Шахтный музей угрожал оставить пожилого мужчину без электричества

"Из-за этого письма у меня давление подскочило до двухсот; по ночам не могу толком спать", - одно не продуманное как следует письмо повлияло на здоровье пожилого человека.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Эстонский шахтный музей, снабжающий электроэнергией лыжный дом в Кохтла-Нымме и через него два домохозяйства в деревне Рооду, на прошлой неделе сообщил жителю деревни, что через день он останется без электричества.

- Видите, это письмо отправлено 9 января - я получил его вечером того же дня, - и здесь написано, что с 11 января у меня отключат электричество, - показал живущий в деревне Рооду Тойлаской волости Отто Иннос уведомление за подписью исполняющей обязанности члена правления шахтного музея Сирле Парик.

В письме этот шаг обосновывается плохим состоянием линии электропередачи, тянущейся до участка Инноса, а также тем, что шахтный музей не может быть продавцом электроэнергии.

Также ссылаются на датированное пятью днями ранее письмо Тойлаского волостного управления, являющееся, собственно, ответом на ходатайство Сирле Парик, просившей волость о помощи в деле сокращения электропотерь. Дело в том, что показатель счетчика, расположенного на подстанции шахтного музея, значительно выше показателей счетчиков всех потребителей вместе взятых (к примеру, в декабре потери превысили потребление в 2,5 раза), и важную роль в этом играет амортизация электросети.

Волостной старейшина Эве Эаст попросила музей оповестить всех электропотребителей о прекращении электроснабжения и прекратить электроснабжение.

Вдобавок в письме волости отмечается, что тему жителей двух участков обсудят отдельно, рассмотрев в качестве временного решения возможность использовать электрогенератор.

Неизвестность пугает

Живущие на этих участках люди (а точнее, Отто Иннос, единственный, кто там сейчас живет; наследники другого участка проживают в Таллинне), к сожалению, получили уведомление об отключении электричества прежде, чем успели обсудить какие-либо решения.

- Это ведь угроза! - сказал Иннос. - Я пошел в шахтный музей и сказал, что подам на них в суд. Только после этого мы встретились с представителями волости и "Elektrilevi" и начали говорить о том, как решить эту проблему.

До решения дело не дошло; единственно стало ясно, что совсем в одночасье электричество не пропадет.

- Каждое утро проверяю со страхом, не отключили ли еще электричество, - пожилой господин живет одним днем. - Говорили об электрогенераторе, может быть, сейчас его ищут… Он бы обошелся очень дорого, в час расходует 2,5 литра топлива. Весь день он бы у меня не работал, но воду я беру из скважины с помощью насоса, а еще холодильник, и… - он рассудил, что пару месяцев, пожалуй, можно так протянуть. Разумеется, в более теплое время года, а не в такую погоду, как сейчас.

Электричество через лыжный дом

Два участка в деревне Рооду получают электроэнергию через старую подстанцию шахты "Kohtla" с незапамятных времен. Никакого договора у сельчан никогда не было, но показания они всегда сообщали исправно - сперва шахте, затем разрезу "Aidu", потом Кохтла-Ныммескому волостному управлению, а в последние годы шахтному музею, - и добросовестно платили по счетам.

- У нас нет права продавать электроэнергию, однако мы вправе просить у потребителей компенсацию, - объяснила директор шахтного музея Этти Кагаров, как дела обстояли до недавнего времени.

В случае роодуских участков дело осложняется тем, что они снабжаются электроэнергией через распределительный щит, находящийся в лыжном доме, а не напрямую через подстанцию. Пока лыжный дом находился в собственности волости, его энергопотребление оплачивала волость, но теперь у здания новый собственник, с которым музей не может заключить договор, поскольку у него нет права продавать электроэнергию. Отключить электричество в лыжном доме тоже нельзя, потому что в таком случае без электричества останутся и два домохозяйства.

У нас нет права продавать электроэнергию, однако мы вправе просить у потребителей компенсацию.

Заключение договора продажи с "Elektrilevi" было бы выходом как для лыжного дома, так и для шахтного музея, однако оставило бы в подвешенном состоянии эти два домохозяйства, поскольку сперва нужно заменить идущий к ним старый кабель.

Новый кабель обойдется дорого

- В "Elektrilevi" сказали, что нужно 1200 метров нового кабеля. Я предложил им другие варианты, которые позволили бы использовать гораздо более короткий кабель, но они их всерьез не рассматривали, - отметил Отто Иннос. - Сказали, что в лесу кабель протянуть нельзя, хотя на самом деле там уже никакого леса нет, - сказал он, раскрыв карту и показав конкретно, где, по его мнению, разумнее проложить кабель.

Насколько известно Инносу, за вариант с длинным кабелем ему придется самому заплатить 30000 евро.

Помощник старейшины Тойлаской волости Урмас Аунап уточнил, что 30000 евро - это общая стоимость, которая делится между собственниками двух участков и волостью.

По словам Инноса, он готов заплатить за подключение к "Elektrilevi" (156 евро за ампер, всего 16 ампер), в эту плату входит также стоимость 400 метров кабеля, но на большее у него просто нет денег.

Урмас Аунап отметил, что каждый человек должен сам отвечать за снабжение своего дома электроэнергией.

Этти Кагаров вспомнила, что в бытность старейшиной Кохтлаской волости она столкнулась с аналогичной ситуацией, когда до домохозяйства, получавшего электроэнергию через сакаский свинарник, электрический кабель протянули за счет волости.

- Волость все же должна помогать своим людям, - считает она.

Аунап опасается, что такая помощь создаст плохой прецедент и один за другим появятся и другие нуждающиеся.

Волость ищет решение

- Сейчас все остается по-старому, - сказал Аунап, заверив, что Отто Инносу не нужно каждое утро просыпаться в страхе. - Встретимся с новыми собственниками лыжного дома, поищем наилучшее решение. Электрогенератор может быть лишь временным решением - на время прокладки кабеля, когда до этого однажды дойдет, - и собственнику участка мы сообщим об этом заблаговременно.

НАВЕРХ