Кошкин дом в Кивиыли За два года спасено более двухсот кошек и для половины из них найден новый дом

Кюлли Крийс
, журналист
Обновлено 19 мая 2024, 16:19
Copy
"Домашним кошкам дозволено размножаться. Возле многоквартирных домов кошек подкармливают и позволяют им одичать", - Лайла Мейстер утверждает, что если бы эти проблемы удалось решить, то не было бы бродячих кошек, нуждающихся в спасении.
"Домашним кошкам дозволено размножаться. Возле многоквартирных домов кошек подкармливают и позволяют им одичать", - Лайла Мейстер утверждает, что если бы эти проблемы удалось решить, то не было бы бродячих кошек, нуждающихся в спасении. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Полчища бездомных и брошенных кошек не уменьшатся, если ими не заниматься, две сильные женщины решили дать таким кошкам новый шанс.

Пару лет назад чиновники Люганузеской волости признали, что проблема бездомных кошек вышла из-под контроля, особенно в Кивиыли.

Примерно в то же время Лайла Мейстер и Йоханна Раннула задумались о том, как дать брошенным кошкам новый шанс и ограничить их бездумное размножение.

В результате этих размышлений позапрошлым летом учредили НКО "Kiviõli Kiisutuba", которому волость предоставила в аренду помещения на улице Соо.

Было три кошки, стало 65

Начинали с трех кошек - кошки с двумя котятами.

- Когда мы брали на себя такую ответственность, мы не представляли, во что это выльется, - признается Йоханна. - Мы думали, мол, максимум десять кошек, все здоровые, с ними ничего не случится. 

Звук открываемой консервной банки будит даже крепко спящих кошек, утверждает Йоханна Раннула.
Звук открываемой консервной банки будит даже крепко спящих кошек, утверждает Йоханна Раннула. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Тот факт, что близкая знакомая полностью выгорела, спасая кошек в Таллинне, не оттолкнул ее.

- Я думала, что мы будем действовать потихоньку и спокойно, помогать понемногу то тут, то там. Это самая большая ложь, которую я себе говорила. Эту работу невозможно делать потихоньку! - стало ясно уже в первый год работы.

Первый год ниоткуда не было помощи, Лайла Мейстер каждый день сама убиралась в кошкином доме и занималась всем остальным необходимым, включая поиск нового дома для подопечных. Котов и кошек держали в разных комнатах, и потребовалось некоторое время, чтобы всех их стерилизовать.

В мае прошлого года на помощь пришли первые волонтеры.

- И тогда кошек у нас стало прибывать, потому что волонтеры стали больше их отлавливать, - по словам Лайлы, самым ужасным был период с августа по октябрь, когда каждый месяц добавлялось по двадцать кошек.

В конце прошлого года количество кошек, нашедших новый дом, оценивалось примерно в сотню. На сегодня спасенных кошек в два раза больше.

Сейчас на попечении кошкина дома находится около 65 пушистиков ("около" потому, что их количество постоянно меняется).

- Эти 65 вместе с находящимися на передержке, - уточняет Лайла.

На передержку направляются совсем маленькие котята и кошки, которым требуется более длительное лечение после операции или по другим причинам, а также те, которые не адаптируются к большим группам и, например, отказываются от еды. 

Больные глаза Лауры удалось вылечить в кошкином доме.
Больные глаза Лауры удалось вылечить в кошкином доме. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik
Пирата так назвали из-за его больного глаза. Если бы ему помогли, возможно, необщительный кот стал бы смелее.
Пирата так назвали из-за его больного глаза. Если бы ему помогли, возможно, необщительный кот стал бы смелее. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik
Паулийне уважает теплый радиатор.
Паулийне уважает теплый радиатор. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik
Застенчивый кот Рууду дружелюбен, но немного боится незнакомцев.
Застенчивый кот Рууду дружелюбен, но немного боится незнакомцев. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik
Эльдур-Теэду поначалу казался чистым дикарем, но на деле оказался большим душкой, готовым принять в свои объятия всех новоприбывших.
Эльдур-Теэду поначалу казался чистым дикарем, но на деле оказался большим душкой, готовым принять в свои объятия всех новоприбывших. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Люди, работающие в кошкином доме, чувствуют ответственность за своих подопечных, поэтому не отдают их каждому, кто попросит. Задавая правильные вопросы заполняющему анкету, можно составить довольно хорошее представление о желающем забрать кошку, говорят они. И стоит также доверять интуиции.

Счета из клиники могут подкосить

Большинство кошек попадают в кошкин дом при посредничестве волостной управы. У кошкина дома заключен договор с волостью, и таким образом они получают немного "подушных денег". Правда, меньше, чем приют для животных, который также является договорным партнером волости.

- У нас больше возможностей поймать кошку, потому что мы можем отправляться на ее поиски по несколько раз, а также просим соседей сообщать нам, если они ее заметят, - говорит Лайла, объясняя, почему два договора - разумный выбор для волости.

Расходы на содержание кошек велики, и любой доход - на вес золота.

Еда на месяц обходится в 400-500 евро, пеллеты для лотков - 50-100 евро, волости ежемесячно платят 150 евро арендной платы, на отопление в зимний период уходит в среднем 250 евро в месяц.

В течение первого месяца пребывания в кошкином доме все мурки будут проглистованы, вакцинированы, чипированы и стерилизованы - это в среднем 150 евро на кошку.

- Эти расходы известны, но мы не можем учесть кризисные ситуации, когда целый помет котят заражается каким-нибудь вирусом и начинает умирать. В местных ветклиниках этим не занимаются - здесь не проводят обследования и даже капельниц нет, приходится везти животных в Таллинн или Тарту. И оттуда может прийти огромный счет, - говорит Йоханна.

Ни одного подопечного кошкина дома не усыпляют - за исключением единичных случаев, когда это рекомендовано ветеринаром. 

Рита и Борис, который со всеми дружен и готов увязаться за каждым посетителем.
Рита и Борис, который со всеми дружен и готов увязаться за каждым посетителем. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Рита Крийса любит животных больше, чем людей

- Пенсионеру надо чем-то заниматься, как-то я встретила Лайлу и спросила, не найдется ли для меня работа в кошкином доме. С января я с радостью прихожу сюда два раза в неделю убираться по утрам. Первым делом меняю воду в поилках и насыпаю сухой корм в миски для еды. Пока я их не покормлю, они не дадут мне работать, будут мешаться под ногами. Я мою туалеты, подметаю и мою полы. Я не могу принести сюда ведро с водой, кошки дважды опрокидывали его, поэтому периодически хожу и стираю тряпку на кухне.

У меня самой кошка жила 16 лет, раньше я была равнодушна к этим животным, но когда у меня появилась собственная кошка, я полюбила и других. Я люблю животных больше, чем людей.

Сейчас со мной уже месяц живет кошка, которая не уживалась с другими кошками в кошкином доме и отказывалась есть, если рядом не было человека. Теперь она ест очень хорошо.

Расходы превышают доходы

Прошлым летом в кошкин дом с разницей в месяц поступили два помета котят, зараженных парвовирусом. Дорогостоящее лечение окупилось, все одиннадцать выжили.

Выжил и брошенный в одной квартире кот, который по прибытии в кошкин дом вдруг перестал есть и заметно истощился. В таллиннской ветклинике ему поставили диагноз "кошачий коронавирус, мутировавший в инфекционный перитонит (FIP)". После трех недель пребывания в ветклинике лечение продолжительностью 2,5 месяца продолжается на передержке у одного из волонтеров.

В начале прошлого года из одного домохозяйства в Кивиыли забрали целую кошачью колонию - колонию больных животных.

- У пожилого человека было 13 кошек, совершенно апатичных, шерсть клочьями, беззубые, с мутными глазами и проблемами с дыханием. Девять из них он разрешил нам забрать, - вспоминает Йоханна.

За два месяца кошек подлечили и они достаточно окрепли, чтобы можно было вызвать ветмобиль из Таллинна и сделать им всем операцию на ротовой полости и стерилизацию одновременно.

- Если просишь людей о помощи в реальной чрезвычайной ситуации, то немного все же жертвуют, - Лайла говорит, что они редко пользовались этой возможностью.

- Поначалу мы не осмеливались просить с нового хозяина плату за животное, просто очень радовались, когда кошка находила дом, - теперь, по словам Лайлы, приходится платить 30 евро за большую кошку и 60 евро за котенка. Это намного меньше, чем 150 евро, потраченных на первичные процедуры, не говоря уж о других расходах.

Черные кошки и обычные полосатики ждут дольше

Окрас кошек, задерживающихся в кошкином доме подольше, преимущественно черно-белый, сплошной черный или полосатый.

- Более красивых, с ярким окрасом, быстро разбирают, - говорит Лайла и рассказывает историю рыжего кота.

- Одна женщина очень хотела рыжего кота, спрашивала каждый раз, когда мы встречались. Я сказала ей, что у нас есть один рыжий дикарь, но он просто безумный. Через некоторое время, когда мы снова встретились, она предложила мне привезти ей этого сумасшедшего. Довольно долго он жил там, за стиральной машиной, но наконец начал выходить. Во всяком случае, его не вернули обратно. 

В кошкином доме больше всего черных и черно-белых кошек. На переднем плане игривая Мальта из Сонда, над ней - привезенная из Пюсси в сильную стужу и быстро ставшая дружелюбной Мерри.
В кошкином доме больше всего черных и черно-белых кошек. На переднем плане игривая Мальта из Сонда, над ней - привезенная из Пюсси в сильную стужу и быстро ставшая дружелюбной Мерри. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Случается, что кошку возвращают обратно. Причиной называют то, что не ладит с живущей дома кошкой. Или с детьми. Или что сразу и быстро не стала дружелюбной домашней киской.

- В основном к нам попадают одичавшие или полуодичавшие кошки, с ними надо много заниматься, но не у всех хватает терпения, а зачастую и навыков. Каждый возврат пушистика нас очень огорчает. Тем более что стресс, вызванный сменой места, может привести к развитию у кошек ряда заболеваний.

Замкнутый круг, из которого нет выхода

- Мы не приют, мы волонтерское НКО, мы не обязаны приезжать за каждой кошкой или забирать кота у тех, кто просто хочет отдать животное, - подчеркивает Йоханна. И признается, что отказывать в просьбах о помощи безумно сложно.

Но нужно отдавать себе отчет, что в какой-то момент в кошкином доме может стать слишком много подопечных и ситуация очень быстро выйдет из-под контроля.

- Чем больше мы рекламируем себя, тем больше людей хотят помочь, тем больше становится кошек и работы, и эта рабочая сила может перестать покрывать потребности. Волонтеры выгорают, но они могут отказаться. Мы не можем, - рассуждает Лайла.

Насколько легко было бы свернуть деятельность кошкина дом?

- Невозможно, - в один голос говорят Йоханна и Лайла.

- Если бы мы перестали принимать кошек, то осталось бы все же много таких, которые слишком дикие, чтобы найти новый дом. Их нельзя отдать и другим НКО, никто не захочет забрать кошек, которые до конца своей жизни будут только источником расходов, - констатирует Йоханна, что из этого замкнутого круга больше не вырваться.

- Иногда мы жалеем, что вообще взялись за это дело, - говорит она. - Не каждый день, но во время серьезных кризисов - когда случается серьезная болезнь или умирает кошка, а мы не смогли ее спасти. Мы помним этих умерших кошек. Всех.

Но жители Кивиыли замечают, что бездомных кошек в городе стало меньше и котята под машины больше не попадают. 

Таня с очень ласковой и дружелюбной Лаурой.
Таня с очень ласковой и дружелюбной Лаурой. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

Татьяна Трунина - ядро волонтеров

- В апреле прошлого года я увидела в магазине рекламу кошкина дома, пришла посмотреть и стала бывать здесь регулярно, - рассказывает Таня.

Помимо уборки, она занимается тем, что общается с желающими забрать кошку и следит за судьбой мурлык, переехавших из кошкина дома в свой новый дом.

- У меня записаны контактные данные всех людей, которые взяли у нас кошку, и я всегда звоню, чтобы узнать, как у них идут дела.

Лайла Мейстер добавляет, что Таня отвечает за все русскоязычное общение и, беря на себя все больше ответственности, она стала ядром волонтеров кошкина дома, на кого всегда можно положиться.

Наверх