Прекратить существование мертворожденных квартирных товариществ можно через суд

Кюлли Крийс
, журналист
Прекратить существование мертворожденных квартирных товариществ можно через суд
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments
Жилой дом по улице Парги, 7 снесли в Кивиыли одним из первых; из его 36 квартир десять по сей день находятся в частной собственности.
Жилой дом по улице Парги, 7 снесли в Кивиыли одним из первых; из его 36 квартир десять по сей день находятся в частной собственности. Фото: Erakogu

Министерство юстиции советует Люганузеской волости обратиться за помощью в суд с целью ликвидации квартирных товариществ, созданных для давно снесенных домов.

Снос здания не упраздняет внесенные в крепостную книгу квартирные собственности, а также зарегистрированные квартирные товарищества, связанные с квартирными собственностями, - так ответила советник службы частного права Министерства юстиции Мария Сутть на обращение Люганузеского волостного управления, в котором спрашивали совета, как бы попроще ликвидировать задним числом такие квартирные товарищества.

Люганузескому волостному управлению следовало бы заниматься ликвидацией квартирных собственностей и товариществ до сноса домов, отметила Сутть, что и по действующему в то время закону нельзя было сохранять квартирные собственности, если не имелось планов восстановления здания.

В 2004-2016 годах тогдашнее Кивиылиское горуправление снесло 15 ветхих домов. Часть квартир в них были собственностью города, часть - 96 на все дома - оставались в частной собственности. Уже тогда не удалось найти всех владельцев квартир, еще меньше надежды найти их теперь.

Государство создало для снесенных домов квартирные товарищества

В соответствии с действующим с 2018 года новым законом, государство само создало квартирные товарищества в тех домах, где прежде хозяйствовали в форме сообщества квартирособственников. В том числе - для уже снесенных квартирных домов, где они, конечно, и не могли начать функционировать.

Весной нынешнего года регистровый отдел судов начал требовать с этих товариществ хозяйственные отчеты за последние три года. Получившие письмо с угрозой штрафа квартирособственники в ответ стали звонить в волостное управление и спрашивать - что будет дальше?

С теми, кто позвонил сам, все довольно просто: квартиру оформили у нотариуса в собственность волости.

- Но таких, кто позвонил, мало - меньше десяти, - не верится волостному специалисту по недвижимости Агнес Хейнмаа, что эта цифра сильно вырастет.

То есть около 90 квартир все еще в частной собственности, и найти всех собственников наверняка не удастся.

Хейнмаа знает, о чем говорит: с самой весны она разыскивает квартирособственников из двух сносимых за государственные деньги квартирных домов. Один дом снесен уже почти полностью, поиск фирмы, которая снесет второй, остановился как раз из-за вопроса собственности.

- На настоящий момент я разыскала всех собственников и почти со всеми пообщалась, - говорит Хейнмаа также о живущих в России квартирособственниках, которые и знать ничего не желают о своих квартирах с долгами и не заинтересованы в приезде сюда для делопроизводства. У одного такого человека квартир целых три - и все с долгами.

В случае снесенных более десяти лет назад домов поиски квартирособственников, а также переоформление или принудительное отчуждение собственности - дело еще более сложное, затратное и требующее очень много времени.

Через суд получится быстрее

Министерство юстиции видит также более быстрые способы.

Квартирную собственность несложно аннулировать, если все квартиры находятся в собственности самоуправления. Если нет, то самоуправление может подать в суд соответствующее требование, которое разрешается в безысковом производстве.

- Если здание полностью уничтожено, то предполагается, что ликвидация квартирных собственностей и товарищества согласуется с учетом оправданного интереса квартирособственников, с принципами доверия и не вредит чрезмерно оправданным интересам ни одного из квартирособственников, - объяснила Мария Сутть.

Это положение закона, по ее словам, применимо и к описанной в обращении Люганузеского волостного управления ситуации, когда сам дом снесен, однако квартирные собственности и товарищество в регистре сохранились.

Вторая возможность - подать заявление о банкротстве квартирного товарищества.

Волостное управление не успело еще обсудить ответ министерства, но Агнес Хейнмаа считает весьма вероятным, что одну из этих предложенных возможностей волость и использует для ликвидации существующих только на бумаге товариществ.

Ключевые слова

Читать также

Наверх