Два дня бродивший по Сонда медвежонок встретился с матерью

За приключениями сондаского медвежонка следили как местные жители, так и чиновники, занимающиеся дикими животными.

ФОТО: Тамбет Лейнбок

Медвежонок, который в понедельник утром бродил сам по себе по поселку Сонда и которого на протяжении двух дней не раз возвращали обратно в лес, судя по следам, замеченным вчера во второй половине дня, наконец-то встретился с мамой.

- Новости хорошие, - сказал специалист Департамента окружающей среды Аво Матсисельтс в среду во второй половине дня. - Наше контактное лицо на месте сегодня утром медвежонка больше не видело, зато обнаружило после поиска следы большого и маленького медведя; следовательно, мама нашла медвежонка, и они уже вместе двинулись дальше.

Счастливому концу предшествовало немало путаницы. Первоначальные слухи о том, что в понедельник ранним утром в Сонда рядом с медвежонком видели и медведицу, не подтвердились. Зато за день до этого якобы видели большого медведя, перебиравшегося через железную дорогу. Была ли это мать именно этого медвежонка (и крошечного детеныша просто не заметили), можно только предполагать.

Больше всего ущерба нанесли люди, отправившиеся поглядеть на медвежонка и сфотографировать его - по всей вероятности, медведица, опасаясь их, держалась поодаль. И еще "благодетель", который на какое-то время забрал медвежонка к себе домой.

Во второй половине дня косолапый успел дотопать до Ульясте и к вечеру забрался там на дерево. Местный охотник снял его оттуда и отвел в лес рядом с местом, где его впервые обнаружили. В надежде, что медведица вскоре придет к детенышу.

Во вторник медвежонок вновь оказался у дороги. Местные жители, которые уже не верили в возвращение медведицы, посадили топтыгина в ящик и вызвали за ним сотрудников Департамента окружающей среды.

Откуда-то пошел слух, что медвежонка отвезут в зоопарк Элиствере.

- Я этого не говорил, да и не мог сказать, потому что у зоопарка Элиствере нет разрешения на содержание медведей, - сказал Аво Матсисельтс. - Такого разрешения в Эстонии нет ни у кого, следовательно, нет и места, куда медвежонка можно было бы отвезти.

На вызов Матсисельтс, разумеется, приехал. Медвежонок, по его словам, был весьма бойким и, казалось, справлялся весьма неплохо.

- Мы дали ему немного воды из рожка; в лесу он найдет себе что-нибудь съестное. Самое разумное - стараться оставлять детенышей в природе и адаптировать их к ней, так что мы снова отвели его в лес. До этого поискали следы медведицы, и когда нашли, то оставили его поблизости.

Изучающий диких животных Пеэп Мяннил подтвердил, что Департамент окружающей среды поступил с медвежонком совершенно правильно и в действительности единственно возможным образом.

- В Эстонии действительно не занимаются реабилитацией медведей, и места, куда можно было бы отвезти медвежонка, нет. С учетом того, что молодость у медведей долгая и, взрослея, они становятся опасными для людей, создание такого места неразумно. Тем более что привыкание медвежонка к людям идет во вред как самому медвежонку, так и отношениям между медведем и человеком. Например, в России подобное выращивание медведей возможно - там можно позднее выпустить их в природу так, чтобы они больше не сталкивались с людьми. У нас заповедники такие маленькие, что это совершенно немыслимо.

НАВЕРХ