Культуру нам стали импортировать

Анатолий Щура, Анатолий Щура, дирижер Нарвского симфонического оркестра.

ФОТО: Илья Смирнов

"Быть или не быть?", "что делать?" и "кто виноват?" - эти вечные вопросы сегодня как никогда болезненно и остро сфокусировались вокруг масштабного лозунга "Нарва - культурная столица Европы 2024 года". Не дерзну судить. Осуждение - это роскошь для пассивных наблюдателей. Но как человек, имеющий отношение к культуре, позволю себе порассуждать о первых двух вопросах.

Когда далекой осенью 2017 года этот лозунг начал набирать обороты, представители республиканских медиа буквально хлынули в Нарву. Тогда не возникало сомнений, что отношение к этому проекту стоит узнать прежде всего у нарвитян - горожан, руководителей города, представителей культуры. Лично мне за пару недель пришлось дать четыре или пять интервью. Не скрою, тогда я видел эту идею крайне амбициозной, утопичной и не скрывал сомнений в возможности ее реализации.

Но очень скоро интерес к тем, кто здесь, в Нарве, из года в год строили и строят культуру, угас. Культуру нам стали импортировать.

Затем начались заседания рабочей группы. Мне довелось присутствовать на одном из них, где нарвитяне высказывали свои идеи, предложения, к которым таллиннские организаторы, как мне показалось, остались равнодушны. Когда Нарва прошла во второй тур отбора и Еврокомиссия, помимо достоинств, сочла документ несколько формальным, мои наблюдения подтвердились. На недостаточный контакт рабочей группы с нарвитянами указала также директор Тартуского центра развития социального капитала Виктория Неборякина в телепередаче Андрея Титова "Кто кого" в ее поединке с главным архитектором Нарвы Иваном Сергеевым.

Очень скоро интерес к тем, кто здесь, в Нарве, из года в год строили и строят культуру, угас.

Прошел шумный парад новых фестивалей в Нарве. Об этих событиях написал целый ряд европейских изданий, на что организаторы назойливо указывали. Этому можно было бы безоглядно порадоваться, если бы не каскад негативных, а порой весьма циничных реплик в адрес нашего города и горожан в тех самых публикациях: "хронически депрессивный город", "следующий Крым", "город с самым большим уровнем безработицы". Не побрезговали и данными 2005 года - "город с самым высоким процентом ВИЧ-инфицированных". Этакий "город Зеро", который именно новые фестивали призваны "пробудить ото сна" и открыть новую эру культуры.

Думаю, нет необходимости комментировать, насколько оскорбительными были эти высказывания для нарвитян. Как-то не складывались в единую картину подобные характеристики с уверениями организаторов в своей любви к Нарве. И тогда, когда возник вопрос финансирования второго этапа конкурса, представители фирм "Shiftworks" и "Creative Lab" с поразительной легкостью сделали высокую идею "Нарва-2024" сначала предметом торга, а затем и вовсе отказались от нее.

Именно в тот критический момент сработала известная русская пословица: "Не было бы счастья, да несчастье помогло". Развивающийся конфликт пробудил гражданскую инициативу.

Мы были пассивными наблюдателями, пока кто-то за нас все делал. Но наш город нужен только нам. Быть или не быть Нарве культурной столицей в 2024 году, зависит только от нарвитян - депутатов, чиновников, горожан. Только при нашей максимальной вовлеченности мы получим ответ на вопрос "что делать?".

НАВЕРХ