"Эстония 200" направила бы европособия только на развитие жизни за пределами Таллинна
ВЫБОРЫ РИЙГИКОГУ

По мнению Ахти Пуура, отставание регионов от столицы могли бы затормозить поддержка инвестиций, налоговые льготы и направление пособий Евросоюза на улучшение жизненной среды в расположенных за пределами Таллинна регионах.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Много лет входивший в правление как "Viru Keemia Grupp", так и "Eesti Energia Enefit Kaevandused" Ахти Пуур совершает теперь первые шаги в политике. Баллотироваться в Ида-Вирумаа в качестве первого номера партии "Эстония 200" его побудило желание подтолкнуть к действиям по существу региональную политику, из-за отсутствия которой различия между Таллинном и остальной Эстонией постоянно растут.

- Как вы относитесь к всколыхнувшей общество кампании "Эстонии 200" с плакатами на трамвайной остановке? Она принесла партии пользу или вред?

- Одно дело, как эта кампания замышлялась, и совсем другое, что первая реакция оказалась настолько болезненной. Конечно, повсюду еще накручивали. Мне трудно оценить, как она в итоге подействовала. 

- Задумывалось хорошо, а получилось как всегда... 

- Наверное, можно сказать, что могло бы получиться и получше.

- Не можете ли вы объяснить, что "Эстония 200" хочет сделать для сближения проживающих в Эстонии разных народов? Ведь это одна из главных тем вашей партии.

- С этим действительно хотели выступить. Причина, почему я присоединился к "Эстонии 200", - вернее, согласился баллотироваться, поскольку в партию я не вступил, - непосредственно пересекается с этой темой: это региональная политика Эстонии. Вернее, ее отсутствие.

Если мы спустя какое-то время откроем планы развития любого региона, чтобы посмотреть, что же в промежутке произошло, то увидим, что все негативные тенденции усилились. План никакого результата не достиг. Какие показатели ни возьми, везде будет видно, что в Эстонии есть один развивающийся регион - Таллинн и его окрестности, а остальные не развиваются. 

- Мы 20 лет слышим, что региональная политика не действует. Это словосочетание от частого употребления девальвировалось. Может, и нет таких реально действующих идей, которые можно было бы внедрить? Где допущены ошибки? 

- Если не зацикливаться на деталях, то мне кажется, что мы часто не понимаем связей между причиной и следствием. А также путаем важное и малозначительное. Чтобы люди переезжали сюда, а местные не рвались отсюда, нужна такая жизненная среда, когда бы люди чувствовали себя хорошо и имелась работа. Две простые вещи. Это и для меня самые важные темы, а также вопросы живущего от сокращения до сокращения сланцевого сектора. С каждым сокращением в данной отрасли промышленности значительное число людей покидают Ида-Вирумаа. 

Если мы сложим эти три вещи и взглянем на целую картину, то можно сказать, что у нас в доме полубездыханное тело, а мы в это время делаем ему маникюр, прическу и говорим обо всем тому подобном. По сути ясно, что нельзя продолжать такую либеральную политику, которой увлекаются в Эстонии, когда государство никуда не должно вмешиваться. Не знаю, начнется ли у нас зуд пятилеток советских времен, однако не должно быть так, что у нас нет долгосрочного видения. 

- Как это нет? У государства, уезда, самоуправлений, разных сфер деятельности - у всех имеются объемистые программы развития и стратегии. 

- Если ты руководишь предприятием, то ставишь перед отделом сбыта задачу продать, например, в следующем году в Латвии товаров на 10 миллионов евро. Когда в конце года сбытчик приходит с отчетом, то никого не заинтересуют его пустые разговоры о том, в каких фирмах и магазинах он был. Интересует выполнение поставленной задачи. Так же можно сказать, что если у государства имеются планы развития, то нужно предъявлять результаты. Будь то хотя бы один заметный результат, по которому можно было бы сказать, что региональная политика была успешной.

- Попробуем сосредоточиться на том, каков ваш, как новой политической силы, более хороший план, который принес бы ожидаемые результаты в региональной политике. Что бы вы сделали принципиально иначе?

- Первым делом, когда ты составляешь план, то каждое действие в нем должно найти финансирование. Некоторые народные депутаты распространяют свои рапорты, как они выжали 5000 евро на одно дело или 10000 евро на другое. Это представляют как свое большое достижение. Я думаю, что это свидетельствует об их уровне.

- А что бы сделали вы? Сколько государству нужно инвестировать в Ида-Вирумаа, чтобы получить желаемый результат? 

- "Эстонию 200" образовали в ноябре, я дал согласие баллотироваться в конце года. И вы теперь ждете, чтобы у нас уже были целостные решения.

- Но ведь избирателям надо дать знать о конкретных политических направлениях, если вы хотите попасть в Рийгикогу. 

- Нельзя начинать с мелочей. Для начала нужно иметь видение. Для меня, например, ясно, что либеральная политика не работает, поскольку региональные различия усиливаются и предлагаемые решения не действуют. Возьмем хотя бы то, что когда предприятие создает пять рабочих мест, то в течение какого-то времени получает обратно 50 процентов затрат на рабочую силу. Это начало не с того конца, ведь создавать рабочие места без инвестиций могут только те предприятия, где не создают большой добавленной стоимости.

Если мы хотим разбогатеть, то не можем идти дальше только с имеющимися секторами экономики. Я искренне рад развитию туризма в Ида-Вирумаа. Это крайне необходимая отрасль экономики: она дает занятость, поддерживает местную сферу обслуживания, улучшает престиж и так далее. Однако это не та отрасль, которая обогатила бы наше государство и народ. Этого возможно достичь только с промышленностью, использованием полезных ископаемых и внедрением современных технологий. 

- Вы говорите, что промышленность - важный создатель богатства. В Ида-Вирумаа сосредоточена значительная часть эстонской промышленности, но почему же этот регион один из беднейших в стране? Куда исчезает отсюда это богатство? 

- На "VKG" я выполнял очень много расчетов, из которых выходило, насколько важным для государства сектором является сланцевая промышленность и как много оно получает денег от этой отрасли. Люди, говорящие, будто данную отрасль надо быстро свернуть, не понимают этого. Деньги оказываются в госбюджете как в виде непосредственных дивидендов, получаемых государством от "Eesti Energia", так и в виде налогов со всех сланцевых предприятий и с обслуживающих их предприятий.

Теперь политики представили достижением то, что в Ида-Вирумаа будет возвращаться больше денег из сланцевых налогов, но эта сумма выросла всего на 2,5 миллиона евро. 

Второй вопрос - на каком уровне находится остальная местная промышленность. Если занимаются дешевыми субпоставками, то особо много богатства возникнуть и не может. Некоторое время назад много говорили о том, что мы перестанем заниматься субпоставками и разработаем собственные крепкие торговые марки. Однако с этим дела - как в школе, где нужно пройти все 12 классов. Вот и в промышленности необходимо пройти все этапы развития. 

По уровню зарплат мы подошли как бы к окончанию основной школы. Чтобы поступить в гимназию, нужно приложить больше усилий и сдать экзамены. В сфере предпринимательства мы оказались в своего рода замкнутом круге, откуда надо бы вырваться, но в то же время так много вещей работает против этого: расходы на зарплату стали очень высокими, инженерно-технического персонала очень мало. Несмотря на это, следовало бы тут в регионе перескочить на следующий уровень. 

- В содержащейся в программе "Эстонии 200" стратегии Ида-Вирумаа опять же написано, что Ида-Вирумаа имеет очень хорошие предпосылки для развития экономики. 

- Я присоединился к ним потому, что эти очень близкие мне темы волнуют эту партию.

- Что же государство должно делать для этого? 

- Еще раз скажу, что нельзя сидеть в Таллинне и думать, будто рынок все расставит по местам. Возьмем хотя бы тот самый туризм. В Ида-Вирумаа еще много возможностей для его развития. Однако здешним предпринимателям очень трудно получить кредиты на развитие. В Эстонии существует госучреждение "KredEx", которое должно бы заниматься рыночными препятствиями. Тут в Ида-Вирумаа имеет место очевидное рыночное препятствие, когда предприятия не могут получить заем. 

- Банки возражают и говорят, что получить займы можно, но нужны хорошие проекты. 

- Это и верно, ведь за пределами Таллинна и его окрестностей нет смысла строить и финансировать что-то большое.

- Вы предлагаете, что государство должно оплачивать разницу региональных рисков? 

- Не оплачивать разницу. Региональные пособия Евросоюза предназначены для того, чтобы регионы развивались равномерно. В государстве следовало бы образовать два региона для европособий - Таллинн с его окрестностями и остальная Эстония. И основная часть денег пособий поступала бы во второй регион, ведь Таллинн и так уже сильно опережает остальных.

У нас не только экономическая политика наивная, у нас порой и государство вообще наивное.

Год назад я разговаривал об этом с канцлером одного из министерств. Он сказал, что тогда мы должны вкладывать деньги туда, где нет ничего. Такое отношение и приводит к тому, что в конце концов там действительно ничего уже не будет. Начинать нужно с того, чтобы государство помогало предпринимателям инвестировать в регионы, создавать производства, тогда появится и возможность принимать на работу людей.

- Почему государство вообще должно подталкивать предпринимателей к тому, чтобы инвестировать сюда, ведь вблизи столицы выбор работников больше и логистические расходы ниже? 

- Возьмем, к примеру, предприятие, которые платит всем работникам в виде зарплат пять миллионов евро. Государство получает от предприятия в виде разных налогов 18 миллионов евро. Если это предприятие закроется, поскольку уже не в силах будет инвестировать, то это станет плохим сценарием для государства. Придется платить пособие безработным и покрывать другие проистекающие отсюда крупные расходы. 

Если в каком-то регионе длительно удерживается высокая безработица, то разумно было бы снизить там налоги. Предприятие получит "кислород" и сможет сделать необходимые инвестиции, чтобы выжить. 

Чтобы Ида-Вирумаа развивался, необходим комплексный план, направляющий сюда деньги - как европейские, так и государственные пособия. Самая большая цель этого - создать жизненную среду, в которой человеку хотелось бы жить и работать. Либеральная политики доказала за 30 лет, что она не действует в отношении регионов. Должны иметься налоговые льготы и инвестиционные поддержки. Должны быть хорошего уровня интернет-связь и транспортные коммуникации. Поезд должен добираться из Нарвы до Таллинна за час-полтора, чтобы у людей была возможность ездить на работу вдали от дома и не менять место жительства. 

- Каким вы видите решение вопроса эстоноязычного образования в Ида-Вирумаа? 

- Одна из самых больших проблем эстонской школы в том, что руководить ею начинает зависящее от местных политиков руководство, которому нет никакого дела как до эстонского языка, так и до эстонской культуры. Если же руководителем школы станет такой способный человек, который ценит эстонские язык и культуру, а также создает возможности для эстоноязычного образования по интересам, то в конце концов второстепенным станет то, что тут учатся также русскоязычные дети. 

- "Эстония 200" хотела бы забрать у самоуправлений и передать в ведение государства не только гимназии, но и основные школы? 

- Самоуправления действительно хотят иметь контроль над руководством школ. Таким путем получают голоса на местных выборах. 

- Если забрать у самоуправлений школы, то что у них вообще тогда останется - организация вывоза мусора, уборки снега и выкашивания травы?

- Нет, не говорите - у самоуправлений осталось бы множество дел. Беда, скорее, в том, что у части более слабых самоуправлений не хватает компетенции, чтобы на нужном уровне заниматься социальными проблемами. Вот и получается, что с двумя нуждающимися в помощи, проживающими в разных самоуправлениях, обращаются на совершенно разном уровне.

- "Эстония 200" хочет превратить Эстонию в страну международных головных контор. Как добиться этого? 

- Мы должны на уровне государства более тщательно смотреть, как у нас двигаются деньги. Недавно прозвучала новость, что в четвертом квартале прошлого года находящиеся в Эстонии международные предприятия выдали за пределы страны кредитов примерно на 140 миллионов евро. Мы совсем не против зарубежных инвестиций - они приносят нам специальную информацию и культуру лучшего руководства организациями. Однако их цель все же зарабатывать здесь приличную прибыль и выводить ее из страны. В то же время у нас имеется собственный капитал, который на определенном этапе считает лучшим перебраться из Эстонии. Надо тщательнее изучать, в чем причина этого.

То, где расположен головной офис фирмы, во многом зависит от налоговой политики. Эстония по уровню многих налогов выше среднего по Европе.

- Какие бы налоги вы снизили?

- Много говорят об алкогольном акцизе, но мало о том, что ему сопутствует. Одно дело - не поступившие в бюджет деньги. Однако в Латвию ездят теперь больше покупать вместе с алкоголем мебель, стройматериалы, одежду и вообще что угодно. Если мы снизим акциз, то никто не откроет снова эти маленькие магазины. Этот поезд ушел. В южной Эстонии уже невозможно даже песок продать официально, поскольку в Латвии плата за ресурсы в десять раз меньше.

У нас не только экономическая политика наивная, у нас порой и государство вообще наивное. Приведу простейший пример. Любой человек понимает, что рано или поздно наступит экономический кризис, его никому не избежать. Например, Китай с приходом экономического кризиса снижает налоги. 

Несколько лет назад произошел молочный кризис. В Эстонии очень хорошие племенные стада, надои молока на корову одни из самых высоких в мире. В период кризиса большая часть животных была отправлена на бойню, а племенной скот продавали в Турцию, Польшу и в переживавшую тот же кризис Латвию. Когда в следующем году цена пошла вверх, у латышей это стадо имелось, а мы - выращиваем телят.

Та же тема с морским судоходством. Когда в регистре судов не осталось уже ни одного судна, начинают думать о введении льгот. 

В период кризиса, когда предприятия сворачивали деятельность и сокращали людей, государство сделало минусовой бюджет и свело инвестиции к нулю. Таким образом оно, в свою очередь, усугубило кризис. Вместо этого надо было достать из ящика стола ждавшие своего часа крупные проекты и запустить их, чтобы оживить экономику и дать людям работу. 

- Вы не переоцениваете способность политиков принимать такие решения? Или игрой руководит армия чиновников?

- Может быть, да. Во время этих предвыборных дебатов мне кажется, что мы подобны каким-то злопыхателям. Говорим о каких-то третьестепенных вещах. Крестьянин ведь знает, что после лета придет осень, а затем зима. Крестьянину не нужно постоянно сидеть и анализировать, как меняется температура. А у нас происходит так, что там, где есть знания и нужно принимать решения, все время сидят и что-то анализируют. А там, где каждому решению должен сопутствовать анализ воздействия, почти ничего не анализируют. 

- Послушать вас, так все прежде находившиеся у власти политики и партии были полоумными - так много вещей все время делали неправильно.

- А скажите, что в моих словах не соответствует истине? Следили ли, например, за тем, сколько денег наших пенсионных фондов уходит у нас из страны? 

- Следили, конечно, об этом говорят все больше. 

- А что делалось? Поскольку мы выводим из страны на основании государственной регуляции деньги пенсионных фондов, то природа не терпит пустоты - сюда приходят деньги зарубежных фондов. Кто слышал о каком-нибудь пришедшем в Эстонию зарубежном фонде, который прогорел бы? Они довольно хорошо зарабатывают, ведь на нашем внутреннем рынке нет конкуренции капитала. Крестьянин ведь не настолько глуп, чтобы бесплатно отдавать своих лошадей соседу, а затем арендовать нужных для работы лошадей и прилично платить за это.

- Мы многие вещи делаем неправильно и другие умнее нас, однако, если мы посмотрим на ближайших товарищей по судьбе, то, например, по сравнению с Латвией и Литвой в Эстонии все же выше как зарплаты, так и уровень жизни. 

- У меня довольно много дел в Литве и я часто там бываю. Тот оптимизм, что имеется в Литве последние два-три года, несравним с Эстонией. Мы можем завидовать им хотя бы из-за того, какие большие инвестиции пришли там в последние годы именно в производство. Конечно, уровень зарплат у нас выше. Рядом с нами расположена Финляндия, которой у латышей и литовцев нет. Нам все же была дана большая фора на старте. 

Судя по последним процессам, я, конечно, не уверен, что мы еще очень долго будем впереди них. Одна из наших ловушек - то, что предприниматели должны все больше тратить на зарплаты, поэтому необходимые инвестиции не делаются и это в конце концов аукнется. 

- Что, по вашему представлению, должно произойти в России в 2022 году, если вы написали в своей программе, что именно в этом году достигнете соглашения о строительстве нового или о реконструкции имеющегося моста через реку Нарва? 

- Что бы в том году ни было, но мы должны проявить желание и готовность сделать это. Нет сомнения, что для развития промышленности Ида-Вирумаа является лучшим регионом Эстонии и этим нужно будет воспользоваться.

8 ВОПРОСОВ

- Сколько голосов наберет на выборах Ахти Пуур?

- Эта цифра взята сейчас совершенно с потолка, но, скажем, 2000.

- Сколько голосов наберет в Ида-Вирумаа "Эстония 200"?

- Будем оптимистами - 4500.

- Сколько мест получит "Эстония 200" в Рийгикогу?

- 15 мест.

- Какой будет через четыре года средняя брутто-зарплата в Ида-Вирумаа?

- Мечтой могло бы быть, чтобы разница с Таллинном не увеличивалась.

- Какой будет через четыре года средняя цена квадратного метра квартирной площади в Кохтла-Ярве?

- Если руководители самоуправления не сменятся, то останется такой же, как сейчас - 80 евро. 

- Кто является самым влиятельным политиком в Ида-Вирумаа? 

- Когда встречаюсь с людьми, то больше всего говорят о Яне Тоом, хотя на местном уровне она не очень много себя проявляет. Здесь в регионе Йыхви и Кохтла-Ярве велико, конечно, влияние Николая Осипенко. 

- Какие события за последние четыре года наиболее повлияли на Ида-Вирумаа как в позитивном, так и в негативном ключе?

- Престиж Ида-Вирумаа улучшился во многом благодаря туризму. Печально, что власть олигархов местного уровня в здешних регионах, скорее, возросла. 

- Ваше любимое место в Ида-Вирумаа? 

- Родные места, деревня Пагари.

НАВЕРХ