Ида-вируские добровольцы рвутся помогать полиции с поиском пропавших людей

Боевым крещением стал для добровольцев из "Iga Elu" поиск заблудившегося в ремникуском лесу грибника Ивана в октябре 2018 года.

ФОТО: Анастасия Кивистик

Некоммерческое объединение гражданских активистов, зарекомендовавшее себя при затяжных поисках грибника в Ремнику минувшей осенью, добивается признания со стороны государства. У этих добровольцев и полицейских пока нет "единого дыхания", как констатировала глава МВД Катри Райк, приглашенная в качестве посредника.

Один из членов нового НКО "Iga Elu" Александр Фролов говорит, что имеет огромный опыт нахождения в лесу, то есть практически живет там. "Поэтому я и спросил про опыт нахождения полицейских в лесу, - рассказывает Александр о прошедшей встрече с главой МВД. - Я больше чем уверен, что у меня гораздо больший опыт".

Он до сих пор так и не понял, почему полиция не привлекает добровольцев с первого дня поиска пропавшего. "Хотя бы со второго".

- Я понимаю, у них есть какие-то свои оперативные секреты, но в случае с поиском Ивана какие секреты могли быть?! - недоумевает Александр, вспоминая ту прошлогоднюю историю, сплотившую десятки простых идавирусцев.

Министр внутренних дел Катри Райк провела в Нарве встречу с активными добровольными поисковиками из Ида-Вирумаа. К круглому столу присоединился известный эстонский поисковик пропавших людей Ааре Рюйтель из таллиннского фонда "Kadunud".

ФОТО: Илья Смирнов

Об этом поиске много писали: в сентябре-октябре 2018 года в Ремнику примерно три недели искали заблудившегося пожилого грибника Ивана. На седьмой день на помощь полиции пришли добровольцы, в частности люди, связанные с таллиннским фондом "Kadunud", и еще через 13 дней они нашли тело мужчины. Эта история объединила ида-вируских добровольцев вокруг идеи о немедленной помощи полиции, поскольку, как уверены они, упускаются бесценные первые дни, когда велика надежда найти потерявшегося живым.

- Тогда просто пропал в лесу дедушка, и в конечном итоге нам информацию все равно дали, - продолжает Фролов, - но почему нельзя было дать информацию уже в первый день? Следующей осенью будут такие же дедушки, и мы хотим, чтобы нас привлекали к поискам с первых дней.

Собеседники констатируют, что про их НКО "Iga Elu" жители региона узнают все больше - и порой просят о помощи напрямую. В таких случаях добровольцы начинают поиски параллельно с полицией, хотя этот вариант не очень нравится: "Лучше это делать совместно, вместе больше людей и ресурсов".

Добровольцев в Эстонии много

В Идаской префектуре "Северному побережью" сообщили, что представители "Iga Elu" пока не обращались к полиции с предложением о сотрудничестве. Вообще же взаимодействие с добровольческими организациями по Эстонии давно налажено, о чем сообщил подполковник полиции Тоомас Лохо - руководитель бюро превенции и ведения производства по виновным деяниям Департамента полиции и погранохраны.

По его словам, крупнейшие добровольческие организации, помогающие полиции, это: Кайтселийт - 26000 человек, Эстонский союз охотников - 10500 человек, Союз спасателей - 3000 членов, помощники полицейских - 1080 человек, Северная резервная спасательная группа - 200 человек и "Estsar" - 160 человек. Также оказывают помощь различные госучреждения и организации, например, Инспекция окружающей среды, Силы обороны, Красный Крест, Центр управления государственными лесами и другие.

Договоры у Департамента полиции и погранохраны заключены с 38 партнерами для спасения на море, а для поисков на местности - с четырьмя организациями. У некоторых организаций договоры заключены со Спасательным департаментом, являющимся важным партнером полиции.

- Наличие договора дает возможность иметь лучший обзор о том, сколько добровольцев возможно привлечь к поискам и какими возможностями они обладают: дроны, поисковые собаки и прочее, - рассказывает Лохо. - Общее желание полиции и добровольцев - сделать все возможное, чтобы найти заблудившегося или пропавшего человека. Лучше всего в этом полиции может помочь доброволец, который прошел соответствующее обучение, имеет подходящее оснащение и умеет им правильно пользоваться. Поэтому совместно с добровольцами Департамент полиции и погранохраны проводит курсы и учения, чтобы у всех было одинаковое представление о проведении поисков, используемых средствах, а также документировании поисков.

Могут привлечь и с первого дня

По словам Тоомаса Лохо, решение о привлечении добровольцев принимают с учетом специфики каждого конкретного случая, отталкиваясь от обстоятельств происшествия, от человека, которого ищут, от местности, на которой проходят поиски. "Если, например, это полигон Сил обороны, то лучше всего такую местность знают военные и члены Кайтселийта, если это территория, относящаяся к охотничьему обществу, то самый лучший совет по поискам в таком регионе дадут местные охотники и т.д."

- В первую очередь к поискам мы привлекаем те организации и объединения, возможности которых в данном районе и конкретном месте поиска нам известны. В случае если потребуется задействовать больший ресурс, мы привлекаем и других партнеров. Это решение принимает руководитель конкретного поиска, исходя из ситуации и конкретного случая, - объяснил Лохо.

Он подчеркнул, что добровольцев могут привлечь при необходимости с первого же дня и сразу: "К этому нет никаких преград. Контакты добровольцев есть у руководителей поисков, уставлен порядок привлечения добровольцев".

- Искреннее желание помочь можно только приветствовать, мы готовы к сотрудничеству со всеми, кто желает оказывать добровольную помощь. Но поиски пропавшего или заблудившегося человека должны проходить так, чтобы это не превратилось в поиски заблудившихся поисковиков. Например, в снежное время года, в холодную погоду у участника поиска на местности должны быть соответствующие одежда и снаряжение, средство связи, он должен уметь ориентироваться на местности и быть знаком с местностью, на которой ведутся поиски, - объяснил Лохо.

Идавирусцы готовы к сотрудничеству

Еще один член правления "Iga Elu", нарвитянин Алексей Непримеров рассказал, что у них в резерве на сегодня более сотни человек со всего Ида-Вирумаа и есть костяк - два десятка активистов. Это сообщество сформировалось фактически за несколько месяцев. "Еще полгода назад ни у кого из наших ребят в мыслях не было, что будут заниматься поисками людей", - заметил Алексей.

- Если даже только четверть состава выйдет на поиск, то уже достаточно мощная команда. В работе мы делимся на десятки, в каждом из которых есть звеньевые, знающие, что делать, и способные вывести наших людей из леса в любом случае, - Непримеров уверяет, что им можно вполне доверять. - Полиции не надо рассчитывать только на нас и перекладывать на нас свою работу, но как ресурс мы существуем и у нас есть люди, действительно опытные в плане работы в лесах. Только один телефонный звонок - и вот у вас уже плюс 25-30 человек как минимум.

Министр внутренних дел Катри Райк после встречи с активистами "Iga Elu" сказала "Северному побережью", что понимает желание этих людей помогать и полностью доверяет им. В то же время, как заметила она, между добровольцами и полицией пока непонятные отношения. "Надо просто встретиться с участием полиции и обсуждать этот вопрос до конца".

- Ключевые вопросы: в какие моменты привлекать добровольцев и как их информировать? - резюмировала глава МВД, отметив, что в ее компетенции поговорить с руководством полиции и организовать встречу с "Iga Elu".

Лучше действовать вместе с полицией

Член правления НКО Алексей Непримеров считает встречу с министром полезной: заручились поддержкой. "А пока будем выходить на поиски по мере поступления информации", - сказал он.

Однако ведение поисков параллельно с полицией, а не в сотрудничестве с ней, Алексею не нравится. Он отмечает, опираясь на свой опыт, что в неформальном общении полицейские потом с ревностью реагируют на успехи гражданских.

- В итоге это может привести, я думаю, даже к травле в определенном смысле. Если сейчас мы получаем информацию, хоть и не так быстро, то, боюсь, в дальнейшем в нашей деятельности не останется никакого смысла, потому что никакую информацию мы вообще не получим, - объясняет доброволец. - Но у нас нет этого соревновательного эффекта, и можете даже не упоминать о нас в средствах массовой информации. Важно - спасти человека, - заключил он.

В Ида-Вирумаа теряются много,
но добровольных поисковиков зовут мало

  •  В год по всей Эстонии полиции сообщают примерно о 4500 пропавших людях. Где-то в 150 случаях требуются поиски на местности, в частности в лесах.
  • В 2018 году больше всего сообщений о пропавших поступило в полицию в сентябре. Тогда организовали 55 поисков на местности по всей Эстонии, из них 20 конкретно на востоке, в зоне ответственности Идаской префектуры. (Тут учтены крупные поисковые операции, когда человек не вышел из леса сам на сирену полицейского автомобиля или его не нашла служебная собака, то есть понадобилась организация поиска "цепочкой".)
  • В сентябре при поисках пропавших по всей Эстонии были задействованы в общем 259 добровольцев, из них Идаской префектурой - только 24. Больше всего добровольцев тогда привлекла Лыунаская префектура - 172 человека, хотя масштабных поисков на местности там было всего девять.

НАВЕРХ
Back