Генерал Террас, будучи желторотым юнцом в политике, нацелился на большие шаги

По словам Рихо Терраса, значение Европарламента стало больше, чем это в Эстонии ощущается.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Ушедший в конце прошлого года в отставку с поста командующего Силами обороны Эстонии уроженец Йыхви генерал Рихо Террас нынешней весной, вопреки прежним планам, неожиданно вступил в политику - и сразу на ее передовую линию, то есть в предвыборную борьбу за место в Европарламенте, каковых у Эстонии всего шесть. 

- Как у вас проходил, если пользоваться армейским лексиконом, период новобранца в политике?

- В первые недели шло формирование правительства и у партийной конторы не было времени мною заниматься. Я больше сам осматривался и привыкал. 

В День ветеранов, 23 апреля, впервые раздавал ручки на площади Вабадузе в Таллинне. Было очень здорово пообщаться с народом. Люди подходили и говорили о своих проблемах. Если мог, то советовал что-то. Негативного опыта еще не было. 

В социальных медиа я лет семь-восемь нахожусь, так сказать, в состоянии летаргии, поскольку у меня постоянно возникали там какие-то теневые учетные записи - и до сих пор возникают. 

- Командующий Силами обороны особо много говорить не может, а одной из главных работ политика как раз и является говорить о себе, о своих намерениях. Насколько вы обвыклись с таким изменением по существу, когда приходится постоянно себя экспонировать? 

- Люди думают, будто меня многие знают, но на самом деле это не так. Например, недавно на одной из встреч пришлось объяснять, что я и есть тот самый Рихо Террас. У людей перед глазами может стоять мое изображение в форме, а Террас в гражданском им не особо знаком. Видно, теперь придется этим заняться, и я учусь также действовать в социальных медиа.

- Еще в вышедшем в ноябре прошлого года в газете "Постимеэс" интервью вы говорили, что разные партии пытались заманить вас в свои ряды, но вы решительно всем отказали. Но кто и как все же уговорил вас? 

- Сеэдер! (Председатель "Isamaa" Хелир-Валдор Сеэдер.) Предложение баллотироваться первым номером стало, конечно, сюрпризом. Для меня "Isamaa" был, по сути, единственно возможным выбором. Это была единственная партия, о вступлении в которую я подумывал раньше. Думал, что в какой-то момент тихонько вступлю и буду действовать в местной общине без отрыва от прочей работы. Поначалу отнесся к этому предложению не очень оптимистично. Но все мои друзья, знакомые и семья поддержали. Как и руководство предприятия ("Milrem Robotics"), на котором я работаю.

В конце концов все расставил по местам мой старший сын, заканчивающий магистратуру в Тартуском университете: "Отец, менеджеров стартапов в Эстонии сотни, если не тысячи, но только шесть человек выберут отсюда в Европарламент".

- Не советовались ли также со своей соученицей по йыхвиской школе Кристийной Оюланд, у которой имеется опыт работы в Европарламенте? 

- Нет. К сожалению, я давно не разговаривал с Кристийной. Но надеюсь увидеть ее на слете выпускников школы 11 мая. 

- Европарламент сравнивают также с домом престарелых для опытных политиков. Не станет ли вам там скучно? 

- Это уже не дом престарелых. Значение Европарламента больше, чем считают в Эстонии. Поскольку мы такие маленькие, то нужно использовать все каналы. Не верится, что мне будет там скучно. Меня приглашали выступать там в разных форматах. Там можно делать дела. Все вещи скучны настолько, насколько скучными для себя делаешь их ты сам. 

По-моему, важно, находясь в Европарламенте, поддерживать тесный контакт с Эстонией. Некоторым депутатам это удается получше, некоторым похуже.

- Почему темы Европарламента остаются для людей Эстонии довольно далекими? Если посмотреть, к примеру, на то, насколько низкой бывает избирательная активность. 

- Если не обращать внимания на какую-нибудь важную тему, то в один прекрасный момент она может сама навалиться лавиной. Например, в Евросоюзе годами вообще не говорили о темах безопасности. Помню, что когда я впервые побывал там в 2011 году в военном комитете, то там действительно было очень скучно и ни о чем по существу не говорили. Неожиданно грянул миграционный кризис, серьезно ранивший чувство безопасности у людей и фундаментально поставивший под сомнение то, готова ли Европа к тому, чтобы защитить себя.

Чтобы таких вещей не происходило, надо активно наблюдать за всеми подобными процессами, а также знакомить с ними людей в Эстонии. Европа, по сути, проспала кризис в Сирии, который положил также начало волне миграции.

Темы обороны вообще стали намного более актуальными. Введенные в отношении России санкции в связи с происходящим на Украине показали, что государства Европы в состоянии принимать совместные решения, когда это очень нужно. 

- Как можно укрепить конкурентоспособность Европы по сравнению с теми глобальными экономиками, которые не соблюдают такие же правила - например, хотя бы в сфере политики окружающей среды? Должен ли и Евросоюз переделать свои правила?

- Начать следует с того, что сама Европа должна выполнять установленные ею правила и внутренние договоренности. В Европе со многими вещами дела обстоят так, что главы государств договариваются о чем-то, а добиться осуществления этого - в финансировании или экономике - не удается, и тогда "проскакивают под планкой". Это убивает единство Европы в вопросах экономики.

Европа должна мощнее прежнего защищать свои позиции как на востоке, так и на западе, - надо, к сожалению, сегодня признать. Это не особо удавалось делать, поскольку не хватало единства. Другие этим пользуются и пытаются общаться с каждым по отдельности. 

За исключением Китая. Когда я учился в Китае, для меня стало полной неожиданностью, что для китайцев Европа - всё одно, для них только с 500 миллионов жителей начинается партнер, с которым стоит общаться на какие-то более значительные темы.

- Как сделать Европарламент более деятельным, если уже годами говорится о том, что надо больше сотрудничать и выполнять договоренности?

- По сути, Европарламент все же стал более определяющим, чем раньше. 

Мы должны учесть, что там всего шесть депутатов от Эстонии. Разумеется, у более крупных государств, как Германия или Франция, чьих депутатов там значительно больше, и влияние больше. Однако если бы и этих шести депутатов там не имелось, то в наших интересах не происходило бы ничего.

- Вы сами говорили, что лучшим в карьере периодом было время командования батальоном, ведь лучше быть большой рыбой в маленьком пруду, чем маленькой - в большом. 

- В этом нет никакого сомнения. 

- Как увеличить свою значимость в Европарламенте среди 751 депутата? 

- Если ты маленький, то должен прыгать выше. У эстонцев всегда существовала та проблема, что ты должен прыгать выше, чтобы достичь того же уровня. Надо быть активнее - например, Тунне Келам показал, что упорным трудом можно достичь многого. Та работа, которую он провел по тщательной оценке коммунизма и нацизма, достойна признания, однако с ней надо идти дальше. Это одна из вещей, которая меня тоже очень волнует. 

- Какие еще темы важны для вас? 

- В темах безопасности я чувствую себя наиболее уверенно. В Европе многие вещи в этой сфере можно сделать лучше нынешнего, будь то, например, хотя бы закрытие своих границ. Внешняя граница Европы должна быть все же надежной - сегодня она таковой не является. Европа должна контролировать, кто через ее границы входит и выходит, и это вопрос не только южных государств. 

- Какие стойки на голове приходится делать эстонским депутатам, чтобы выделиться в такой большой компании? О вас говорили, что, например, будучи военным атташе Эстонии в Германии вы удивляли чтением наизусть Гете и Гейне на немецком языке.

- Знание языков - вещь, бесспорно, очень важная. Конечно, со всеми проще вести дела, если ты в состоянии общаться на их родном языке. 

- Опыт супруга посла (супруга Рихо Терраса Кайли Террас - посол Эстонии в Голландии) у вас тоже имеется? 

- Да, но, к сожалению, я не очень многое успел сделать в качестве супруга посла. Мне не очень много удавалось быть рядом с ней, ведь из-за предыдущей работы мне довольно много приходилось ездить. Но, конечно, супруга-дипломат сможет поддержать меня во внешнеполитических темах и направлениях. Члены Европарламента и Министерство иностранных дел должны держаться единой линии.

Главное, что Евросоюз - это хорошо, и ломать его неразумно. Надо сохранить то, что есть, и попробовать изменить его в том направлении, чтобы стало меньше бюрократии. То, что сделала Эстония в области дигитализации общества, можно больше сделать и в целом в Евросоюзе. Почему бы и в Европе не прийти к тому, чтобы мне не нужно было лететь в Лондон, чтобы поставить там одну подпись?

- Очень много функционеров потеряли бы кусок хлеба... 

- Да, но Европарламент для того и есть, чтобы делать жизнь людей лучше. 

- Почему происходит так, что сам Евросоюз утверждает, насколько он хорош и полезен, и в то же время усиливается евроскепсис, а также важным считают и вовсе укрепление национальных государств? 

- Думаю, это происходит потому, что к людям не прислушиваются. Я до сих пор не ощущал в Эстонии, чтобы люди хотели отойти от Евросоюза. У эстонцев есть желание сохранить язык, культуру и суверенитет, но ведь это и есть один из принципов Евросоюза, чтобы как можно больше вопросов предоставлять решать самим государствам. 

Евросоюз должен остаться объединением национальных государств, а не превратиться в федерацию. Все разговоры о Европейской армии - глупость, хотя бы потому, что это никак не связано с Лиссабонским соглашением. Это замещающая деятельность, отвлекающая внимание от основных тем. Давайте не будем заниматься нереальными вещами. Займемся больше и сообща, например, энергобезопасностью, чтобы у Европы было больше всяческих энергоисточников, чтобы крупные производства не зависели так сильно от российского газа. Борьба против "Nord Stream 2" - близкая мне тема.

Я понимаю, что это борьба с ветряными мельницами, говорить о том, почему эстонский земледелец должен получать меньше пособий, чем французский. Я считаю, что если мы вообще отменим пособия, то эстонский земледелец окажется в намного лучшем положении, чем французский. Французский свалится на четвереньки, а эстонцы уже сейчас приучены к тому, что должны справляться при меньшей поддержке. Равенство должно возникнуть между государствами во всех областях.

Когда старые партии главной линии - консерваторы и социал-демократы - становятся слишком похожими и перекупают друг у друга темы, то по краям остается больше пространства. Эстония в этом смысле не отличается от других.

CV

  • Родился 17 апреля 1967 г. в Кохтла-Ярве. 
  • В 1985 г. закончил кохтла-ярвескую 5-ю среднюю школу имени Адольфа Кеслера.
  • * 1989-1993 гг. изучал историю в Тартуском университете. 
  • Срочную службу проходил три года в советском военно-морском флоте, побывав с кораблем в Ливии, на Кубе и в других государствах. 
  • В 1994-1998 гг. учился в Мюнхене в Университете Бундесвера по специальности "государственные и общественные науки", получив степень магистра. 
  • Совершенствовался в Швеции, Германии, Великобритании, Китае, Швейцарии и других государствах. 
  • В Силах обороны был командиром батальона, начальником Генштаба "Кайтселийта" и командиром Генштаба Сил обороны. 
  • В 2000-2004 гг. был эстонским военным атташе в ФРГ и Польше.
  • В 2008-2010 гг. - канцлер Министерства обороны.
  • В 2011-2018 гг. - командующий Силами обороны Эстонии.
  • После ухода в отставку работал среди прочего на производящем военную технику предприятии "Milrem Robotics" руководителем оборонного дивизиона.
  • В 2019 г. вступил в "Isamaa". 
  • Женат, имеет двух сыновей.
НАВЕРХ