ПЕРЕДОВИЦА: Чрезвычайные уголовные дела

За годы технология на шахте "Estonia" стала более современной, однако внедрение новейшего оборудования все же не свело риски к нулю.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

В середине этого месяца в Вируском уездном суде начнется уже второй за последний год судебный процесс, рассматривающий произошедшие на шахте "Estonia" несчастные случаи со смертельным исходом. 

В начале лета прошлого года суд рассматривал случай четырехлетней давности, когда под воздействием неустановленного ядовитого газа под землей погибли два опытных шахтера. На сегодня как уездный, так и окружной суд оправдал всех обвинявшихся по этому делу, найдя, что все-таки не было установлено, как и по какой причине точно погибли шахтеры, а строить обвинение на предположениях нельзя.

А 13 мая начнется суд, который будет рассматривать несчастье уже пятилетней давности, когда подземный рабочий шахты попал под ковшовый погрузчик и погиб.

В сущности это совершенно разные эпизоды. Если в первом случае значительная часть обвинения действительно строилась на косвенных доказательствах, то во втором случае вся фактология была более-менее ясна сразу, имелись также свидетели. 

Объединяет же эти два дела то, что в случае обоих несчастий на производстве прокуратура пытается привлечь к уголовной ответственности как ответственных работников, так и добывающее предприятие. В случае прежних несчастий на шахтах такого не было. Расследование, конечно, проводилось и ошибки работодателя тоже выявляли, однако все ограничивалось бумагами типа предписаний или выплатой компенсации близким.

Ясно, что в случае несчастий на производстве, закончившихся тяжкими травмами или смертью, кто-то должен нести ответственность. Однако самое важное не то, будет ли кто-то в конце концов признан виновным по этим уголовным делам и насколько суровое наказание получит, а то, сможет ли это заставить работодателя еще больше минимизировать подстерегающие на шахте риски.

НАВЕРХ