Сынаялги: происходящее вокруг Айдуского ветропарка - это абсурд!

Олег (слева) и Андрес Сынаялги уверены, что суд признает их правыми и они смогут продолжить создание Айдуского ветропарка.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Создающие Айдуский ветропарк и вступившие из-за этого в противоречие с государством предприниматели Андрес Сынаялг и Олег Сынаялг убеждены, что правда в этом споре на их стороне и вскоре они смогут продолжить развитие ветропарка.

- Министерство обороны говорит, что ваши ветряки мешают радарам НАТО; Департамент технадзора заявляет, что два установленных ветряка не отвечают требованиям; а по мнению Министерства юстиции, выданное местным самоуправлением разрешение на строительство вообще выдано незаконно. Вы единственный девелопер ветропарков, с которым государство судится таким образом?

A.С.: Они ведь борются против всех: недавно в суде был Варьяский ветропарк, затем Пяйте-Вайвинаский, до этого - Пуртсеский. Все проекты, что существуют в Вирумаа, за исключением проектов Eesti Energia, дошли до судебных споров, все закончившиеся споры государство проиграло. Государство не может позволить себе такого ущерба для имиджа. Когда имеется один келлавереский радар, по сути являющийся маленьким пузырем на столбе... 

Для решения проблемы требуется дополнительный радар, и они говорят, будто он стоит 60-70 миллионов. Это вранье - тот дополнительный радар стоит пять-шесть миллионов. 

O.С: Говорится, будто нам надо покупать танки и автоматы. Однако нам нужно создавать производства и предлагать рабочие места, особенно здесь, в Ида-Вирумаа. И тут нужно инвестировать в то, чтобы установить дополнительный радар. Но вопрос не чисто в радаре, ведь он уже имелся, когда в Министерстве обороны согласовывали Айдуский ветропарк. Министерство обороны было вовлечено в весь процесс и акцептировало его. Такие разговоры, будто какие-то мужики вышли из леса и начали на произвольном разрезе ставить ветряки - и тут вдруг обнаружили, что на это необходимы также разрешения на строительство и согласования, - полный абсурд.

- Но ведь они сказали, что высота ваших ветряков не соответствует той, что была согласована. 

A.С.: Это ложь. Они не установили для Айдуского ветропарка ни одного ограничения по высоте. Да, в начале планировки в 2009 году они говорили, что этот ветропарк будет мешать келлаверескому радару. В 2010 году они велели дополнить планировку главой, в которой предусматривались бы меры по уменьшению влияния ветропарка на радар. Тогда Институт кибернетики и Küberneetika AS предложили три решения. Ни в одном документе, нигде Министерство обороны не говорило о высоте айдуских ветряков. 

В Айду уровень поверхности земли различается в местоположении ветряков на 24 метра, так что если говорить, что выдано разрешение строить на высоту 185 метров от имеющейся поверхности, то встает вопрос - от какой поверхности? От той что, на 24 метра ниже или выше? Они не задавали ограничения высоты.

- А почему именно Айду является хорошим местом для строительства ветропарка? 

O.С: Предпосылкой для планирования ветропарков являются, во-первых, ветряные условия, которые повсюду на побережье Эстонии хороши. Во-вторых - мощность подключения, то есть хорошие электролинии, которые имеются в Ида-Вирумаа. И в-третьих - люди. Последнее сейчас наиболее критично. Почему теперь строят морские ветропарки, в которых цена производства энергии почти на 50 процентов выше? Потому, что все говорят: да, мы очень поддерживаем ветряную энергетику, чистую энергию, но только не за нашим двором! И такой подход - повсеместный.

А тут имеются старые территории разрезов, где поверхность земли нарушена, имеются надежные линии и хорошие ветряные условия - строительство ветропарков придает этим территориям новую ценность. 

Обещают завод ветряков 

На прошлой неделе, когда "Северное побережье" встречалось с братьями-предпринимателями в Кивиыли, они прилетели на место на своем вертолете из Нарвы, где вели переговоры с профсоюзами энергетиков и шахтеров. На этой неделе Сынаялги и нарвские энергетики сообщили, что заключили соглашение о сотрудничестве, основой которого является план переноса в Ида-Вирумаа производства ветряков ТОО "Eleon Green", где работу получили бы энергетики, остающиеся без работы в результате сокращений в сланцевой энергетике.

- А в чем интерес эстонского государства притеснять вас?

A.С.: Когда начиналось все это дело с Айдуским ветропарком, ни одной проблемы не было. Мы участвуем в рабочей группе Министерства обороны, занимающейся всей этой глобальной темой радаров. Они с самого начала знали, что в Айду появятся ветряки Eleon, что мы тестируем эту технологию. Когда мы в 2015 году начинали строительство, то Министерство обороны с самого начала точно знало параметры технологии Eleon.

И что же случилось потом? В 2016 году государство просто захотело подарить своему предприятию (Eesti Energia - Э.К.) Тоотсиский ветропарк. Против этого выступил частный сектор и оспорил данный план. Прошла неделя - и Eesti Energia потребовала от Люганузеской волости предоставить всю строительную документацию на Айдуский ветропарк. Зачем она ей потребовалась? Чтобы направить их туда, где можно получить поддержку. Через несколько недель Министерство обороны подало ида-вирускому уездному старейшине ходатайство об инициировании надзорного производства. Уездный старейшина лично говорил мне, что не сделал бы этого, но на него оказывают сильное давление из Таллинна. Когда я спросил, кто оказывает давление, он ответил, что Министерство финансов, Министерство юстиции и Министерство обороны.

O.С.: Когда все это началось, рынок напрягся и владевшие 4Energia норвежцы выставили фирму на продажу, и Eesti Energia купила ее. Теперь Eesti Energia получила 85 процентов рынка ветряной энергии и была заинтересована в том, чтобы рынок успокоился. Я не верю, что Eesti Energia все еще руководит этим делом (направленной против Айдуского ветропарка деятельностью - Э.К.). Сейчас у него новые заботы. Однако для чиновников, которые когда-то взялись за это, это стало личным делом.

- Не является ли это для некоторых чиновников вопросом чести мундира: они уже не могут отступить, если сказали раз, что Айдуский парк там построен не будет?

A.С. Да, и это вполне понятно. Ведь маячат большие востребования ущерба с государства, и все больше ищут, как бы, не теряя достоинства, выйти из этой ситуации.

Мы все время предлагали решения, чтобы сесть за стол и поискать разумный компромисс, однако этого не желают. 

- Однако вопрос безопасности - это в Эстонии священная корова. Не кажется ли вам, что вы, образно говоря, воюете с ветряными мельницами, хотя и боретесь за ветряки?

O.С.: На это они (Eesti Energia - Э.К.) и надеялись. Использование Министерства обороны в качестве продления собственных рук - по сути, очень подлый прием. В этом есть еще один аспект. Если спросить у министерства, каким образом два ветряка угрожают гособороне, то они скажут, что не могут предъявить эти документы, поскольку это гостайна. Однако они не могут сделать гостайной законы физики. Мы по образованию физики, мы много лет сотрудничаем с учеными и лучшими инженерами Европы, и нет смысла говорить нам о засекречивании законов физики.

Мы заказали две очень основательные исследовательские работы у лучших кинетиков британской экспертной фирмы QuinetiQ, являющихся признанными во всем мире специалистами по военным радарам. Если бы наш ветропарк создавал угрозу для безопасности Эстонии, то действительно пришлось бы признать проблему, ведь мы тоже граждане Эстонии и заинтересованы в безопасности государства. Однако их работы говорят, что ветропарк Eleon оказывает на радарные системы в несколько раз меньшее воздействие, чем те ветропарки, которые Министерство обороны согласовало.

- Но Департамент технадзора тоже провел аудит ваших ветряков и выявил, по его утверждению, нарушения. 

A.С.: Компетенция Департамента технадзора четко определена. Все аудиты, которые он проводил, касаются тех вещей, что входят в его компетенцию. Если у них есть к нам вопросы по технадзору, то они ни разу даже не общались с нами на эту тему и не запрашивали данные.

O.С.: Мы занимаемся ветряками с 2007 года. К этому было привлечено более 500 лучших ученых и инженеров со всего мира. И тут какой-то завотделом Департамента технадзора, по образованию управляющий недвижимостью, говорит мне, что не знает, стабилен ли этот фундамент и устойчива ли эта конструкция! Это настолько абсурдно!

A.С.: Это значит, что одна игра начинает у них проваливаться. В суде они проиграли уже во второй инстанции, а это значит, что выданные разрешения на строительство действительны и мы можем продолжить строительство 28 ветряков, а они ищут новые возможности, чтобы воспрепятствовать проекту.

- Однако суд не пришел к выводу, законно строительство ветряков или нет. Суд нашел, что уездный старейшина просрочил с оспариванием этих разрешений на строительство. 

A.С.: Точно. А по закону, можно строить, если имеется действующее разрешение на строительство. Даже если местное самоуправление допустило ошибки, это не лишает девелопера права строить.

- А почему Министерство обороны говорит, будто действующего разрешения на строительство нет?

A.С.: Сейчас оно приостановлено судом в порядке первичной правовой защиты. Но когда решение суда вступит в силу, то разрешение автоматически станет действовать. Министерство обороны и уездный старейшина точно знали, что мы строим, и поначалу акцептировали это.

O.С: В советское время повсюду имелись милицейские будки, милиционеры из которых останавливали машины, обходили их, стуча ногой по авто и говоря, что все равно что-нибудь да найдут. Если ты предвзято идешь что-то искать, то везде найдешь ошибки. Однако идея закона состоит не в этом.

- Сколько у вас вообще незавершенных судебных споров из-за Айдуского ветропарка? 

O.С.: Да мы и не спорим. Судятся Министерство юстиции с местным самоуправлением. Мы наблюдаем со стороны.

- Вы убеждены, что правда на вашей стороне и вы сами ничего неправильного не делали? 

O.С.: Да, полностью убеждены. Могу положа руку на сердце сказать, что мы делали все точно так, как было в планировке, и в этом секторе высота не была ограничена. Когда ты начинаешь строить ветропарк мощностью 100 мегаватт, объем инвестиции в который составляет 150-160 миллионов евро, то никогда не будешь делать так, будто тебе дали разрешение на строительство одноэтажного дома, а ты строишь и второй - авось никто не заметит! Ни один разумный предприниматель так не поступит.

- Вы сами имеете сейчас доступ к двум своим айдуским ветрякам - они ведь из-за запрета на строительство находятся под охраной полиции? 

O.С.: Не имеем. Нам запрещено там находиться. Это абсурд. Департамент технадзора не отдает себе отчета, что сейчас делает. Они пишут историю. 

A.С.: Они отправляют сейчас туда наших конкурентов, которым показывают технологические узлы, делают сотни фото и говорят, что выполняют процессуальные действия. В сотрудничестве с нашими конкурентами выполняют процессуальные действия! На сегодня эти данные распространились, может быть, до Китая, США или еще куда-то. Наши запатентованные решения, нашу коммерческую тайну разглашают таким образом! 

O.С: Два года назад уездное управление сознательно пошло в суд с устаревшим производством. Сейчас Департамент технадзора совершает такую же большую ошибку. Это нас и изумило, что для государства как бы не действуют законы, а действуют они только для предпринимателей и простых людей. Оно может занимать произвольную точку зрения и говорить, что действующее разрешение на строительство не действует - и всё тут. Если это дело тоже дойдет теперь до суда и выяснится, что Департамент технадзора очень грубо нарушил закон, то, может быть, кому-то придется уйти с работы и, может быть, государству будет предъявлен иск о возмещении ущерба, однако предпринимательство будет этим погублено.

- Вы говорили, что ваше требование к государству может составить по два миллиона евро в месяц. Откуда придет такой ущерб?

A.С.: У нас ведь заключены тендерные договоры, предусматривающие в том числе штрафные санкции. Это и есть те суммы, которые должен выплатить виновник.

- Что будет дальше? 

A.С.: Ситуация для нас достаточно хорошая. Суды двух инстанций подтвердили, что разрешения на строительство законные. Если суд третьей инстанции решит так же или не примет жалобу министерства в производство, то строительство можно будет продолжить.

НАВЕРХ