Нина Алексеева: в школах Кохтла-Ярве с обучением эстонскому языку все супер!

Нина Алексеева.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

"Северное побережье" поинтересовалось у Нины Алексеевой, которая на посту вице-мэра Кохтла-Ярве отвечает за городское образование почти два десятилетия, почему в течение этого времени не удалось добиться в принадлежащих городу основных школах такого уровня обучения эстонскому языку, который позволил бы выпускникам школы без труда приступить к учебе в гимназии на эстонском языке. Однако интервью с первого же вопроса приняло неожиданный оборот.

- Почему в Кохтла-Ярве обучение эстонскому языку в русскоязычных основных школах идет с таким трудом?

- Как это с трудом? Чья это оценка? Кто это сказал? 

- Министерство образования тоже ведь подтвердило, что в создаваемой госгимназии невозможно организовать обучение полностью на эстонском языке, поскольку приходящие из русских основных школ дети недостаточно хорошо знают эстонский язык. Так это неправда? 

- Скажем так, что дети получали образование в основной школе на родном языке. Часть из них учились по программе языкового погружения, некоторые из наших школ преподавали часть предметов и на эстонском языке. 60 процентов выпускников основной школы, поступающих в гимназию, очень хорошо справляются с предусмотренной государством программой, по которой 60 процентов предметов преподаются на эстонском языке и 40 процентов - на русском. Наши городские результаты госэкзаменов не такие уж плохие. 

- Одно дело - результаты госэкзаменов, другое - реальная практика... 

- Практика показывает, что у нас все идет прекрасно: языковое погружение развивается, в детсадах тоже имеются группы языкового погружения, обучение эстонскому языку происходит. Сейчас у нас в детсадах работают 97 групп, из них 26 - группы языкового погружения. По-моему, да и по оценке других специалистов, занимающихся этой темой как в "Innove", так и в Министерстве образования и науки, в нашем городе все супер. Скажу еще раз: супер. 

Я вообще не согласна с тем, будто обучение эстонскому языку идет тяжело. У нас все происходит замечательно - так, как разрешает закон и предусматривает учебная программа. 

- Если с обучением эстонскому языку все идет прекрасно, то ведь девять лет - это достаточный срок, чтобы выучить в основной школе эстонский язык и чтобы вообще не возникало вопроса, почему в гимназии обучение не может полностью проходить на эстонском языке. 

- В действительности у нас такой цели не ставили. У нас была цель, чтобы дети после окончания основной школы были в состоянии учиться в гимназии по системе 60/40. Это работает. 

- А почему не на 100 процентов? 

- Если сейчас поставим такую цель, то сделаем и это. С этим проблемы нет. 

- Прежде такой цели не было? 

- Да, не было. У нас для основных школ с русским родным языком был установлен переходный период. Мы годами делали это.

- Какая часть нынешних выпускников кохтла-ярвеских основных школ в состоянии учиться в гимназии на 100 процентов на эстонском языке? 

- Когда наступит 1 сентября, посмотрим, кто в состоянии, а кто нет. Сейчас я не могу это сказать. Тщательный анализ будет выполнен в мае.

- Вы подтверждаете, что в общем обучение эстонскому языку в кохтла-ярвеских основных школах улучшается с каждым годом? 

- Конечно улучшается. Дети справляются. 80 процентов выпускников наших гимназий поступают в университеты Эстонии. Это о чем-то говорит. Однако оценка, будто обучение эстонскому языку идет плохо, неверная. Так оценивают люди, которые ничего об этом не знают. 

- Люди из Вирумааского колледжа Таллиннского технического университета сказали, что...

- А кто они такие? Они преподаватели эстонского языка? 

- Они практики, имеющие дело с поступающей к ним учиться молодежью из кохтла-ярвеских школ и констатирующие, что у значительной части знание эстонского языка слабое. 

- Это значит, что у них в колледже уровень преподавания эстонского языка не нормальный. Поинтересуйтесь у них. 

- Вопрос не в этом. Было бы логично, если бы в колледже молодежь после окончания основной школы и гимназии не приходилось подтягивать по эстонскому языку, а сосредотачивались бы на преподавании предметов по специальности. 

- Там есть учителя эстонского языка, пусть учат. Может быть, там учителя плохие. 

- Колледж технического университета не должен быть местом для обучения эстонскому языку. Эта работа должна быть выполнена в течение предыдущих лет в кохтла-ярвеских школах, о которых вы говорите, что там с обучением эстонскому языку все прекрасно. 

- Однако я не понимаю, почему же там тогда работают преподаватели эстонского языка.

- Потому и работают, чтобы наверстать то, что было упущено в преподавании эстонского языка в кохтла-ярвеских общеобразовательных школах. Часть молодежи не в состоянии учиться на эстонском языке без дополнительного обучения.

- Не знаю, все в состоянии и все учатся. 

- Если все в состоянии и учатся, то мы по кругу снова возвращаемся к тому, почему тогда нельзя преподавать в Кохтла-Ярвеской госгимназии все предметы на эстонском языке? 

- Я не знаю, почему. 

- Вы предлагаете, чтобы госгимназия стала на 100 процентов эстоноязычной? 

- Нет. В нашей госгимназии должны быть такие учебные программы, которые позволяют каждому ребенку получить гимназическое образование. О чем мы говорим? 

- Мы говорим о том, способны ли выпускники кохтла-ярвеских основных школ учиться в гимназии на эстонском языке. 

- Должны быть способны. 

- Однако готовы ли они к этому? 

- Да. 

- Все? 

- Да.

- Замечательно! 

- Поаплодируем.

НАВЕРХ