ПЕРЕДОВИЦА: 15 месяцев расследования

Как закон защищает подвергнутых уголовному расследованию, если в итоге оказалось, что они невиновны.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Бывает, конечно, что следственное учреждение, начав в отношении кого-то уголовное производство, в конце концов признает, что оснований для этого не было. 

Так произошло и с бывшим руководителем йыхвиской социальной службы Сирли Таммисте, чью деятельность Полиция безопасности изучала год и три месяца, пока не пришла к заключению, что ничего противозаконного и не было. Видно, у следственных учреждений имеются свои источники и методы сбора информации о чьей-либо деятельности, благодаря которым кто-то попадает в поле их зрения. Существуют также методы проведения каких-то процессуальных действий.

Дома у Таммисте провели 9 января тщательный обыск. Воспитывающую в одиночку несовершеннолетнего ребенка мать увезли в камеру и держали там почему-то до следующего дня, чтобы затем взять у нее показания. Потребовалось 15 месяцев, чтобы достичь ясности, что человек ни в чем не виноват. Особенно в таких случаях возникает вопрос: является ли все же наша правовая система европейской и, прежде всего, человечной, если в конечном итоге причиняет так много страданий невиновному человеку? Каким образом компенсируют такой прогон сквозь строй и возможно ли это вообще? 

Понятно, что раскрытие коррупционных преступлений - дело сложное, и это правильно, что борьбу с ними сделали приоритетом. Однако тут опять же нужно вспомнить высказанное ранее несколькими признанными адвокатами мнение о так называемом инквизиторском уголовном производстве. Они утверждают, что государство своим мощным репрессивным аппаратом с такой силой давит на человека и так осложняет жизнь, что те, кто послабее, ломаются и, желая согласительного производства, признают себя виновными уже на полпути следственного процесса.

Однако это уголовное дело далеко не закончилось, и мы с интересом ждем, какое развитие оно получит в отношении двух остальных подозреваемых - Нины Негласон и Тийу Сепп. Мы не знаем всех обстоятельств, но те, что стали достоянием общественности, заставляют пожимать плечами. Как мы и раньше говорили, если официально полученная за выполненную работу зарплата, с которой уплачены госналоги, может являться взяткой, то это нечто довольно новое на нашем юридическом ландшафте.

НАВЕРХ
Back