Значит, Карлсон, который живет на крыше, родом не из Нарвы?

Ильмар Рааг: "Опыт других стран показывает, что должно быть сердце фестиваля - главные улицы, вдоль которых концентрируется жизнь культурной столицы. Особенностью Таллинна была открытость морю. Вопрос, что станет самым знаковым в Нарве, - главная тема мозговых штурмов ближайшего месяца".

ФОТО: SCANPIX

На прошлой неделе пришла радостная весть для всех поклонников Ида-Вирумаа и Нарвы, так как уже угасшая было надежда, что Нарва действительно сможет стать культурной столицей Европы 2024 года, вновь затеплилась. Выяснилось, что одно время разыгрывавшая комедию власть Нарвы отыскала-таки затерявшуюся строку в бюджете и к составлению заявки приступят с новыми силами под руководством главного архитектора города Ивана Сергеева, а художественным руководителем команды станет ренессансно разносторонний Ильмар Рааг.

- Недавно я пошутил в "Facebook": "Культурная столица ЕС 2024 - Нарва" уже вышла на экраны. Это фильм в жанре road movie и… Сейчас показывают сцену "Russian Mountains"." Сам я не обладаю компетенцией, чтобы оценить, насколько адекватен или точен этот образ, но до сих процесс участия Нарвы в борьбе за титул культурной столицы Европейского союза протекал довольно биполярно. Признаюсь, что, скажем, после 9 февраля я бы не поставил в букмекерской конторе ни одного евро на то, что Нарва когда-нибудь еще станет какой-либо столицей.

- У меня ощущение было такое же, хотя я не был связан с проектом напрямую. Сначала мне казалось, что Нарва вместе со своей историей гораздо сильнее всех остальных кандидатов, сильнее, чем Тарту или Курессааре. Но когда процесс остановился, я тоже был уверен, что уже ничего не поделать: ведь никого нельзя сделать столицей насильно.

- У тебя, как и у многих эстонцев, свои крепкие нарвские корни. Мог бы ты здесь рассказать о них подробнее?

- Я связан с Нарвой в первую очередь тем, что мой отец родился в Нарве. Правда, он там практически не жил, потому что родился в 1942 году и из-за войны его сразу оттуда увезли. Зато в Нарве в рабочем театре работал актером мой дед, которого я никогда не видел, так как он погиб на войне. Из Нарвы была и моя бабушка, которая мне многое рассказывала об этом городе. Хотя ее рассказы, какими они запомнились маленькому мальчику, были весьма сумбурными.

С одной стороны, она работала на "Кренгольме", с другой стороны, трудилась билетером в кинотеатре, и она рассказывала о фильмах, которые она видела в нарвском кинотеатре "BiBaBo". Я понял, что культурная жизнь там была и в старину. Но я никогда не бывал в том городе, о котором рассказывала моя бабушка. Когда я проезжал через Нарву или порой останавливался там, то пытался представить, как выглядит культурная жизнь Нарвы. И думал, что рано или поздно все равно придется предпринять путь к своим истокам.

- Я могу сразу навскидку назвать еще нескольких выдающихся людей, которые являются доказательством того, что если Нарва зацепила кого-то из твоих предков, то это передастся и следующим поколениям.

- Это так. Могу рассказать еще историю, которая заставила меня задуматься в детстве. Девичья фамилия моей бабушки была Каарельсон, и для моего уха она звучала как Карлсон.

- Нарва ведь шведский город!

- Вот-вот! И тогда я, маленький мальчик, который еще не ходил в школу, думал: "Как такое может быть, что Карлсон родом из Нарвы?". Сейчас я уже понимаю, как это могло случиться.

- Какое развитие событий привело к тому, что 8 мая стала возможной публикация пресс-релиза "Нарвы-2024" "Нарва продолжает борьбу за титул культурной столицы с новой командой и удвоенным бюджетом", где в числе прочего говорится, что должность художественного руководителя борющейся за звание команды займет коммуникационный эксперт и кинорежиссер Ильмар Рааг? Другими словами: как же все-таки удалось тебя завербовать?

- Предпосылкой этого было прежде всего то, что на уровне Нарвской горуправы все-таки появилось желание продолжить участие в конкурсе; это началось с местной политической воли - не будь ее, ничего бы дальше не случилось. Также как минимум нужно, чтобы в бюджете горуправления были деньги, которые используют на развитие этого проекта. Местный уровень - самый важный.

- Во время нашего интервью ты облачен в пятнистую форму и как офицер "Кайтселийта" отрабатываешь на крупных учениях оборону нашей родины.

- Для некоторых мужчин и женщин Эстонии это весенний певческий праздник.

- Это также свидетельствует о твоей разносторонности. Ты в первую очередь кинодеятель, с 2002 по 2005 год был гендиректором значительной компании - Эстонского телевидения, работал советником по стратегической коммуникации в бюро коммуникаций правительства, был с военной миссией в Мали и Центральноафриканской Республике, и voilà - сейчас мы говорим о том, как Нарва сможет стать культурной столицей ЕС. В связи с темой военного дела и обороны вспоминается, как твоя предшественница в борьбе Нарвы за звание культурной столицы Хелен Сильдна придала фразе "Narva is Next" позитивное значение.

- Также мы говорили о том, что Нарву можно назвать городом, откуда начинается Европа. Когда мы думаем о приграничных городах, большой вопрос в том, в какой момент происходит изменение. В какой момент можно сказать, перемещаясь из одного культурного пространства в другое, что ты действительно находишься в Европе? То есть место должно само активно себя характеризовать. С другой стороны, идея проекта культурной столицы не полностью заключается в определении понятия европейскости, там есть три пункта, на которых хотят сосредоточиться.

Первое - то, что достаточно много местных жителей рассказывали даже весьма смешные истории о том, как люди, несмотря на индустриальную среду, занимаются творческим самовыражением. Начиная с того, что есть шахтеры, которые вышивают; когда-то были жены шахтеров, которые занимались балетом на любительском уровне; здесь есть киностудии - мы говорим об Ида-Вирумаа в более широком плане. Возникает вопрос: что побуждает этих людей заниматься подобными вещами? Весь проект культурной столицы предполагает, что местных жителей переполняет некое чувство, которое они хотели бы выразить.

Вторая идея связана с выражением "границы жизни" и не столько в культурном, сколько в метафорическом значении. Есть образ того, как Восточный Берлин, который тоже был сравнительно печальным местом, вдруг превратился в международное любимое место художников и музыкантов авангарда. Это было место, где было возможно делать все и очень многое можно было открыть.

Третья идея - то, что Нарва - и Ида-Вирумаа в целом - совершают прыжок в будущее, где придется каким-то образом обрести новое равновесие. Проект Нарвы как культурной столицы ЕС с точки зрения городского развития в числе прочего заглянет в будущее. Наиболее передовые визионеры отмечают, что сейчас говорят о том, что современный город - это умный город, где все связано электронной сетью, но нужно перепрыгнуть и через это и посмотреть, что находится по другую сторону. Здесь я должен признаться, что я и сам пока не знаю и жду с нетерпением - эта идея, которую хотят начать обсуждать вместе с исследовательскими центрами и вузами.

- Твой следующий кинопроект - фантастический фильм для детей "Эрик Кивисюда" - связан с Нарвой?

- Над проектом Нарвы как культурной столицы работает уже довольно много людей. Сейчас я сотрудничаю с ними в формате своего рода удаленной работы, потому что должен снять этот фильм предстоящим летом. Некоторые его сцены планируется снять в Ида-Вирумаа. Основное время фильм займет, скорее всего, летом, поэтому нельзя сказать, что уже с лета я буду день за днем сидеть в Нарве.

- Что ты сам считаешь началом своего пути в кино?

- Вера, что фильмом возможно что-то сказать, - условие для того, чтобы стать кинодеятелем. Говоря о становлении кинодеятеля, я должен упомянуть мой второй родной город - Курессааре. В тамошнем кинотеатре я когда-то был постоянным зрителем.

- Из числа созданных тобой фильмов мощный эффект произвел "Класс" (2007), где ты решился рассмотреть тему стрельбы в школах, и можно сказать, что изображенное в фильме позднее по-своему, к сожалению, воплотилось в жизнь и в нашей стране. Пару дней назад я как раз прочитал новость о том, что суд рассматривает возможность условно-досрочного освобождения юноши, который в 2014 году застрелил учительницу в Вильянди.

- Эта тема витала в воздухе. Созданию фильма "Класс" предшествовало проведение почти что антропологического исследования среди эстонских школьников. И нужно отметить, что 90 процентов фильма - это не моя выдумка, это то, что всплыло в рассказах самих ребят. Думаю, такого, что твои слова или фильм понимаются всеми одинаково, никогда не бывает. И если ты снимаешь полемический фильм, ты должен знать, что как минимум 10-15 процентов твоей аудитории поймут этот фильм прямо наоборот.

Я сам принадлежу к той школе исследователей медиа, которая утверждает, что сами медиа, как правило, не порождают некий вид поведения, но они могут придать поведению форму. Действительно ли мы верим, что войны или преступления прекратятся, если мы уничтожим все военные или криминальные фильмы? Наверное, нет. Но каким способом совершаются эти преступления - тут фильмы действительно могут подкинуть идеи.

- На твоем счету пока четыре крепких, но вместе с тем, кажется, очень разных фильма. Если задуматься о том, что является их общим знаменателем, то найти ответ не так просто.

- Их общим знаменателем может быть то, что во всех этих фильмах есть человек, который считает, что его обвинили несправедливо.

- Возможно, все мы входим в эту категорию?

- Я не делал этого сознательно. Но уже к своему третьему или четвертому фильму я понял, что некоторые темы или даже сцены начинают походить друг на друга. Даже если при чтении сценария этого не заметил. Правильно говорят, что может так получиться, что режиссер всю жизнь снимает один и тот же фильм. Я стараюсь этого не делать. До сих пор приходят люди, которые рассказывают мне новые истории о школьном насилии и говорят, мол, "ты должен снять об этом еще один фильм". Я больше не хочу снимать тот же самый фильм!

- Тебя самого травили в школе?

- Я считаю, что меня особо не травили. Наверное, практически каждый может вспомнить моменты отверженности в школе, - такие были и у меня, - но я не могу сказать, что в школе мне было очень тяжело. Однако я был свидетелем травли, и помню также то, что это ставило меня перед моральным выбором. С одной стороны, было чувство, что нужно прийти на помощь жертвам, но с другой стороны, я не осмеливался.

- Как бы ты сейчас подытожил тему "Нарва-2024"?

- В течение лета будут искать проекты для реализации в рамках проекта культурной столицы. Хочу, чтобы у нас было достаточно интересных проектов и все завершилось тем, что они обретут настоящую жизнь. Сейчас мы работаем во имя того, чтобы подать заявку, до того, чтобы действительно победить, еще далеко.

Команда к данному моменту провела несколько мозговых штурмов, на которых обсуждались различные вещи. Говорят, что проект культурной столицы определенно не может ограничиться только Нарвой, он должен охватить весь регион. С другой стороны, опыт других стран показывает, что должно быть сердце фестиваля - главные улицы, вдоль которых концентрируется жизнь культурной столицы. Особенностью Таллинна была открытость морю. Вопрос, что станет самым знаковым в Нарве, - главная тема мозговых штурмов ближайшего месяца. А также правильное соотношение эстонских проектов и привозимых из-за рубежа.

Уже практически в штамп превратилось утверждение, мол, выиграем или нет, но надеемся, что самооценке Нарвы и Ида-Вирумаа участие в конкурсе в любом случае пойдет на пользу - что хотя бы в своих мыслях будут еще больше в центре Европы и мира, чем прежде. У людей, которые сейчас готовы внести свой вклад в дело, энтузиазма вдоволь.

CV 

Родился 21 мая 1968 года в Курессааре.

В 1997 году окончил Тартуский университет по специальности "история искусств". Продолжил образование в парижских университетах Париж VIII и Париж III Новая Сорбонна - по специальностям "культурный менеджмент" и "теория кино" соответственно - и получил степень магистра в Университете Огайо по специальности "сценаристика".

Рааг читал курс об общественно-правовых институтах Эстонии в Тартуском университете и курс по написанию сценария и медиакритике в Таллиннском университете.

В 2002-2005 годах он был генеральным директором Эстонского телевидения, работал советником по стратегической коммуникации в бюро коммуникаций правительства республики. Покинул должность в 2016 году, чтобы в составе миротворческих сил ООН отправиться с миссией Сил обороны в Мали и Центральноафриканскую Республику.

Рааг - режиссер фильмов "Класс" (2007), "Эстонка в Париже" (2012), "Керту" (2013) и "Я не вернусь" (Россия, 2014).

Является офицером запаса и членом "Кайтселийта". Входит в Общество эстонских студентов.

Награды:

2006 - Орден Белой звезды IV степени,

2013 - лидер общественного мнения года по версии газеты "Postimees".

НАВЕРХ