"Нарвский колледж не прикован к дыхательному аппарату. Нарвский колледж будет жив и через десять лет!"
Интервью с Май-Лийз Пальгинымм, которая замещает директора Нарвского колледжа ТУ Кристину Каллас

Май-Лийз Пальгинымм уверена, что отметивший 20-летие Нарвский колледж никуда не денется, поскольку он нужен региону - не только в качестве учреждения образования, но и в качестве эстонского посольства

ФОТО: Илья Смирнов

Май-Лийз Пальгинымм сейчас замещает директора Нарвского колледжа ТУ Кристину Каллас, которая баллотируется в Рийгикогу. На этой неделе разорвалось две "бомбы": на первой полосе газеты "Постимеэс" появилась новость "Narva kolledžil püsib vaevu hing sees" ("Нарвский колледж работает на последнем издыхании"), а на трамвайной остановке в центре Таллинна - плакаты об эстонцах и русских, за которыми стояла возглавляемая Каллас партия "Эстония 200". И то и другое пришлось сглаживать. Нарвитян положение колледжа взволновало все же больше, чем взбудоражившая общественность предвыборная реклама, утверждает Пальгинымм.

- Каково это - управлять, пусть и временно, тонущим кораблем, если верить заголовку статьи в "Постимеэс"?

- Когда я прочитала этот заголовок, у меня сердце ушло в пятки, ведь колледж не умирает. Наше финансовое положение точно такое же, каким оно было в прошлом или позапрошлом году.

Я понимаю, почему журналист выбрал такой заголовок - это продается. И я также понимаю, почему не было статьи об умирании Пярнуского колледжа.

- Хотя, скажем, экономическое положение Пярнуского колледжа вовсе не лучше?

- В принципе, да - все колледжи сводят концы с концами. Но Нарвский колледж всегда вызывает интерес: он находится у границы и здесь сталкивается множество разных интересов.

Вопрос не в том, что кто-то завтра начнет умирать или что мы подключены к аппарату искусственного дыхания. Проблема в том, что те решения, что нам предлагают, нежизнеспособны. Если все цены и зарплаты в течение последних лет постоянно росли, то наш бюджет - нет.

Все началось с письма от 7 декабря, которое Тоомас Ассер (ректор Тартуского университета) написал Майлис Репс (министру образования и науки). В нем он сказал, что поскольку у региональных колледжей множество дополнительных ролей помимо предоставления образования, постольку университет в одиночку не в силах их содержать.

Нарвский колледж отличается как от Пярнуского, так и от Вильяндиского колледжа, поскольку на нас возложена крайне важная интеграционная роль. Мы проводим очень много публичных мероприятий. Уже четвертый год подряд мы раз в месяц устраиваем викторину с вопросами как на эстонском, так и на русском языке. Мероприятие очень популярно: каждый раз в нем участвуют около ста человек. Одним словом, это такой вечер, когда люди собираются вместе, приятно проводят время, развиваются в интеллектуальном плане и в то же время интегрируются, общаются друг с другом.

- Это та роль эстонского посольства, которую колледж выполняет в Нарве.

- Именно. Все те мероприятия, что мы устраиваем для горожан и школьников, показывают присутствие эстонского государства в Нарве. Наша роль - отвечать на вопросы людей о том, что государство подразумевало под тем или иным шагом, мы являемся посредником. Мы не говорим, что это плохая роль, но у нас не хватит сил заниматься ею наряду с основной работой, если не придет подмога.

- Благодаря Нарвскому колледжу на политическом небосклоне взошли две яркие звезды: бывший директор Катри Райк теперь министр внутренних дел, а нынешний директор Кристина Каллас - председатель новой партии "Эстония 200". Видишь ли ты здесь для себя трамплин в политику?

- Несомненно, должность директора Нарвского колледжа - самая заметная, можно даже сказать, самая политическая в сравнении с руководящими должностями каких-либо других учреждений высшего образования. Но ответ на вопрос - нет. Во-первых, я не могу претендовать на должность руководителя колледжа, потому что у меня нет докторской степени. К тому же политика меня не привлекает - она меняет людей.

Мне нравится работать в сфере, где важно, чтобы твоя деятельность и решения основывались на фактах, и учитываются аргументы, вместо того чтобы рассматривать вещи с позиции чувств. Не то чтобы в образовании не было эмоций, так как в этой области каждый считает себя экспертом, но в образовании люди все же руководствуются разумом. Мне кажется, что в политике факты и аргументы - это первое, что выплескивают вместе с водой.

- На этой неделе самой горячей темой были плакаты партии "Эстония 200" с текстом "Здесь только эстонцы" и "Здесь только русские", установленные на трамвайной остановке в центре Таллинна. Говорили ли об этом также в Нарве, и какие чувства у тебя вызвала такая предвыборная кампания?

- Должна честно признаться, что поскольку тем же самым утром пришла новость о "скорой смерти" Нарвского колледжа, то моим вниманием завладела она. Так что о том, что где-то были какие-то плакаты, я узнала только вечером, когда вернулась с работы домой, сделала глубокий вдох и включила компьютер, чтобы посмотреть, что пишет пресса об остальном мире.

"Эстонию 200" в связи с этими плакатами упрекают в раскалывании общества и игре на руку России, но то, что пресса сделала заголовком, возвещавшим скорую кончину Нарвского колледжа, по моему мнению, едва ли не хуже. Потому что и в России уже знают об этой новости, и в "Facebook" некоторые люди обратились к Нарвскому колледжу с вопросом, мол, мы хотели приехать к вам учиться, а вы, получается, прием не ведете?

Также наши собственные студенты спрашивают, что теперь будет и собираются ли Нарвский колледж закрывать. В понедельник я первым делом написала всем коллегам "Спокойствие, только спокойствие!", но я не предполагала, что и студенты отреагируют настолько болезненно. Это, пожалуй, показывает мою неопытность в управлении кризисной коммуникацией.

- Но плакаты - какое же чувство они у тебя вызвали?

- Я не чувствую себя задетой. Меня поразило, как совершенно рассудительные люди проводили параллели с расизмом, сегрегацией чернокожих и белых и нацистской Германией. Ведь известно, что лозунг "Эстонии 200" - "Единая школа". Что нельзя одних детей отдавать в русскую, а других в эстонскую школу. Я очень быстро поместила эти плакаты в контекст и не понимаю, почему они вызвали такую болезненную реакцию.

Для нас как учреждения, обучающего педагогов, важно стратегическое решение государства по части русскоязычных школ, но какой бы ни была школа, обучающая детей других национальностей, нужно уделять все больше внимания многоязычию и мультикультурализму.

Также в эстонских школах учится очень много детей, для кого родной язык русский, и в этом деле в поддержке нуждаются и учителя эстонских школ, ведь их к этому не готовили. Нам может казаться, что культурное пространство более-менее одинаковое, однако в действительности различия очень велики, и это нужно учитывать. Я испытала это на себе.

- Например?

- Взять хотя бы властную дистанцию. Поскольку эстонцы вышли из крестьянского общества и у нас не было очень больших различий между сословиями, то для эстонцев авторитет имеет совершенно иной нюанс. Дистанцию между собой и учителем ощущают не очень сильно. В русских школах авторитет учителя - это совсем другое.

Также в университете нередко норовят прийти со своими проблемами к директору, как будто я добрый царь, способный все решить. Я больше приверженец эстонской культуры в том плане, что считаю, что вопрос должен решать тот человек, в чью сферу ответственности он входит. Вмешиваюсь только тогда, когда проблему не удается решить без посторонних.

- Ты работаешь в колледже одиннадцатый год. Тебе по-прежнему это интересно?

- Восемь лет я занималась вопросами развития, и эта работа себя исчерпала. Последние полтора года я работала академическим директором, и это действительно крайне увлекательно. Я продолжаю направлять работу по развитию, но теперь делаю это в свете развития учебных программ. Подход к педагогике и школьному образованию изменился, и обучение педагогов должно под это подстраиваться. Поэтому в какой-то момент приходится проводить капитальную ревизию и в учебных программах.

В прошлом году мы отлично поработали и получили от сената Тартуского университета право открыть четыре новые учебные программы, которыми мы заменим старые. Сейчас мы ждем, чтобы в школе детей учили самостоятельно анализировать тексты, критически мыслить, выражать свое мнение и работать в команде. Мы обращаем на это большое внимание, чтобы учителя умели развивать эти навыки.

В новых программах подготовки учителей, а также в учебной программе "Работа с молодежью" более важное место, чем раньше, занимает также развитие цифровых компетенций.

- Четыре года назад в Нарвском колледже открыли учебную программу в области информационных технологий. Говорят, в этой области вы все активнее наступаете на пятки Вирумааскому колледжу Таллиннского технического университета.

- ИТ тогда были растущим направлением, а сейчас и того больше. Если сравнить наши учебные программы, то в Вирумааском колледже упор сделан на промышленность, автоматизацию, мехатронику. Мы хотим увязать ИТ с предпринимательством в более широком плане. Вдобавок к существующей учебной программе "Разработка инфотехнологических систем" мы откроем новую учебную программу - "Предпринимательство и цифровые решения".

Даже если предприятие производит нечто традиционное или предлагает традиционные услуги, инфотехнологии имеют ключевое значение для упрощения процессов. Большинству предприятий нужно учиться более эффективно использовать инфотехнологические решения - всю рутинную работу должно быть возможно передать компьютерам. Сейчас зачастую не догадываются, что это можно сделать.

Также мы хотим разработать программы повышения квалификации, направленные на работающего человека. Чтобы все, кто получил высшее техническое образование в советское время, смог осовременить свои знания. Делаем это для того, чтобы соответствовать ожиданиям региона. Последнее важно, потому что если мы нужны, то нас здесь будут ждать, ценить, и мы продолжим работать.

- Но от своих корней колледж не оторвется - обучение педагогов есть и будет?

- Безусловно. Думаю, что важно найти баланс между этими двумя направлениями. Подготовка преподавателей - это наша историческая миссия, именно с этой целью был создан Нарвский колледж. Мое личное мнение таково, что Нарвский колледж нельзя закрыть уже потому, что местным школам нужны учителя и больше их взять неоткуда. Если молодые люди, готовые учиться на педагога, уедут в Таллинн или Тарту, то маловероятно, что они вернутся.

- Ты одна из тех людей, кто приехал в Нарву работать и жить. Наверное, можно сказать, что путь тебе проложила твоя мама, которая работала на "Кренгольме" финансовым директором.

- Да, я ездила к маме в гости, и Нарва меня не пугала. Для меня она была не периферией, а, скорее, слегка экзотическим местом. Уже тогда я понимала, что благодаря урокам русского языка я могу цитировать Пушкина, но не могу попросить в магазине хлеба. Подумала, что это была бы отличная возможность - поехать работать в Нарву и попрактиковаться в русском языке.

- Удалось ли за эти годы выучить русский язык?

- Осмелюсь сказать, что русский язык я до сих пор не освоила. Я, как и все люди, страшно ленива. Поскольку мне удавалось обойтись тем, что я говорила на эстонском, а коллеги отвечали на русском, то пассивное владение русским языком, несомненно, улучшилось, но активное осталось на прежнем уровне.

Когда я сидела дома с детьми, то русским языком не пользовалась вообще. До сих пор помню, как я вернулась на работу в колледж три года назад, и первая моя командировка была в Петербург. После первого разговора на русском у меня в прямом смысле слова разболелась голова, потому что я не привыкла говорить по-русски. Тогда я приняла решение: раз целью моего приезда в Нарву было улучшить свой русский язык, то нужно активно этим заниматься.

- Как ты этим занимаешься?

- Учусь в тандеме с одним студентом, он упражняется в эстонском языке, я в русском. К сожалению, из-за количества рабочих обязанностей и наличия маленьких детей самостоятельное обучение не настолько активное, как бы мне хотелось.

В какой-то мере я чувствую и обязанность изучать русский язык, потому что требую от студентов очень хорошего владения эстонским языком и знаю, что они прилагают к этому много усилий. В Нарве возможностей практиковаться в эстонском очень мало. Даже период летних каникул сказывается на том, насколько свободно люди выражаются по-эстонски.

Я очень рада, что в Нарве появится Дом эстонского языка. Надеюсь, что он во многом поддержит нашу деятельность…

- …и, возможно, возьмет на себя часть нагрузки?

- Да, каждая новая возможность общаться на эстонском языке важна. Одна из больших проблем Нарвы в том, что здесь нет насущной необходимости знать эстонский язык. Хотя я считаю, что все, кто работает в школах Эстонии, независимо от языка преподавания в конкретной школе, должны владеть эстонским языком на высоком уровне. Потому что государственные учебные программы составлены на эстонском языке, и учитель должен их понимать. И поэтому крайне важно, чтобы мы требовали хотя бы от выпускников университета максимального уровня.

- Потому что сюда приезжают также с минимальным знанием языка?

- Уровень владения эстонским среди абитуриентов разный, есть и такие, кто совсем им не владеет, так как мы уже два года принимаем на эстоноязычные учебные программы студентов из-за рубежа. Сейчас у нас 43 иностранных студента. В первый год они учат только эстонский язык. По окончании года изучения эстонского языка они выходят на уровень B1+, что вполне сопоставимо с уровнем среднестатистического абитуриента, поступающего в Нарвский колледж.

- Обращение взора за границу - это в каком-то смысле вопрос выживания, поскольку число выпускников гимназий в Ида-Вирумаа все падает, а имеющиеся учебные места нужно кем-то заполнять. С точки зрения Тартуского университета критическая граница - 500 студентов, и Нарвский колледж весьма близок к ней.

- 500 - не некая волшебная цифра, она обозначает величину, при которой сведение концов с концами становится проблемой. Наш бюджет в этом году составляет 1,75 миллиона, из них чуть более миллиона - государственная дотация. Плюс 150000 евро, которые университет выделил нам на развитие нашего ИТ-обучения. Все остальное - деньги, поступающие от проектной деятельности, которые мы зарабатываем сами.

- Например, путем организации летней школы русского языка для американских студентов.

- Точно. Преподавание русского языка американцам - один из наших крупнейших источников дохода. Это одно из наших стратегических направлений, так как оно сочетается с повышением компетенции в области преподавания русского языка как иностранного. Где еще было бы разумно преподавать русский язык, как не в Нарве? Это возможность использовать здешнюю русскоязычную среду.

Что касается иностранных студентов (на уровневое обучение приезжают в основном из восточных стран. - Ред.), то их мы можем принять максимум 25 человек в год. Иначе пришлось бы взять на работу пару новых учителей эстонского языка, а возможностей для этого у нас сейчас нет.

Прием иностранных студентов себя оправдал. Они действительно очень мотивированы и уровень высок. Учеба за рубежом - это большой шаг, который они тщательно обдумывают. К выбору специальности тоже подходят серьезно.

Также они очень мотивированы изучать эстонский язык, так как у них нет предубеждений и не возникает вопроса, нужно ли это и зачем это нужно. Раз они решили приехать в Эстонию, то они понимают, что должны знать эстонский язык.

Конечно, им приходится адаптироваться к культурным различиям. У нас преподавание гораздо демократичнее, студент сам отвечает за свои результаты и соблюдение сроков, зубрежки не так много, важно понимание, а также то, что нет неправильного мнения - есть обоснованное и необоснованное мнение.

- Ты работала как в государственном, частном, так и в третичном секторе. Какие уроки ты вынесла из работы в каждом из них?

- Время от времени я со смехом вспоминаю, что когда я во время учебы в университете состояла в AIESEC (международная молодежная организация. - Ред.) и отвечала за кадровые ресурсы, то думала: когда я пойду на работу и буду платить людям зарплату, они будут мотивированы делать то, что я хочу. Я не могла ошибаться сильнее. Теперь, на позиции руководителя, каждый день вижу, что нужно постоянно мотивировать своих работников, несмотря на то, что ты платишь им зарплату.

Вместе с тем опыт в некоммерческом секторе показал, что люди могут сделать силой своей мотивации, если они заинтересованы в деле. Также в Нарвском колледже очень многое делается из чувства миссии, из внутренней потребности отблагодарить общество и регион.

И что тут скрывать, Нарва - это во многом край возможностей. Здесь у тебя гораздо больше свободы действий, чем в Таллинне или Тарту. Нарвский колледж - маленькая организация, но поскольку у нас так много направлений, которые мы должны охватить, то руки у людей во многом развязаны.

- Для некоторых это сродни прибавки к зарплате?

- Наверняка. Но есть и те, кто хочет, чтобы была конкретная должностная инструкция. Здесь я научилась тому, что очень важно идти навстречу желаниям своих коллег. То, как бы я предпочла работать, на самом деле не имеет значения, потому что результат приносят люди, а моя роль - создать им для этого максимально хорошие условия.

Условия для получения результата имеются, потому что никакой катастрофы у нас на самом деле нет, планы развития составлены. Со временем роль колледжа, безусловно, изменится и нам придется внести некоторые коррективы.

Считаю, что мы должны больше разворачиваться лицом к предприятиям - до сих пор мы больше общались с государством, местными самоуправлениями и школами. Нарвский колледж взрослеет - ему уже 20 лет, и нам нужно делать выбор. Мы не можем прорваться на все фронты. Сосредоточимся на ИТ и обучении преподавателей. Я абсолютно уверена, что колледж будет существовать и через десять лет.

МАЙ-ЛИЙЗ ПАЛЬГИНЫММ

* Родилась 11 мая 1983 года.

* Окончила Таллиннский английский колледж, бакалавриат по специальности "государственное управление" в Тартуском университете и магистратуру Таллиннского технического университета по специальности "управление технологиями".

* Дольше всего работает в Нарвском колледже ТУ: сначала в области развития, занимала в числе прочего должность руководителя по развитию, в последнее время работала академическим директором. С ноября - исполняющая обязанности директора колледжа.

* Хобби - движение на природе, походы, катание на лыжах. Также является членом "Найскодукайтсе" и заместителем председателя Нарвского отделения организации.

* Двое детей.

НАВЕРХ