ЗА МИЛЛИАРД ЕВРО ⟩ Стоимость строительства целлюлозного завода "VKG" выросла

Кюлли Крийс
, журналист
Стоимость строительства целлюлозного завода "VKG" выросла
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Лаури Райд, менеджер по развитию биопродуктов "VKG", констатировал, что слова и дела сейчас не совпадают: "Политически мы поддерживаем повышение ценности древесины, но на самом деле движемся к ее энергетическому использованию".
Лаури Райд, менеджер по развитию биопродуктов "VKG", констатировал, что слова и дела сейчас не совпадают: "Политически мы поддерживаем повышение ценности древесины, но на самом деле движемся к ее энергетическому использованию". Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Концерн "Viru Keemia Grupp" намерен при подготовке к строительству целлюлозного завода как минимум дойти до проекта.

В прошлом году "VKG" планировал построить завод за 800 миллионов евро.

- Этой весной мы вышли на миллиардную категорию, - менеджер по развитию биопродуктов "VKG" Лаури Райд предполагает, что за пару лет расходы стабилизируются и станет ясно, на какую сумму надо рассчитывать.

В настоящее время по инициативе Люганузеской волости для целлюлозного завода составляется спецпланировка, которая займет еще пару лет. К следующему лету местонахождение будет утверждено, и начнется оценка воздействия на окружающую среду.

- Такие заводы строятся 18 месяцев, - по словам Райда, завод может начать работу не раньше 2027 года.

На волне строительства целлюлозного завода "VKG" также выбрал древесину и повышение ее ценности в качестве темы дня окружающей среды в этом году.

Древесина является вторым основным природным ресурсом Эстонии наряду с горючим сланцем, стоимость которого надо повышать, а не сжигать или вывозить его из Эстонии, объяснил зампредседателя правления "VKG" Меэлис Эльдерманн выбор темы.

Старые деревья не улавливают углерод

Эльдерманн не согласен с утверждением, что древесины не хватает.

- Для чего ее не хватает? Ее недостаточно для производства энергии или бумаги? Это вопрос общественного выбора, что государство должно делать со своей древесиной.

В Финляндии и Швеции от 48% до 50% лесоматериалов, получаемых в лесной промышленности, идет непосредственно с лесозаготовки в целлюлозно-бумажную промышленность, говорит менеджер по развитию биопродуктов "VKG" Лаури Райд. 40% идет на пиломатериалы и только до 12% - в энергетический сектор.

В Эстонии 40% лесоматериалов составляют пиломатериалы, 35% дрова и 25% балансовая древесина.

Если говорить о производстве биопродуктов, то вопрос в балансовой древесине, которую мы сейчас экспортируем или сжигаем.

Объемы вырубок последних лет отстают от прироста леса более чем на четыре миллиона кубометров, и исследователи из Эстонского университета естественных наук говорят, что пятая часть лесов Эстонии в настоящее время созрела для вырубки.

- Продуктивность лесов и поглощение углерода в лесах снижаются по мере старения древостоя. В старом лесу, где люди не вызвали никаких изменений, древесина умирает и гниет, а поглощение и выбросы углерода в конечном итоге равны, - сказал завкафедрой лесоустройства университета естественных наук Ахто Кангур, отметив, что больше всего углерода поглощают деревья в возрасте 20-60 лет.

Геологи ведут учет водных ресурсов северо-восточной Эстонии

Сам завод производит (зеленую) электроэнергию, как для собственных нужд, так и на продажу, обеспечивая энергетическую безопасность страны. Однако производство целлюлозы требует много воды. Ее планируется брать с шахты "Ojamaa" и после очистки отправлять в море.

В Эстонии воды довольно много, но нужно учитывать, сколько ее можно где-то получить, сказал Андрес Маранди из Эстонской геологической службы. Доступность воды оказалась фатальным фактором для планировавшегося в Тарту целлюлозного завода.

- Если мы забираем воду, мы должны ее также куда-то девать, если говорить о сточных водах, то близость к морю очень важна для такого производства.

В северо-восточной Эстонии не нужно забирать воду из поверхностных водоемов, здесь огромные подземные резервуары заполнены шахтной водой. Оттуда можно брать воду так, что общий уровень воды падает относительно мало.

Однако подземные водные объекты северо-восточной Эстонии в плохом состоянии как по количеству, так и по качеству воды и находятся под особым наблюдением геологов. Здесь (как и в Харьюмаа) водные ресурсы учитываются на уровне самоуправлений, потому что положение в этих регионах напряженное. Прямой нехватки воды нет, но если к существующим производствам постоянно добавляются новые, то она может возникнуть.

Ключевые слова

Читать также

Наверх