Заложники муниципальной политики 21-го века

Эрик Гамзеев, главный редактор "Северного побережья".

ФОТО: Anna Markova

Жизнь в городах Ида-Вирумаа уже давно была бы гораздо лучше, если бы ее не стреножила муниципальная политика, направленная не на развитие этих городов, а на цепляние местных кланов за власть любой ценой.

В Нарве и Кохтла-Ярве в течение пары десятилетий создавались совершенные пирамиды власти. В них взаимозависимо переплелись местные политические ключевые фигуры, избранные бизнесмены и руководящие работники городских учреждений. В последние годы активное строительство подобной пирамиды происходит и в уездном центре Йыхви.

Принцип прост. Ключевые посты в муниципальных учреждениях достаются в общем случае лишь тем, кто полностью послушен правящему городом клану. И в этом случае устраивается так, чтобы руководители школ, детсадов и других городских учреждений избирались в муниципальные собрания. Касается это и руководителей зависящих от местного бюджета спортклубов, обществ и НКО. В собрании они становятся беспрекословными исполнителями воли местных королей. Внешне же все вроде бы демократично.

Прочным цементом, скрепляющим такую пирамиду, являются общественные деньги и муниципальные рабочие места. В городах, где выбор хорошо оплачиваемых рабочих мест скуден, принадлежность к городской системе служит для активных людей одной из немногих возможностей для самореализации и обустройства собственной жизни. Они оказываются как бы в заложниках, когда, разумеется, никто никого не удерживает с оружием в руках, но и бежать заложнику тоже особо некуда.

Из Кохтла-Ярве даже нелегко переехать, ведь средняя цена квадратного метра жилплощади тут раз в двадцать ниже, чем в столице, и в десять раз - чем в большинстве других уездных центров. На просьбы о кредите на реновацию многоквартирных домов банки отвечают решительным отказом. 

Лишь представить можно, сколько больших вещей было бы сделано в Ида-Вирумаа уже на сегодня, если бы правление его крупнейших городов в течение двух десятилетий не оставалось в заложниках у клановой политики. 

Со временем проявляется и так называемый стокгольмский синдром, когда заложник начинает поддерживать своего захватчика, и укрепляется уверенность в незыблемости поступков местных королей. Остается только подыгрывать им и думать, что жизнь не так уж и плоха. А в ситуациях, когда голосуешь за неловкие решения - например, за резкие повышения зарплат городским руководителям, за выделение денег местным олигархам или избрание местного партийного лидера почетным гражданином, - от тебя ведь не убудет. Авось из этой цепочки что-то и перепадет еще в знак благодарности. 

Сейчас, когда находящаяся у власти в Нарвском горсобрании компания коллективно покинула руководимую Юри Ратасом партию, такая муниципальная политика Центристской партией осуждается. В то же время нельзя забывать, что данная система создавалась под торговой маркой самой же Центристской партии. Теперь, когда нарвских центристов принуждают для сохранения рабочего места выходить из партии, они просто стали вдруг жертвами ими же созданной машины. 

Но если обновляющуюся Центристскую партию осенило, что культивируемому в Нарве стилю правления место на свалке истории, то почему смиренно воспринимается до сих пор такой же стиль правления в Кохтла-Ярве и Йыхви? Наверное, из тех прагматичных соображений, что если и в этих городах поступить столь же решительно, как летом с лидером Нарвского горсобрания Алексеем Вороновым и его людьми, то обратных ударов ожидать можно и в вышеупомянутых городах. Видимо, знают это и руководители тех городов, и это лишь добавляет им нахальства.

В Нарве правление Центристской партии потребовало выхода восьми депутатов из горсобрания после предъявленных им подозрений в коррупции. А что касается Йыхви, то тут и глазом не моргнут по поводу сформированного центристами властного союза с компанией Николая Осипенко, чья фирма, согласно вступившему в силу приговору, заработала на преступном сговоре с руководителями Кохтла-Ярве миллион евро криминального дохода. Кроме того, фирмы Осипенко замешаны также в налоговых мошенничествах. Почему тут правление Центристской партии не потребует немедленно покинуть коалицию?

Наиболее печально при этом, что у местных активных людей такая грубая муниципальная политика все больше усугубляет чувство бессилия и горечи. С одной стороны, Ида-Вирумаа удостаивается все большего позитивного внимания, и много местных людей и друзей издалека полны желания стараться для блага этого региона. Однако если такие начинания, как, например, свежая история незадачливого кандидатства Нарвы в культурные столицы, наталкивается на интересы местной клановой политики, энтузиазм идет на спад.

Подобное ни в коем случае недопустимо. За то, что подобное происходило, несут ответственность все крупнейшие партии Эстонии. Центристская партия - за то, что сама породила этого дракона и лишь выборочно борется с ним. А другие - потому, что серьезный интерес к этим городам проявляли в общем случае лишь за несколько месяцев до выборов. Полиция и суды выигрывали в ида-вируских горуправлениях отдельные битвы с коррупцией, однако принципиально разрушить такую систему правления им до сих пор не удалось.

Лишь представить можно, сколько больших вещей было бы сделано в Ида-Вирумаа уже на сегодня, если бы правление его крупнейших городов в течение двух десятилетий не оставалось в заложниках у клановой политики. Надеемся, что избавление от нее произойдет быстрее, чем растает вера местных людей в возможность перемен.

НАВЕРХ