Свои чужие?

Николай Павленко представляет свою новую книгу "Росинка на листочке клевера". 64-страничное издание напечатано на двух языках - эстонском и русском. Николай Павленко подчеркнул, что сделал это целенаправленно - чтобы эстонскому читателю ближе познакомиться с русским языком, а русскому - с эстонским. "Хочется верить, что таким образом мы хоть чуть-чуть станем ближе друг к другу", - надеется он.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

С одной стороны, можно понять тревогу за дальнейшее развитие эстонского языка, менталитета, эстонского духа, наконец.

ДОСТУПНО ДЛЯ

Если уж народы, насчитывающие миллионы и десятки миллионов человек, беспокоит судьба родного языка и менталитета, то что говорить об эстонском языке, который является родным языком для миллиона человек? И где, кроме Эстонии, язык эстонский может твердо рассчитывать на государственную поддержку?

Иногда беда играет объединяющую и стимулирующую роль. Вот, к примеру, отрадный факт, что в Кохтла-Ярве в ходе обсуждения вопроса госгимназии появилось общественное объединение в защиту эстонского языка и образования. Но коли речь идет о защите, то неизбежны вопросы - от кого и как защищаться?

НАВЕРХ