Президент Карис новому составу Рийгикогу: слепленные наскоро законы не должны становиться традицией

Северное побережье
Copy
Президент Алар Карис выступает перед парламентариями на открытии заседания Рийгикогу на Тоомпеа.
Президент Алар Карис выступает перед парламентариями на открытии заседания Рийгикогу на Тоомпеа. Фото: Sander Ilvest

Речь Президента Республики на открытии XV сессии Рийгикогу.

Уважаемый Рийгикогу!

Уважаемые гости!

Новый состав Рийгикогу начинает свою работу. Верю, что все мы понимаем важность сегодняшнего дня. В течение следующих четырех лет в этом зале должны будут приниматься решения, соответствующие уровню нынешнего переломного времени.

Избиратели предоставили всем вам полномочия для действий в качестве представителей народа. У каждого из вас имеется мандат. И все же Конституция говорит о том, что член Рийгикогу не связан мандатом.

Что это означает? То, что на каждого из вас возложена ответственность представлять весь народ.

Помнить обо всех тех проблемах, которые были обозначены на выборах. Их несложно перечислить общими словами: безопасность, экономика, дороговизна жизни, климат, охрана природы, образование, выживание местных самоуправлений… И много проблем, которые не приходят на ум в первую очередь, но являются при этом не менее серьезными - например, развитие технологии и психическое здоровье молодежи, о чем я говорил и буду говорить в своих выступлениях.

Говорят, политика - это искусство возможного. На мой взгляд, надо быть более амбициозными, ведь политика - это искусство делать то, что изначально считается невозможным. Эстония достигла той точки, когда наша цель заключается уже не в том, чтобы догнать других, а в том, чтобы найти новые пути. Мы просто вынуждены делать это. В ситуации, когда долговое бремя Эстонского государства угрожает вырасти, наша цель не может ограничиваться просто экономией. Цель должна заключаться в поиске таких возможностей развития, которые повысят эффективность и позволят нам добиться большего, чем сегодня.

Я согласен с теми, кто считает, что рост экономики не является единственным мерилом благополучия государства. Но необходимо также видеть, что развитие экономики зависит от факторов, важность которых часто и справедливо подчеркивается: образования, здравоохранения, чувства защищенности, эффективной политики в области климата, культуры в самом широком ее понимании.

Творческий человек, способный и желающий созидать, мудрый народ - вот наши устремления, а не поиск равновесия между первостепенными и менее важными ценностями, тем более что они не противоречат друг другу.

Проблема может дать возможность двигаться вперед. Так удорожание жизни заставляет задаться вопросом, достаточно ли в экономике Эстонии конкурентности. А наряду с уровнем цен стоит подумать о том, как мы могли бы путем повышения конкурентности ускорить внедрение инноваций в экономику Эстонии. То же самое и с энергетикой. Желание обеспечить надежность энергоснабжения поставило нас перед сложным выбором, но пусть это станет толчком в будущее, к новым техническим решениям, а не топтанием на месте.

Для вас, членов Рийгикогу, это означает много работы. Я согласен с канцлером права Юлле Мадизе в том, что коалиционное соглашение и программа развития не заменяет закона. Это не означает, что нам требуется как можно больше законов. Скорее, наоборот: законом следует обозначать рамки. Рамки, которые позволяют, например, достигать целей в области климатической политики таким образом, чтобы не нарушалась стабильность экономической среды Эстонии, не страдали наши люди, а предприниматели не боялись инвестировать.

Правда, вряд ли последующие годы принесут нам такое чувство уверенности, которое еще совсем недавно было для нас привычным. Мы узнали новое словосочетание: «гибридный кризис». Высказываются предположения о том, когда закончится кризис, в котором переплетаются сложные ситуации во многих областях. Я не знаю, да и никто не знает. Особенностью же наступившей эпохи неопределенности может быть то, что кризис и обычная ситуация уже не различимы, как было прежде.

Я говорю об этом сегодня здесь, потому что мы должны по-новому осознать роль парламента. Поскольку в кризисной ситуации на первый план выходит правительство, есть риск того, что принимающий законы парламент останется в тени. Мы помним, как во время пандемии коронавируса задавался вопрос о том, не остался ли Рийгикогу в стороне от важных решений.

Считаю, что с точки зрения политической ответственности правительство как раз должно иметь полномочия настолько свободно принимать решения, чтобы избиратель мог оценить успешность политического курса этого правительства. Задача Рийгикогу - принять достаточно ясные законы, которые будут давать правительству инструкции.

Почему это так важно? Возможно, правительство справилось бы и без парламента. Недавно я перелистывал книгу «Деятельность правительства в 1935/1936 году». В ней подробно описано, насколько активным было тогда правительство. Действительно, министерства активно занимались экономикой, социальной сферой и образованием, были приняты бюджет и много других законов. Сначала и не замечаешь, что в 1935 и 1936 годах в Эстонии не работал парламент. Конечно, были те, кто считал, что так лучше, быстрее, эффективнее. Я привожу экстремальный пример, чтобы обрисовать вам сценарий, к которому не должен нас привести ни один гибридный кризис или страх перед ним.

Да, беспрепятственное принятие решений может быть быстрым и эффективным. Но парламентарное обсуждение гарантирует, что принципиальные вопросы будут обсуждены открыто, всесторонне, с участием оппозиции. Иными словами, с увеличением роли мудрости и ответственности.

Кроме того, если необходимо учитывать мнение меньшинства и реагировать на критику, это обеспечивает решению более широкую общественную базу.

Разумеется, было бы красиво считать, что наша демократия действует так, что если парламент, собрание народных представителей, решил что-то большинством голосов, то весь народ примет это как должное. Последние годы в Эстонии и в остальном мире показали, что так может не случиться - возникли труднопреодолимые расколы в обществе, которые зачастую исключают ведение диалога. Но наша демократия изменилась и по той причине, что граждане стали более критичными, требуя от решений правительства и парламента большего.

Власть большинства не должна начать углублять раскол в обществе, чтобы он действительно не стал непреодолимым. Одно дело - остаться в меньшинстве, другое же почувствовать, что точки зрения оппозиции даже не стоят обсуждения и серьезного внимания.

Это одна из причин, по которой правительство, по моей оценке, не может безгранично пользоваться возможностью связывать принятие проекта в парламенте с вопросом доверия. Роль Рийгикогу не может ограничиваться решениями о доверии правительству.ийгикогу не может ограничиваться решениями о доверии правительству. С другой стороны, обструкция не может налагать вето на меньшинство. Если законная работа Рийгикогу застопорится, то и оппозиции нет смысла стремиться к власти. Тогда за это платит все государство, а не только отдельная партия.

К счастью, наша Конституция нашла хорошую точку равновесия для объединения контроля парламента и дееспособности правительства. При мониторинге исполнения основного закона и моя цель состоит в защите обоих.

Говорю «и моя», потому что я не тот, кто первым должен сопоставлять законы и их проекты с Конституцией. Прежде всего, это делают сами члены Рийгикогу. На чиновников также возлагается важная функция, и я с беспокойством слушал жалобы на то, что для правки проектов законов у чиновников остается все меньше времени. Это знак серьезной опасности. Да, кризис заставляет торопиться. Но все же, кризис или нет, слепленные наскоро законы не должны становиться традицией. Если на составление проекта затрачено много сил и времени, не стоит сразу начинать при помощи новых законов исправлять обусловленные спешкой недостатки.

Уже несколько раз мне приходилось оставлять принятый в Рийгикогу закон непровозглашенным. Я не рассматриваю эти случаи как конфликт. В конце концов, и парламент, и Президент Республики являются частью государственного управления, и они вместе должны добиваться того, чтобы в Эстонии действовали как можно более хорошие законы.

Мое мнение о некоторых законах может не совпадать с мнением большинства Рийгикогу, но именно на случай таких разногласий президенту дано право самостоятельного решения. Но я не могу забыть один аргумент о том, что мое последнее решение об оставлении закона непровозглашенным было близоруким. Я запомнил это, потому что мое понимание Конституции совершенно противоположное - принципы Конституции выражают то, что важно в долгосрочном плане. В своей повседневной работе Рийгикогу концентрируется на тех проблемах, которые в данный момент преподносит жизнь. С этой точки зрения может показаться странным, что Конституция не позволяет сделать ничего такого, что вроде следовало бы сделать быстро в интересах государства.

Здесь как раз и необходим сторонний взгляд, чтобы подчеркнуть обладающие постоянной ценностью принципы, которые всегда должны находиться в поле зрения, даже при решении срочных проблем.

Затронувший нас кризис безопасности имеет много граней. Военная, касающаяся государственной обороны, а также грань защиты демократической правовой государственности. Эстония должна суметь продемонстрировать, что свободное и демократическое государство сильнее такого, которое во имя силы зажимает свободу и демократию.

Сильным является такое государство, которому граждане доверяют и которое они видят своим государством. Во время последних выборов был преодолен важный барьер: впервые в электронной форме проголосовало больше избирателей, чем на бумаге. Согласен с Государственным судом, что особенно в такой ситуации организация электронного голосования требует пристального внимания законодателя. В законах должно быть прописано все важное, что касается организации электронных выборов, и задача парламента в том, чтобы принять эти законы. Председатель Государственного суда Виллу Кыне с полным правом напомнил, что выборы не только должны быть честными, но и выглядеть таковыми.

Позвольте развить эту мысль. Согласно Конституции, Эстонское государство базируется на свободе, справедливости и праве. Как добиться того, чтобы каждый мог убедиться, действительно ли Эстония является таким государством? Ведь перед нами много вариантов, из которых кто-то считает справедливым один, кто-то другой, а еще кто-то - третий. Кризис безопасности заставляет принимать непростые решения. Касающиеся безопасности решения также следует принимать на основании закона, и Рийгикогу может обеспечить, чтобы все существенное при этом было учтено. Да, в результате побеждает позиция, получившая поддержку большинства. Но и другие должны быть видны, чтобы и их голос, аргументы и тревоги были рассмотрены.

Итак, уважаемый Рийгикогу, будем беречь свободу, справедливость и право.

Желаю сил и трудолюбия.

Наверх