Защитники танка желают, чтобы после демонтажа его оставили в Нарве

Илья Смирнов
Copy
Все участники народного собрания у танка-памятника активно стараются не попасть в кадр фотоаппарата, хотя как бы выступают в защиту своих ценностей и находятся в общественном месте. С учетом того, как большинство не рады газетному корреспонденту, собрание больше похоже на частную вечеринку.
Все участники народного собрания у танка-памятника активно стараются не попасть в кадр фотоаппарата, хотя как бы выступают в защиту своих ценностей и находятся в общественном месте. С учетом того, как большинство не рады газетному корреспонденту, собрание больше похоже на частную вечеринку. Фото: Ilja Smirnov / Põhjarannik

У памятника "Танк-34" люди ведут круглосуточное дежурство, зная, что вопрос о его снятии с каменного постамента - вопрос решенный. Дежурство похоже на пикник, благо что погода прекрасная. На расспросы журналиста многие из собравшихся реагируют нервно и никто не хочет оказаться в фотокадре. "Мы здесь просто отдыхаем", - отнекивается одна улыбчивая дама.

С ходу ясно, что в собравшихся у танка людях крепко засела обида за то, как власти Эстонии готовятся поступить с их любимым памятником. И есть даже плохообъяснимый страх за свою собственную судьбу. "У нас страна полицейская", - безапелляционно заявляет один нарвитянин, приехавший к танку с красными гвоздиками.

- Время покажет, какие действия предпримут жители, - недобро отвечает худощавый пенсионер на вопрос, насколько далеко может зайти противостояние с властями вокруг советских военных памятников.

Также есть нарвитяне, готовые порассуждать про памятник открыто, взвешенно, миролюбиво. Такой оказалась пенсионерка Надежда Кузнецова, кандидат философских наук, в прошлом преподаватель вуза. "Силы, конечно, неравные", - охарактеризовала она сложившуюся диспозицию, в которой с одной стороны - жители Нарвы, а с другой - эстонское государство.

Как заверяет Надежда Анатольевна, многие нарвитяне, уже понявшие, что памятник точно демонтируют, согласятся на это при условии, если танк останется в Нарве, а его дальнейшей судьбой будут распоряжаться местные власти.

- Это мы и предлагаем: если уж так раздражает эстонцев танк на постаменте, значит, поставим его в какое-то скромное место, но оставим в Нарве, - объясняет Надежда Анатольевна. - Какие-то компромиссы должны быть, но государство не идет на это, не хочет разговаривать с нами, решений разумных мы не слышим: убрать, уберем в течение месяца - вот и всё, что мы читаем.

Собеседница подчеркнула: "Мы за мирное решение, но с учетом наших интересов, наших понятий, наших ценностей". Также она заверила, что высказанное ею мнение разделят многие горожане, и лично она разговаривала об этом со многими. "Радикалов, которые не хотят никаких изменений, я думаю, уже очень небольшая группа", - полагает Надежда.

Стоящий рядом с ней мужчина подтверждает, что людей не устроит даже вариант размещения нарвского танка в Вайвараском музее Синимяэ: "Это наш танк".

Молодой нарвитянин Дмитрий сказал корреспонденту, что люди будут стоять у памятника столько, сколько будет возможно. "Может, услышит кто-то", - объяснил он.

- Я хочу, чтобы он (танк) остался здесь, но если это невозможно, то хотя бы чтоб остался в пределах Нарвы. Это мы здесь сейчас и пытаемся как-то объяснить, чтобы никто сюда с пушками не приехал. Можем убрать и своими силами, - объяснил Дмитрий, на какой компромисс готовы пойти нарвитяне, для каждого из которых с танком-памятником связаны личные воспоминания.

Наверх