ДРУЖИННИК ⟩ Александр Моисеенко: быть членом "Кайтселийта" в Нарве сложнее, чем где-либо

Аго Гашков
Copy
В этом году утром на церемонии поднятия эстонского флага в Нарвском замке в день рождения Эстонии, 24 февраля, Александр Моисеенко был запечатлен на снимке вместе с президентом Керсти Кальюлайд.
В этом году утром на церемонии поднятия эстонского флага в Нарвском замке в день рождения Эстонии, 24 февраля, Александр Моисеенко был запечатлен на снимке вместе с президентом Керсти Кальюлайд. Фото: Erakogu

Александр Моисеенко хорошо известен тем в Нарве, кто бывал в театральном центре "Vaba Lava", где находится одно из его рабочих мест. Но Александр также является активным членом "Кайтселийта". Он присоединился к этой организации только в 2017 году.

- Почему только в этом году?

- В 2015 году, если я правильно помню, Эстония изменила закон, что позволило негражданам участвовать в работе этой организации. Это и побудило меня вступить в "Кайтселийт".

Эстонское гражданство у меня сейчас под вопросом, так как предстоит сдавать языковой экзамен на категорию B1. Экзамен на знание Конституции прошел успешно, но у меня очень серьезная проблема с эстонским языком потому, что у меня совсем нет практического опыта.

Я всю жизнь живу в Нарве. С эстонцами почти не общаюсь, за редким исключением, особенно в последнее время, когда начал работать в театре, но там всегда ограничиваюсь рабочими делами. У меня есть минимальные языковые навыки, позволяющие вести дела.

Конечно, этого недостаточно, потому что мне хотелось бы общаться с людьми больше, а не просто используя какие-то фразы.

- И нарвское отделение "Кайтселийта" тоже преимущественно русскоговорящее…

- В общем да. Наши участники - местные русскоязычные. Большинство нарвитяне. У них эстонское гражданство, но мы общаемся на русском языке.

- Что вы думаете о переходе на эстонский язык в гимназиях?

- Это надо было предпринять уже давно, это я как отец двух взрослых дочерей говорю. Нужно начинать достаточно рано, с детского сада, чтобы наши дети могли достаточно хорошо овладеть эстонским языком.

- Почему это не было сделано раньше - это, я думаю, ясно. Некоторые политические силы боялись потерять избирателей. Но как кажется, они их все-таки потеряли?

- Речь идет о Центристской партии. Честно говоря, раньше, в начале 90-х и 2000-х, мы смотрели на центристов как на силу, защищающую права наших русскоязычных. И, похоже, это срабатывало. Но за последние десять лет мы поняли, что это тупиковый путь.

Мы стали заложниками амбиций этой политической партии, потому что мы, не говорящие по-эстонски, не адаптировались в Эстонии. Мы какие-то иностранцы, живущие в Эстонии, но непохожие на эстонцев. Мы всегда были разменной картой для Центристской партии. С началом выборов к нам приезжают много замечательных людей, которые общаются с нами на хорошем русском языке, улыбаются, дарят конфеты - и ждут только наших голосов.

Это привело к тому, что сейчас происходит резкий переход на обучение на эстонском языке. Это очень пугает родителей, чьи дети в настоящее время учатся в школе, поскольку они опасаются, что качество образования резко упадет.

- Если бы не эта внезапная перемена, может быть, прошло бы еще тридцать или сорок лет.

- Я всегда считал, что с того момента, как Эстония в 1991 году стала достаточно свободной страной, в детских садах следовало ввести обучение эстонскому языку. Мы видели, что когда родители отдавали своих детей в эстонские детские сады, не везде их принимали. Это было проблемой, потому что устроить ребенка в эстонский детский сад можно было через знакомых…

Поэтому это следовало бы сделать раньше. Сейчас процесс идет хорошо, дело движется, надеюсь, будет проходить достаточно нормально.

И, конечно, понятно, что судьба некоторых детей складывается не так, как им хотелось бы.

Моя старшая дочь, недавно окончившая школу, хотела поступить в Академию внутренней обороны, но не смогла этого сделать только потому, что недостаточно хорошо владела эстонским языком, несмотря на то, что в то время эстонский язык не был, как для меня, факультативным предметом, а был полноценной учебной дисциплиной. И когда такие вещи случаются с вашими детьми, вы понимаете, что некоторые вещи идут не так, как должны.

- Ведь она может выучить язык и попробовать еще раз?

- Если ребенок или молодой человек соприкасается с такими вещами, он может уйти в себя и дистанцироваться от эстоноязычного сообщества. Это один из возможных вариантов. В итоге получается отдельное общество, которое живет в Эстонии, имеет эстонское гражданство, но почему-то отстранилось от эстонского общества, от своих здешних сверстников.

Ребенок может просто обидеться. Мы, как родители, понимаем, что не должны допускать такого потрясения для наших детей. Этот жизненный опыт, случившийся в жизни старшей дочери, повлиял и на воспитание младшей дочери, которая сразу же пошла в эстонскую школу. К счастью, в настоящее время она учится на врача и свободно владеет эстонским и русским языками на уровне общения. Я счастлив, что сейчас она чувствует себя полноценной и полноправной частью эстонского общества.

- Можно ли быть членом "Кайтселийта", если ты плохо говоришь по-эстонски? Ведь это совместная, единая организация.

- Есть команды, которые нужно хорошо знать. Если вы участвуете в учениях, командир, конечно, будет отдавать приказы на эстонском языке. В нашей ситуации это делается на русском языке, чтобы каждый боец понимал, что от него требуется.

Мы - русскоязычное сообщество, но когда общаемся с эстонцами, нам помогают молодые люди, которые переводят. Так мы можем избегать путаницы и недоразумений. В принципе, в одном окопе у нас нет проблем с эстонцами, что касается наших намерений и действий.

- А что если попробовать без перевода?

- Это не школа, где преподают эстонский язык.

Но пока немного отвлекусь и расскажу о своем опыте работы с клиентами. 95 процентов моих клиентов - русскоязычные компании.

У меня две работы. Первая работа - компания, торгующая красками "Teknos". Вторая работа - в театре в качестве административного менеджера и техника сцены.

- Сложно ли быть менеджером в торговле, работать в театре - и оставаться дружинником "Кайтселийта"?

- У меня есть одно большое преимущество - живу один, разведен, свободного времени хватает. Поэтому первая работа позволяет мне выполнять свои обязанности - продавать краски покупателям, общаться с ними по электронной почте. Потом иду работать в театр. Я не стою за машиной по восемь часов каждый день.

У театра свои требования, работа идет по выходным и в основном по вечерам. Я совмещаю эти две работы, используя гибкий график.

Мне интересно работать в этом театре, потому что я общаюсь с нарвитянами и вижу их реакцию на разные постановки и спектакли. Я понимаю, почему этот театр им не нравится. Честно говоря, до поступления в театр я, может быть, и относился бы к некоторым спектаклям, которые здесь ставятся, так же, но, общаясь с режиссерами, хореографами и актерами, я вижу, как создается спектакль и какие идеи реализует режиссер.

Я понимаю, что для того, чтобы оценить действия режиссера, театра и спектакля, надо туда пойти, посмотреть, понять и интерпретировать. Однако проблема в том, что в этом театре выступает много эстонских коллективов, а русскоязычным людям, может быть, затрудняет интерес то, что спектакль надо воспринимать и глазами, и ушами.

Что касается вашего вопроса о том, помогает ли это выучить язык, я думаю, что да, это определенно поможет в дальнейшем. Вы присутствуете на представлениях, где на эстонском языке рассказывается об эмоциях, любви, показываются различные бытовые сцены. Это обязательно поможет позже.

- Сложно ли быть дружинником "Кайтселийта" в Нарве?

- Это трудно, потому что тебя не понимают. Помню, когда я вступил в "Кайтселийт" и мои знакомые узнали об этом, то очень негативно отнеслись к этому, хотя и не говорили прямо, что я, мол, продался какому-то, извините за выражение, фашистскому движению, но я думаю, что такие разговоры за моей спиной велись.

- Остались ли вы с ними друзьями?

- Ну, вы знаете, с тех пор я довольно много думал о своих друзьях или людях, с которыми общался, особенно о том, как они относятся к тому, что происходит в мире. Старых друзей осталось не так много. Но появляются другие люди, которые с вами на одной волне и вполне здраво рассуждают о происходящих в мире проблемах. Нет, я совершенно не жалею, что связал себя с "Кайтселийтом".

- Как происходящее в Украине влияет на вас и ваших соратников?

- То, что произошло 24 февраля прошлого года, поначалу показалось глупой шуткой, но многие из наших членов понимают, что может наступить время, когда им придется защищать свою страну. В какой-то момент страна может сказать, что ты ей нужен сейчас, и тогда тебе придется отложить свои дела и отправиться защищать эту страну.

Комментарии
Copy
Наверх