Перед субботним шествием праздника песни и танца чаще всего в вебе искали, наверное, метеопрогнозы, которые подавали довольно запутанные сигналы.

Норвежский метеопрогноз обещает осадки начиная с двух часов, но кохтла-ярвеские танцоры решили поверить "Ventusky", который используют якобы в своей работе пограничники и предсказания которого, по крайней мере во время праздника танца, были очень точны. А он сулил в субботу в столице совершенно сухую погоду.

В шествии и на празднике песни можно было увидеть чрезвычайно много сине-черно-белых флагов.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Исполняются сказанные композитором и дирижером Пяртом Уусбергом пару дней назад слова, что мы своей музыкой в состоянии исправить погоду. Погода стоит сухая как во время шествия и первого концерта праздника песни, так и в воскресенье, когда на Певческом поле находятся более ста тысяч человек и из соображений безопасности продажу билетов на время праздника прекращают. Такое происходит впервые в истории праздников песни, и тем самым как бы еще больше подчеркивается необычность нынешнего праздника.

Похлопывание идола 

Исторически велико также число участников праздника песни и танца - более 35000. Но наиболее особенное, наверное, то, что традиции праздников песни исполняется 150 лет. А у кого еще просить воспоминаний о первом всеобщем празднике песни, как не у образованного к его времени Ийзакуского смешанного хора? 

Ийзакуский смешанный хор одет в костюмы полуверников, как и 150 лет назад на первом празднике песни, когда женщин, правда, оставили дома.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

- Первый праздник песни помнится уже плоховато, - посмеивается участник Ийзакуского смешанного хора Хейнар Юузе. - Но костюмы у нас такие же, как и 150 лет тому назад, - полуверников.

Но что Юузе помнит ярко, так это праздник песни 2004 года, когда тогдашний президент Леннарт Мери похлопал его по плечу.

- Он до сих пор является для меня идолом, ведь был человеком как слова, так и дела. Мы увидели его на горке Певческого поля. Я подошел к нему и сказал: "Здравствуй, батюшка Ленну!" - как его прозвали в народе. Ко мне подступил офицер-порученец и сказал: "Извините, это Леннарт Мери". Я ответил: "Для вас он может быть Леннартом Мери, а для нас он батюшка Ленну". И тут я быстро собрал массы - и мы с ним там сфотографировались.

Юузе, в школьные годы участвовавший в праздниках танца, петь начал только будучи взрослым. "С нынешним составом Ийзакуского смешанного хора и с дирижером Таней Элькен мы участвуем в четвертом празднике песни. Мы такой молодой хор - неважно, что по цифре 150 - и обязательно побываем на празднике песни еще и еще". 

Делают упор на костюмы 

Ни один праздник песни на своем веку не пропустил также созданный любимым дирижером Антсом Юлеоя Оонурмеский смешанный хор, которому скоро исполнится четверть века. В праздничном шествии оонурмеские хористы выделялись тем, что не были одеты в одинаковую форму. Выясняется, что это сделано специально, поскольку в хоре имеется свой умелец и знаток народных костюмов.

Певцы Оонурмеского смешанного хора Маре Реннел, Калди Роост и Кайли Маазикмяэ одеты в разные народные костюмы, однако все они представляют алутагузеский край.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

- Таких больших вариаций, чтобы у каждого был свой костюм, сделать нельзя, и комплекты все же повторяются, но задача - одеть наших женщин по возможности по-разному. Мы ведь не жены одного мужа, - поясняет Кайли Маазикмяэ, одетая по городской моде, принятой в свое время в Тудулинна Ийзакуского кихельконда.

- Комплект по городской моде был более изысканной одеждой и промежуточным этапом, когда народный костюм как таковой исчезал из обихода. В этом комплекте жакет уже приталенный и блузы-кяйсед уже нет. Передник тоже выглядит иначе. А на голове у меня головной убор замужней женщины - из кружева, тюля и цветов, - демонстрирует Маазикмяэ плоды своего труда. 

Старейшина же хора Маре Реннел одета в традиционный костюм хуторянки, который был распространен в Тудулинна в середине 19-го века. Автор этого комплекта - тоже Кайли Маазикмяэ. 

- Поскольку у меня, когда пела в хоре, не имелось личного народного костюма, то я пошла на двухлетние курсы по пошиву народных костюмов. И теперь увлечение стало работой - я создаю народные костюмы. Беру за образец оригиналы, изучаю их в музеях. Стараюсь делать приближенно к оригиналу. 

Пятый по счету 

Для оонурмеского хора этот праздник песни пятый по счету. "Наши дирижеры были очень профессиональными и планку всегда держали высоко", - уверяет Реннел. Антс Юлеоя певцами уже не руководит и передал дело своей жизни молодой смене - Кейо Соомелту. Однако Антса они тоже не забывают.

- Он говорил: не сопротивляйтесь, если начинает прилипать. Удивляюсь, как у него хватало на нас терпения, если он занимался такими профессионалами, - говорит Калди Роост, который ездит на репетиции из Пыльтсамаа. - Когда переехал в Пыльтсамаа, то оттуда тоже были предложения, но метод обучения у Антса был настолько интересный, что подобного ему там не имелось. 

Поездки на репетиции упрощает то, что проходят они раз в две недели, но зато по два дня подряд. "В пятницу вечером настраиваемся на музыкальную волну, а в субботу ты уже на волне", - комментирует Роост.

Он уверен, что из репертуара смешанного хора нынешнего праздника на будущее останется "На вечном ветре" Пярта Уусберга. Как останется и сам праздник песни.

Мастер считать талоны

Большой праздник - это не только красивые песни и танцы, но и миллион бытовых вопросов. У ида-вируских самодеятельных артистов их решает уездный куратор праздника песни и танца Эрика Кылло.

Кылло вспоминает, что еще на предыдущем всеобщем празднике в штабе целыми днями, не отрывая глаз, считали талоны разного цвета. "Считали талоны для школ и площадок. Это была огромная работа".

На последнем молодежном празднике в школьных столовых можно было есть уже без талонов, а в этот раз коллективам тоже выдавали талоны для питания на Певческом поле и стадионе "Kalev". 

В опорную команду праздника песни и танца входило около 2000 человек. Больше всего было медиков - в общем более 200 человек. Членов "Найскодукайтсе" и "Кайтселийта", совместно выдавших за неделю 180000 обеденных супов, было 130 человек.

Ида-вируских певцов, танцоров и музыкантов разместили на сей раз в трех школьных зданиях в Ласнамяэ, а штабную работу организовали культурные работники местных самоуправлений. Самоуправлениям пришлось также найти для школьных зданий медиков и охранников, работу которых оплачивало Целевое учреждение праздника песни и танца. 

Сама Кылло руководила "войском" в Лаагнаской гимназии, где ночевали в основном танцоры. "Есть люди, добровольно приходящие в штаб, чтобы помочь. Например, Анне Вызу с сыном. Она берет отпуск и просто приходит - это действительно проявление доброй воли".