не исключает трудовых отношений со связанными лицами, однако их не должен создавать в данном случае директор и о связи он должен информировать своего работодателя, в данном случае волостное управление, которое должно принять решение или назначить соответствующее лицо.

"Как видно из документов, директор Ирина Шульгина, будучи директором Йыхвиской русской основной школы, явно создавала необоснованные преимущества для своих близких родственников за счет других педагогов и общественных средств, сознательно оставив вакантной должность, чтобы направить освободившийся ресурс своим близким родственникам", - написала Тоомел в заявлении, призвав депутатов поставить под ним свои подписи. 

По ее словам, это сообщение в прокуратуру подписали шесть членов волостного собрания, и в пятницу утром она его отправила. 

Обвиняет в клевете 

Марис Тоомел обвиняет Ирину Шульгину также в клевете, о чем тоже проинформировала членов волостного собрания в своем письме. По словам Тоомел, у нее имеется видеозапись проходившего в русской основной школе собрания, на котором Шульгина, как утверждается, порочила перед коллективом ее и второго тогдашнего помощника волостного старейшины Мессурме Писареву. Тоомел не исключает, что подаст за это в суд на Шульгину.

В тот раз волостное управление взялось исследовать кадровую политику входящей в оппозицию волостного собрания Шульгиной, это было нынешним летом, когда должность занимало руководимое Максом Кауром волостное управление и Тоомел была помощником волостного старейшины, одной из сфер ответственности которой являлось также образование. Однако в результате сентябрьского властного переворота Шульгина снова стала членом властного союза, а Тоомел перешла в оппозицию.

- В течение тех трех месяцев, когда я была в должности, я пыталась найти решение ситуации. Но в течение этого времени Ирина ни разу не обратилась, чтобы сесть и обсудить, как привести эти вещи в порядок. Ее отношение было примерно таким, что она пережила разных волостных старейшин, которые приходят и уходят, а она остается, - сказала Тоомел. 

В пятницу "Северному побережью" не удалось связаться с Шульгиной, чтобы спросить ее мнения относительно поданного на нее заявления. 

Объяснение Шульгиной 

Нынешней весной член волостного собрания Теэт Энок подал волостному старейшине Максу Кауру запрос о том, на каких основаниях на работу в русскую основную школу приняты родственники Шульгиной и что сделало волостное управление, чтобы исключить угрожающую коррупцией ситуацию в школе. 

Шульгина объяснила в письменном ответе Максу Кауру, что ее мать Инна Плотникова, и сама бывшая директором Йыхвиской основной школы, а ныне пенсионер, с 2014 года работает в школе координатором учебной работы с учениками с особыми образовательными потребностями (HEV), а также учителем математики с частичной нагрузкой. Сын Михаил Шульгин с 2018 года является в школе лаборантом, отвечающим за инфотехнологии, и координатором учебного процесса. Зарплата матери составляет в общем 1800 евро в месяц, сына - 1315 евро в месяц.

Шульгина подтвердила, что на те места, на которых работает сын, проводить конкурс необязательно, а конкурс на замещение должности HEV-координатора в 2013 году результата не дал и поэтому она приняла на работу имеющую большой опыт школьной работы мать. Директор школы утверждала также, что прием на работу обоих близких родственников она согласовывала с тогдашними волостными старейшинами Тауно Выхмаром и Алексеем Наумкиным.

Заодно она обвинила волостную власть в ее преследовании. "Неприятным при всем этом является оказание воздействия, угрозы и унижение меня как директора школы по политическим мотивам. Ни один из волостных старейшин (их было шесть) никогда прежде не ставил под сомнение правомочность моей деятельности", - написала она в ответе волостному старейшине.

Тоомел не согласна с обвинением в политическом преследовании. По ее словам, в волостное собрание сейчас входят руководители обеих йыхвиских основных школ и возникающие в связи с их действиями вопросы всегда просто назвать политическим преследованием. "За три месяца моего пребывания в должности я старалась найти средний путь, чтобы решить проблему. Ирина не может утверждать, что я как руководитель этой сферы сделала что-то такое, что можно назвать преследованием". 

Наверх