"В культуре не должно быть так много канцелярщины, как сейчас"
Эрика Кылло: "Все начинается с корней"

Эрика Кылло: "Идея вирумааского праздника заключается также в том, что если некие коллективы по какой-то причине не пройдут отбор на большой праздник, то они смогут выступить на нашем празднике. Они репетировали и проделали большую работу, но не совсем вписываются в рамки большого праздника".

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

1 февраля на торжественной гала-церемонии в зале ожидания Балтийского вокзала вручили годовые премии "Капитала культуры Эстонии" наиболее выдающимся деятелям прошлого года. Главный дирижер народной культуры в Ида-Вирумаа Эрика Кылло удостоилась премии за творческое развитие своей сферы деятельности. Более четверти века работы с душой были отмечены, но "Северному побережью" интересно узнать, что думает сама Кылло, которая вершит большие дела, обычно оставаясь при этом в тени.

- Расскажи, пожалуйста, о своем образовании и формировании как личности - как становятся успешным специалистом по народной культуре? К примеру, в "Северном побережье" ты на протяжении многих лет комментировала и представляла всевозможные мероприятия народной культуры, но о тебе самой речь практически не заходила.

- В Центре развития народной культуры я работаю чиновником около четверти века. До этого работала в домах культуры, начинала в Кохтла-Нымме, где на первых порах даже руководила хором. Мы разучивали песни, я устраивала для учащихся всевозможные мероприятия. После этого отправилась в Кохтла-Ярве, где работала в Доме культуры имени Виктора Кингисеппа помощницей руководителя. Он был родом из Сибири и совсем не разбирался в эстонских вещах, а разбираться было надо - в то время как раз набирала обороты поющая революция. Мы собрали эстонские коллективы, организовывали их общение друг с другом.

Я работала там, пока не возникли разногласия на национальной почве, и тогда я ушла. Каждое утро начиналось с того, что мне приносили газеты, где было подчеркнуто красным, что эти ужасные эстонские националисты хотят сделать. В те времена еще действовал комитет компартии, постоянно устраивали какие-то собрания, и казалось, что бороться с этим бессмысленно. Тогда я и приехала в Йыхви и через некоторое время приступила к работе в уездном управлении, где мы с Каарин Вейнбергс вдвоем составляли отдел культуры.

- Значит, ты руководишь культурной жизнью в уезде с первых лет существования восстановленного эстонского государства?

- Да, я здесь с самого начала. Первым делом я объехала все самоуправления, познакомилась со всеми культурными работниками, работавшими там, потому что регион за пределами тогдашнего большого Кохтла-Ярве мне был неизвестен. Мы устраивали жанровые дни, затем праздники песни и фольклорный праздник "Kirde killad". Позднее добавились совместные мероприятия двух Вирумаа, например, "Virumaa killamängud". Когда заработал Центр развития народной культуры, я заняла нынешнюю должность. Центру развития народной культуры требовался человек, который знает руководителей всех местных коллективов, может дать совет и возьмет руководство на месте на себя. 

- Эта работа тебя кормит, но я знаю, что она также позволяет тебе реализовать себя и приносит удовлетворение.

- Когда занимаешься каким-то делом так много лет, в голову приходят всевозможные идеи. Всегда есть догадки, как планируемое начинание может выглядеть в готовом виде. Хотя некоторые вещи кажутся утопией - например, зимний праздник танца, в успехе которого поначалу сомневалось даже Эстонское общество народного танца и народной музыки. Это был уникальный праздник, у него были свои традиции, своя легенда. Покойному Микку Сарву нравилась идея, что зимние танцы и заклинания - это попытка хоть как-то умилостивить духов земли и уменьшить урон, нанесенный природе добычей сланца.

- Сланцевых королей такие разговоры вряд ли порадуют.

- Я осмелилась где-то это упомянуть, и после этого они не захотели выделить поддержку на праздник танца зольных гор. Они сказали, что и Микку Сарву не стоило так громко говорить о загрязнении. В конце концов праздник все же поддержали.

- С чего началось твое увлечение музыкой?

- У моей бабушки Вильхельмине Крейсманн, родившейся в конце девятнадцатого века, был клавикорд, она играла на инструментах, знала нотную грамоту. Ее отец играл на скрипке. Наши домашние дни рождения и праздники всегда были связаны с музыкой: мы пели, музицировали. Поступление в музыкальную школу казалось логичным продолжением. Сначала была Кохтла-Ярвеская детская музыкальная школа, где я училась по классу фортепиано, а моя сестра - по классу скрипки. Затем я училась хоровому дирижированию в Таллиннском музыкальном училище. Благодаря этому образованию я могла руководить хорами - я управляла женским хором в Кохтла-Нымме, после того как Прийт Пяртна оставил его. В то же время работа чиновника требовала все больше времени и сил, я начала проводить мероприятия - времени стало не хватать, и в конце концов я отказалась от управления хорами.

- Здесь проглядывает метафора: сейчас ты управляешь гораздо более крупным хором, ведь управление сферой народной культуры во всем уезде сродни дирижированию хором или оркестром - возможно, даже сложнее.

- Также то, что сейчас меня больше всего волнует грядущий юбилейный праздник песни и танца. Наверное, эта привязанность обусловлена полученной специальностью, в ней я чувствую себя более комфортно и она вызывает во мне особенные эмоции. Работаю куратором на этом празднике с огромным удовольствием. Вместе с тем считаю, что в промежутках между праздниками нужно проводить и наши собственные праздники песни и танца или же общие праздники двух Вирумаа. Нынче 2 июня мы проведем на территории "Кренгольма" Вирумааский праздник песни, на котором исполним репертуар большого праздника. В прошлом году мы начали сотрудничать с Нарвским симфоническим оркестром, я попросила сделать специальные обработки некоторых песен - оркестр будет сопровождать все наши песни.

- Наш уезд, как известно, мультикультурный, и этой темой ты тоже занимаешься.

- Это неизбежно. Моя работа должна в большей мере заключаться в том, чтобы мультикультурные коллективы имели возможность участвовать в празднике песни и танца хотя бы на уровне музыкальных школ. Думаю, что наши промежуточные праздники играют свою роль в том, что эти коллективы решаются участвовать: это хоры очень высокого уровня, обычно соответствуют I категории; та же история с танцорами, которые танцуют не только русский народный танец, но и эстонский. Еще несколько лет назад я пришла к мысли, что деньги, идущие на языковое обучение, следовало бы платить дирижерам этих хоров, потому что это прямое обучение языку: хористы понимают, о чем они поют. Когда они находятся в гуще большого праздника - в шествии, на большой сцене, - то это настоящая интеграция, которую нужно больше поддерживать.

- В январе прошлого года я написал репортаж "Как в Кохтла-Ярве проходили дни эстонской культуры", в котором спросил: "Как звучит в Кохтла-Ярве заголовок "Дни эстонской культуры"? Мы ведь живем в Эстонии - или нет?". В тот раз ты обиделась и некоторое время сердилась.

- Мы решили устроить дни эстонской культуры не потому, что у нас не хватает эстонской культуры в Кохтла-Ярве, а для того, чтобы поддержать людей, которые с нею связаны. В тот момент мне казалось, что мероприятие удалось: во все дни было многолюдно, на мероприятия приходили эстонские люди. Но когда мы устроили день хоровой музыки и к нам приехала композитор Пирет Рипс, то участвовали также русские коллективы - из Нарвы и местные, и пели они эстоноязычные произведения самой Рипс и других авторов. Казалось, что в тот момент это было нужно. Вместе с рукодельницами мы соткали большой роскошный ковер, который сейчас выставлен в центре культуры.

Мы открыли дни культуры праздником поэзии, на котором выяснилось, что люди, пишущие стихи, активно ищут встречи друг с другом. Поэтому и нынче 17 февраля в 17.00 в Кохтла-Ныммеском шахтном парке-музее пройдет февральский вечер поэзии. Одно тянет за собой другое. Поскольку нынешний год - не только год юбилея певческого праздника, но и Год эстонского языка, я пригласила на вечер также волостных старейшин - в том числе Вейкко Лухалайда из ИВСС. Они прочтут эстонские стихотворения и объяснят, почему выбрали то или иное стихотворение. Пока никто не отказался.

- Нынче исполняется уже 28 лет с момента восстановления независимости Эстонии. Можешь ли ты сказать, как вещи видоизменились - к чему мы на сегодня пришли в плане нашего языка и культуры?

- В культуре не должно быть так много канцелярщины, как сейчас. Требования велики. Когда мы устраиваем, к примеру, праздник песни и танца, то это мероприятие связано конкретно с творчеством, а движение документов - это рутина, так и должно быть. Но если приходится заниматься только этим, то это бьет по местному началу. В последний раз говорили, что нельзя устраивать мероприятия на местах - нужно создать совещательный орган, который предписывает, советует и направляет. Это так не работает! На местах каждый видит свой участок работы - должен быть кто-то, кто видит уезд в целом.

Я никому не отдаю предпочтения - храню нейтралитет, устраиваю праздник вместе со всеми. Когда организую уездный праздник, то в него обязательно вовлечены все самоуправления, где действуют хоть какие-нибудь коллективы. И, скажем, идея вирумааского праздника заключается также в том, что если некие коллективы по какой-то причине не пройдут отбор на большой праздник, то они смогут выступить на нашем празднике. Они репетировали и проделали большую работу, но не совсем вписываются в рамки большого праздника - или танцевальная площадка слишком маленькая и всех не вмещает, или уровень хора несколько слабее требуемого. Мы не будем проводить предварительный тур, никого не исключим - дадим спеть всем.

- Наш календарь мероприятий народной культуры зачастую настолько плотный, что тебя стоило бы клонировать. Например, я помню, что в день, когда Ийзакуский смешанный хор отмечал в своей волости свое 150-летие, тебя ждали и в Кохтла-Ярвеском центре культуры, где коллектив народного танца "Virulane" праздновал свой 65-й день рождения.

- В тот день я была в Ийзаку, потому что 150 - это все-таки очень солидный возраст. Перед "Virulane" я от всего сердца извинилась и отправила им приветствие. К тому же хоровой музыке в нашем уезде нужно чуть больше поддержки. У нас не хватает хоровых дирижеров, а когда их мало… Например, сейчас в уезде нет ни одного женского хора. Был авинурмеский хор, но он теперь в Йыгевамаа. Из мужских хоров были авинурмеский и "Kaevur", теперь остался только "Kaevur" - в составе Смешанного хора северо-восточного побережья.

- Что, на твой взгляд, заставляет людей заниматься народной культурой в порядке хобби - ведь люди собираются вместе и уделяют этому очень много своего свободного времени?

- Думаю, что это прежде всего любовь к музыке, возможно, в какой-то мере и радость общения. То же самое с народным танцем. Возникает сообщество и дружеская компания - как, к примеру, группа Урве Кильк, где танцоры уже пожилые, но по-прежнему хотят собираться вместе. Если руководитель хороший, то он их и танцевать заставит. Все начинается с корней: если на местах коллективов не появилось, то и большой праздник не сможет состояться.

НАВЕРХ