"Начиная распутывать прошлое своей семьи, меняешь также свое будущее"

Юлия Ауг: "По собственному опыту знаю, что даже местным таксистам название "Свободная сцена" ничего не говорит. Хотя бесспорно, есть и такие, кто его знает. Мне кажется, что Нарва вообще непростой город с точки зрения принятия новых вещей. Знают, что есть центры под названием "Женева" и "Ругодив", и этого как бы достаточно".

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

10 марта в нарвском театральном центре "Свободная сцена" состоится премьера постановки Юлии Ауг "Моя эстонская бабушка", в которой женщина с местными корнями, добившаяся на сегодня всероссийской известности как актриса и режиссер, проясняет отношения со своим идентитетом, происхождением и родиной Эстонией. 

- В какой стадии пребывает постановка "Моя эстонская бабушка" за пять дней до премьеры, которая состоится в большом зале нарвского театрального центра "Свободная сцена" в воскресенье, 10 марта?

- Конечно, я очень волнуюсь. Самое время для паники, которая помогла бы собраться. Перепроверяю сейчас все, чувствую, что все сделано плохо, начинаю сильно тревожиться и лихорадочно исправлять ошибки. Это совершенно естественный процесс - я это знаю, ведь это не первая моя постановка. 

В то же время, вы не представляете себе, насколько удобно работать в Эстонии. На подготовку постановки уходит столько же времени, но ты не тратишь четыре-пять часов на поездки туда-обратно, как приходится делать в Москве. На бытовые вещи не тратится время. Здесь не приходится пить энергетические напитки и спать я могла аж по десять часов в сутки. 

- В интервью, данном мне весной прошлого года по случаю вашего участия в игровом фильме "Товарищ ребенок", вы так ответили на вопрос о том, где чувствуете себя наиболее по-домашнему: "Это сложный вопрос, поскольку я нигде не чувствую себя как дома. Самое домашнее место на всем земном шаре - узкая полоска берега Финского залива с золотым песком в Нарва-Йыэсуу. Это место, где сразу начинаю чувствовать себя лучше и спокойнее. Там ощущаю, что мои энергетические батарейки опять заряжены. Там охватывает спокойное чувство счастья. Больше в мире таких мест нет". Нынче вы уже успели посетить это место?

- В этом смысле ничего не изменилось. Но на этот раз еще не успела съездить в Нарва-Йыэсуу. Репетиции проходят с полуторачасовым перерывом с одиннадцати утра до восьми вечера. Но и эти полтора часа на что-то тратятся: даю интервью, подгоняем что-то или двигаем декорации. В немногие свободные дни еду в Питер или Москву - там тоже ничто не стоит на паузе. 

- Как вы нашли прекрасных актеров для "Моей эстонской бабушки" - Миртель Похла, Юлле Кальюсте, Яака Принтса, Герта Раудсепа и молоденькую Лауру Кукк, не известную еще широкой общественности?

- За это следует сказать большое спасибо продюсеру Мярту Меосу, порекомендовавшему их. С Яаком Принтсом мы встретились, например, уже год назад. Миртель я раньше видела на сцене и познакомилась с ней. Герт и Юлле... Они не только эстонские мегазвезды, они вообще мегазвезды. Лауру, только что закончившую сценическую школу, порекомендовал Мярт - мол, она очень хороша - и она действительно очень хороша. Должна сказать, что Мярт держит руку на пульсе и очень хорошо знает всех здешних актеров. Это очень здорово! Яак, Герт и Юлле прекрасно говорят на русском. Миртель и Лаура не говорят, но у меня есть переводчик. Помощью переводчика мы пользовались также на съемках ленты "Товарищ ребенок".

У меня невероятные чувства вызывает не только школа этих актеров, но и глубина их личности.

- Можете ли вы объяснить нашим читателям, как родилась эта постановка? 

- Мне кажется, что каждый человек, если он вообще думает, рано или поздно задает себе вопрос: кто я? Особенно это касается человека, в жизни предков которого происходили драматические повороты. Или если человек ничего не знает о своих предках. Или знает, но у него возникают вопросы о своем идентитете. Я знаю многих людей разного возраста, обращающихся к истории своей семьи или рода и пытающихся посредством этого идентифицировать себя.

В моей жизни тоже настал такой момент - и это произошло еще до того, как меня оставили без эстонского гражданства. Факт лишения гражданства стал позднее триггером, который запустил всю эту историю. Киноискусство и театр - это и есть способы, как посредством творческого процесса познать себя. Когда Мярт Меос услышал о моем проекте поиска идентитета, то это его заинтересовало и он предложил себя в продюсеры постановки.

- Я понимаю так, что рассказ об истории своего рода является для вас также терапией. 

- Речь идет о закрытии некоторых гештальтов. Начиная распутывать прошлое своей семьи и сопоставляя себя с ним, меняешь также свое будущее. Современный театр - это не только драматургия, некая придуманная история, которую играют; он несет в себе социальное начало и попытку сопоставить себя с неизвестным, болезненным или неудобным. Без той щели, которую современный театр создает между участником и явлением или событием, могущим быть травмирующим, сопоставить себя с этим было бы труднее. Если ты обращаешься к предмету как к архетипу, то такое сопоставление более возможно.

В прошлом году мы потеряли, к сожалению, двух учредителей и руководителей Театр.doc - Михаила Угарова и Елену Гремину, - но театр продолжается. Одна из самых страшных проблем, существующих в нынешней России, - это пытки над подозреваемыми в тюрьмах и изоляторах предварительного следствия. Об этом можно говорить: писать статьи, делать репортажи, снимать фирмы, ставить спектакли. И снятый на эту тему фильм или поставленный спектакль оказывают зачастую большее влияние, чем просто статья, поскольку затрагивают эмоциональные струны. Вообще неясно, как решить эту проблему, однако очень многие зрители, приходящие на спектакль "Пытки" в Театр.doc, открывают для себя эту тему - если только они не прочитали о ней где-нибудь на портале или в интернет-издании, ведь по телевизору об этом не говорят.

- На что обратит внимание зритель "Моей эстонской бабушки"?

- В спектакле затрагивается несколько тем. Во-первых, насколько тяжело человеку принять то, что он оставлен без гражданства своей родины; чем-то меньшим, чем родина, он эту страну все равно воспринимать не может. Во-вторых, насколько важен в жизни человека язык. В-третьих, как чувствует себя в мире человек, который даже себе не может ответить на вопрос "Кто я?".

- И кто же вы? 

- В ответ на этот вопрос я написала и поставила эту пьесу. 

- Я учил, что для индивида нет большей экзистенциальной угрозы, как отторжение, поскольку это подсознательно напоминает нам о времени, когда изгнание из стада означало верную смерть. А что же будет с этим гражданством?

- Не знаю. Мне кажется, что на простые вопросы в жизни вовсе не существует простых ответов. Очевидно, нужно делать то, что я делаю сейчас. Или вообще ничего не делать. 

Я семь лет судилась с эстонским государством за право обладать эстонским гражданством по рождению. По закону я его имею, так как мой дед Оскар Ауг получил гражданство Эстонской Республики в 1918 году - и это подтверждают документы, найденные моим адвокатом. Почему-то мне в 1993 году дали гражданство по решению правительства. В тот момент никто на это внимания не обратил и я сама была полностью уверена, что являюсь правопреемственной гражданкой. Проблема всплыла позднее и состоялись процессы, в которых я победила - мне вернули гражданство и мой адвокат инициировал процесс, чтобы я получила статус именно правопреемственного гражданина. Однако после 2014 года я ни один процесс не выиграла и в 2017 году мы проиграли процесс и в Госсуде.

- Чем занимался ваш дед в 1918 году?

- Он был одним из членов трудовой коммуны. Об этом тоже говорится в постановке. 

- Может, в этом и есть причина, почему вы не выиграли в суде? 

- Вполне возможно. И об этом говорится в постановке. Однако с точки зрения закона это не может быть основанием. 

- Вы знаете, где была провозглашена трудовая коммуна?

- Да, в Нарве она действовала в Александровской церкви. И об этом тоже идет речь в постановке. Все вопросы, которые вы сейчас задаете, рассмотрены в спектакле. Я постаралась быть максимально честной - в отношении как себя, так и тех людей, кто оставил меня без гражданства. 

- Как вам кажется, повлиял ли уже нарвский театральный центр "Свободная сцена" своим существованием на пространство, где расположен, и на Эстонию в более широком смысле? 

- С его открытия прошло менее трех месяцев, и это не такое время, на основании которого можно оценить оказанное влияние. На почве увиденного скажу, что это прекрасное здание и созданное на очень высоком европейском уровне пространство. Мне оно очень напоминает знаменитый берлинский театр "Schaubühne", где главным режиссером является Томас Остермайер. Тут много возможностей: можно режиссировать и играть привозимые спектакли, есть помещение для организации танцевальных представлений, есть помещения для репетиций, лекций, конференций, кинопоказов. Речь действительно о хорошем мудьтимедийном пространстве. 

В то же время я чувствую, что городская власть как-то пассивна в отношении "Свободной сцены". Да и по собственному опыту знаю, что даже местным таксистам название "Свободная сцена" ничего не говорит. Хотя бесспорно, есть и такие, кто его знает. Мне кажется, что Нарва вообще непростой город с точки зрения принятия новых вещей. Знают, что есть центры под названием "Женева" и "Ругодив", и этого как бы достаточно. Я присутствовала также на открытии "Свободной сцены", где я не увидела многих людей, которых знаю лично и которые каждый по-своему влияют на местную культурную жизнь. Это опечалило, ведь я знаю, что речь идет о по-настоящему действующих игроках на этом культурном поле.

Знаю, что Нарва включилась в соревнование за звание культурной столицы Европы, и именно из-за этого соревнования тут что-то начало меняться - в лучшую сторону. Вдруг разгорелся какой-то скандал, поставивший на этом деле крест. Не знаю точнее, что это был за скандал, но кажется, что речь идет о дураках. (Горсобрание в три раза уменьшило бюджетную сумму, которая была предназначена для составления книги анализа, необходимой для ходатайства о статусе культурной столицы. - Ред.Я твердо уверена, что если бы Нарва получила этот титул, то это было бы невероятным благом как для города, так и для уезда.

- Очевидно, среди эстонцев вас до сих пор больше знали благодаря вышеупомянутому фильму "Товарищ ребенок". 

- Премии "ТЭФИ" я удостоилась за роль в сериале "Екатерина". Когда мы в Таллинне весь февраль репетировали "Мою эстонскую бабушку", ко мне подходили эстонцы, благодарившие именно за эту роль. Сериал продублирован и его можно посмотреть также в "Netflix". 

- В рамках презентации "Моей эстонской бабушки" в нарвском центре "Свободная сцена" покажут также фильмы, в которых вы снимались. 

- На место приедет Алексей Федорченко и состоится показ его фильмов "Овсянки", "Небесные жены луговых мари" и "Ангелы революции". 13 марта покажут фильм Елены Демидовой и Ольги Веремеевой "Прикосновение ветра", рассказывающий о соприкосновении европейской и буддистской культуры. Мы снимали его в Иволгинском дацане в Бурятии. (Поскольку данные авторы приехать не смогут, то 13 марта в 19 часов будет показан фильм режиссеров Наташи Меркуловой и Алексея Чупова "Интимные места", в котором тоже играет Ауг. - Ред.

- Я и сам бывал в этом дацане, и знаю, что женщина там - никто.

- Очень извиняюсь, но я была так очень даже кто. Когда фильм был снят и из него получилось произведение, сообщающее о том, что в России тоже существует буддистская культура, я стала очень желанным гостем в дацане. Могу и сейчас поехать туда - и меня пустят к Даши-Доржо Итигэлову (1852-1927) и при необходимости оставят там одну. 

- Как вы опишете связанный с этим святым феномен? 

- Это и есть феномен, который трудно описать словами. Это правда, что с его мумией происходят странные вещи. Когда я приехала туда впервые, как раз отмечали праздник Зеленой Тары. У хамбо-ламы Итигэлова отдельного храма тогда еще не было и тело находилось на верхнем этаже другого храма; на праздники его спускали вниз и паломники могли с ним встретиться. Я стояла в очереди, чтобы пройти мимо него - тогда не было также стекла между ним и людьми; этот аквариум служит, чтобы сохранять определенную температуру и влажность воздуха.

Я поклонилась, пожертвовала ему платок, подняла глаза и удивилась, зачем на него надели очки. Это были очки-пенсне. Позднее я пошла к дому ганжур-ламы, где мы остановились всей съемочной группой. Лама поинтересовался, что я почувствовала. Я сказала, что ничего особенного не почувствовала, но не понимаю, зачем хамбо-ламе Итигэлову надели очки. Он громко рассмеялся и сказал, что очков на мумии нет. Мне сказали, что я не первая, кто видел очки. Итигэлов очень много читал - не только буддистскую, но и медицинскую литературу, - и носил очки. "То, что ты видела, - отражение с его матрицы в пространстве", - сказали мне.

ФОТО: Илья Смирнов

Мярт Меос, продюсер "Моей эстонской бабушки": 

- История появления постановки "Моей эстонской бабушки" оказалась очень долгим, растянувшимся почти на пять лет процессом. Марат Гацалов, будучи руководителем Русского театра, искал в 2013 году людей, являющихся уроженцами Эстонии или связанных с Эстонией. Планы сотрудничества имелись также с Юлией Ауг, которая предложила в качестве одного из вариантов историю своей бабушки. Однако Марат задержался в Эстонии ненадолго, а годом позже через Олега Лоевского я познакомился с Юлией. Тогда у Юлии еще было эстонское гражданство и судебные процессы из-за гражданства уже шли. Я рассказал ей среди прочего о плане открытия театрального дома в Нарве и о нашем интересе к местным историям. Она предложила идею постановки "Моя эстонская бабушка". Мне идея сразу понравилась, и я сказал, что она может приступать к написанию текста.

Юлия - очень востребованная актриса: например, в прошлом году у нее было более 200 съемочных дней, плюс спектакли и репетиции. И работа над текстом затянулась. К тому же, два года назад произошел арест Кирилла Серебренникова, и Юлия, как одна из ведущих актрис "Гоголь-центра", активно выступала в защиту своего театрального руководителя, участвуя как в уличных демонстрациях, так и в заседаниях суда. Это тоже потребовало своей доли энергии. В то же время Юлию в 2017 году окончательно лишили эстонского гражданства, и связанные с этим переживания она захотела включить в театральную постановку.

В декабре 2017 года идея постановки была отмечена премией специального фонда Сийма и Кристи Каллас - Фонда национальной культуры. Принимая премию, Юлия перед лицом общественности пообещала довести идею постановки до завершения. Пути назад уже не было. Текст был окончательно готов лишь за неделю до начала репетиций, первая репетиция состоялась 30 января. То есть 10 марта этот долгий подготовительный период закончится. Для меня как продюсера, у которого "Моя эстонская бабушка" является 51-й постановкой, это стало одним из самых длинных периодов переговоров. Однако я счастлив, что премьера состоится именно сейчас, ведь в Нарве с конца прошлого года есть свой театральный центр - и для показа истории одной известной нарвитянки это самое правильное место!

НАВЕРХ