Быть может, какой-нибудь эстонский Стивен Спилберг через несколько лет снимет по истории Кохтла-Ярвеской госгимназии фильм в американском духе, который начинается как фильм-катастрофа или фильм о гражданской войне, и… вдруг прибывает летающий герой, который без особых усилий возвращает все на круги своя, и окружающий мир снова становится разумным. Насколько успешным окажется наш местный герой, покажет время, но факт остается фактом: монументальный в нескольких смыслах Хендрик Агур внезапно сделал местную школу популярной просто тем, что возглавил ее.

- Есть ли у вас сейчас, за месяц с небольшим до 1 сентября, слегка тревожное чувство в связи с вот-вот открываемой новой школой?

- Вообще нет. Когда я во что-то верю, то полностью посвящаю себя этому и ни в чем не сомневаюсь. Наоборот, безумно интересно и увлекательно. Думаю, что это настоящая удача - привлекать людей к созданию школы с самого начала, тех, кого в нашей маленькой компании мы распознали как своих людей.

При создании новой школы открывается уникальная возможность. Организация, куда ты приходишь как руководитель, - она уже существует; кто-то выбрал тамошних людей. Сейчас ситуация кардинально отличается от того, с чем я имел дело до сих пор, отправляясь возглавлять коллектив с сотней работников, школу, где больше тысячи учащихся. Браться там за изменения - это совсем другое дело.

- То есть сейчас можно сказать, что вам впервые открылась возможность создать школу с собственным лицом?

- Раньше я руководил гимназией Густава Адольфа. Если посмотреть групповые фотографии тамошних учителей за разные годы, то видно, что из них сменилось три четверти, и это достаточно большое количество. Я и гимназию Густава Адольфа формировал согласно своему мнению и мнению ближайших коллег. Но создание новой школы с нуля - это очень богатая возможностями ситуация!

- Вы взрослый и рефлексирующий человек. Каковы ваши самые сильные стороны?

- Думаю, что моя самая сильная сторона - развитый спинной нерв. С его помощью я распознаю моих и наших людей - умею их выбирать и убеждать. Или создавать для них атмосферу, в которой они сами хотят вкладываться. Думаю, что это и есть мое самое сильное качество. Я не очень хорош как составитель бюджетов, специалист по организации учебного процесса - есть много вещей, в которых я не очень хорош. Вплоть до того, что я практически вообще не умею танцевать - разве что вальс мне по силам.

- Вспоминается ли вам какая-нибудь крупная ошибка в связи с вышеупомянутым шестым чувством?

- В выборе людей всегда бывают ошибки. Также здесь в течение последних нескольких месяцев были ошибки, и мы их исправляли на ходу. Это абсолютно нормально, просто прописная истина. Не стану приводить конкретные примеры, ведь что тут отмечать?! Каждая история сама по себе.

- В чем ваша слабость?

- Думаю, что у меня нет слабостей, которые могли бы стать препятствием в работе руководителя школы. Правда! Я целостный человек вместе со своими плюсами и минусами. Это может прозвучать заносчиво, но действительно: я именно такой, какой есть. Я сюда приглашен и поставлен, и я очень рад, что меня выбрали директором этой школы. И я веду эту школу вперед самым лучшим образом - вместе со своими ошибками и представлениями.

- Каковы ваши первые впечатления от городка под названием Кохтла-Ярве?

- Если открыть порталы недвижимости, то можно увидеть, что Кохтла-Ярве - город с самой дешевой недвижимостью в Эстонии. Причина в том, что люди уехали туда, где, по их мнению, лучше - где больше работы, красоты, блеска, других прекрасных людей. Население стареет, люди уезжают или умирают, и квартиры пустеют. Это факт, но где-то кроется причина.

Часть учителей, приехавших к нам на работу из-за пределов города, говорят, что их родные просто шокированы. "В каком смысле? Ты действительно едешь в Кохтла-Ярве?" Я вижу, что сюда приходят те, у кого очень сильный характер, кто когда-то пересек нулевую точку. Какой-нибудь хороший учитель на окраине Старого города Таллинна, который там очень уважаем и о себе хорошего мнения, не решился бы сюда приехать.

А впечатления… Кохтла-Ярве - особенный регион благодаря тому, что население преимущественно русскоязычное. Система образования очень закрытая. Я не хочу никого обижать, но закрытые гимназические ступени - как и оставшиеся основные школы - находились в закрытой системе. Это факт, что конкурентоспособность выпущенных ими учеников низка.

- И как раз здесь кроется возможность для вашей миссии? 

- Я не стану говорить напыщенно, мол, мы придем и принесем сюда свет и счастье. Но двинуться вперед из этой точки и создать здесь позитивную, прогрессивную, свежую, новаторскую новую школу… Я считаю, что это учебное учреждение не только в Кохтла-Ярве, но и во всем Ида-Вирумаа - а в конечном итоге и во всей Эстонии - совершенно знаковое и феноменальное. Мы намерены выполнять эту роль. Для учащихся это возможность: "Послушайте, будьте вы принимающими решения в коридорах Тоомпеа, в Брюсселе, во всем мире! У вас есть эта возможность".

В ближайшей перспективе моя самая большая мечта - чтобы учащиеся, которые приходят к нам, могли уже через пару-тройку месяцев, через год или два сказать, что эта школа - одна из самых классных и что поступление в Кохтла-Ярвескую госгимназию - самая классная возможность. Потому что если учащиеся будут чувствовать, что это действительно так, они будут говорить об этом своим родителям, которые, может быть, не столь активно вовлечены в наше культурное пространство. И если эти родители, в свою очередь, начнут распространять информацию, образ мышления изменится. Хорошие результаты госэкзаменов тоже могли бы быть, но это лишь средство.

- Слушаю ваши вдохновляющие речи, и мне вспоминается предыстория создания или начало истории школы. Это был бы неплохой сценарий для какого-нибудь американского фильма: сначала полный крах, катастрофа или по крайней мере ее угроза, а потом… происходит неожиданный поворот и все завершается одой усилиям храбрых, способных постоять за себя людей.

- Этот ажиотаж, который царил здесь больше полугода назад, противостояния между различными заинтересованными группами и медийная шумиха, безусловно, были необходимы для того, чтобы тему заметили. Без этого и я бы сюда не попал - я бы даже не заметил Кохтла-Ярве. Да, я знал, что в августе прошлого года приказом министра образования основали Кохтла-Ярвескую госгимназию, выбрали первого директора - где-то это промелькнуло. Сделали, подготовили - это была просто проходная новость и она не пробудила во мне никаких эмоций. Думаю, что тогда никто не осознавал действительную ситуацию - что будет сопутствовать созданию этой школы и как разные заинтересованные группы будут себя чувствовать.

Или каков язык клавиатуры и программного обеспечения в компьютере директора будущей госгимназии - каков образ мышления. Но была группа людей, которые почувствовали и по признакам поняли, что дело движется, мягко говоря, в очень неприятном направлении. Их это взволновало; это могло показаться резким, некрасивым или истеричным, но результатом была реакция. Думаю, что этого не видели и не ощущали и уважаемые - без иронии - сотрудники Министерства образования, которые тогда набирали людей в команду школы. Уставные цели были выполнены, все шло согласно Закону об основной школе и гимназии…

- Всё было JOKK?

- Да, юридически всё было корректно, но истинных настроений не чувствовали. И осознание того, что здесь на самом деле происходит, начало приходить, может быть, в феврале-марте-апреле - вплоть до того, что эти события определенно повлияли на результаты выборов. Но я считаю, что это прошлое - этап, который надо было пройти.

- В июне я спросил в ходе интервью у министра культуры Тыниса Лукаса, как же все-таки сложилась ситуация, из-за которой, к примеру, директор вскоре открываемой Кохтла-Ярвеской государственной гимназии хватается за голову, поскольку осознает, как много в школах, работающих по т.н. системе 60/40, учащихся, которые в эстонском языке ни в зуб ногой?

- Может быть, я сейчас сам себе накину петлю на шею, но я думаю ровно следующее. Когда немалая часть членов горсобрания - сами школьные руководители, которые выбирают мэра, который, в свою очередь, берет на работу тех же самых школьных руководителей, и такая круговая порука продолжается годами… 

- То получается трясина?

- Я это слово не использовал. Но в такой ситуации сложно добиться изменений. Когда министром образования был Яак Аавиксоо, он, говоря о школах Ида-Вирумаа, сказал, что при входе в школу сразу чувствует, какая атмосфера там царит. Что говорит директор, какие у него мысли - и из этого следует, учат ли в этой школе эстонский язык или не учат. У меня сейчас были собеседования с выпускниками русских гимназий Кохтла-Ярве. Они говорят в один голос, как работала эта система "60/40".

Это была всего лишь фикция, кукольный или камерный театр. Возможно, были исключения, но когда мне говорит об этом учитель, который окончил пять лет назад местную русскую школу, то у меня нет причины сомневаться. Когда в т.н. системе 60/40 учитель, для кого родной язык русский, дает учащимся, для которых родной язык русский, урок на "эстонском языке" - эта модель уже неправильна. Да, это можно делать механически, но тогда у директора школы должно быть очень четкое желание и видение, чтобы это работало в реальности.

- Как сейчас выглядит ваша неделя?

- Я заметил, что здесь есть странный обычай говорить: "Я на востоке". Нашел себе жилье, где с удовольствием живу, и теперь я в основном на востоке. Теперь я уезжаю отсюда, если у меня дела где-то еще. Поначалу для меня было прецедентом пробыть здесь даже три дня подряд, а теперь рекорд - две недели. Как раз сегодня исполняется (интервью записано 23 июля. - Ред.).

- И восточного токсикоза нет?

- Вовсе нет, здесь очень круто. Где я только не колесил на своем ВАЗе: был в Вийвиконна, в Ору, на болотах. В Силламяэ все улицы объехал! Силламяэ, кстати, также город гаражей - очень много гаражных кооперативов. Постоянно что-то для себя открываю.

Но я не делю время на работу и отдых, потому что жизнь - одно целое. Если есть желание, иду в два часа дня, например, прокатиться. Был на разрезе "Aidu" у подножия ветрогенераторов Сынаялгов - добрался туда через лес, посмотрел, поразился и сфотографировал. Или если еду, например, в Майдла на встречу с директором школы, то всегда возвращаюсь окольными путями, смотрю и открываю для себя новое.

- Мы записываем интервью на красивой мызе Сака, где как раз проходит день стратегии расширенного состава руководства вашей школы. Здесь собралась как минимум дюжина входящих в это руководство прекрасных молодых людей с горящим взором. Где и как вы их всех нашли?

- Они собраны по одному, как ягоды земляники в лесу. Но если отставить шутки - я и раньше говорил, что недостаточно просто дать объявление "Приходите на работу!". Это только поддерживает и юридически корректно - конкурс ведь надо объявить. В стратегию входит наведение справок, взаимный обмен информацией… Это большой поиск, и очень сложно расписать его полностью.

Но в определенный момент, когда собралось определенное количество очень классных людей, начинает работать саморегуляция - в том плане, что они сами начинают искать себе подобных, и тогда труда меньше; тогда машина начинает работать сама. Один классный человек знает, что "вот там есть такой человек", и все это очень мощно. В последние недели находим двух-трех новых человек в неделю.

Сейчас самый возрастной педагог - учитель математики Агу Оясоо, которому 74 года. Следующий по возрасту - учитель физики Март Куурме, ему семьдесят. Затем долгая пауза, и дальше идут молодые. Среди самых молодых - уроженцы этих краев Айникки Сеппар и Танель Лаудма, которые к тому же были одноклассниками. Одного с ними возраста Трийн Каллип, тоже местная. Все трое недавно окончили вуз.

- Ощущаете ли вы некую ревность со стороны Йыхвиской гимназии?

- С этим интересная история. В начале, когда мы встретились с директором, она сказала: "Мы ведь партнеры, так?". Я сказал: "Да, мы как партнеры, так и конкуренты". Сперва она испугалась, но теперь сама говорит то же самое. Я считаю, что конкуренция - это очень хорошо и она ведет вперед. Желаю Йыхви успеха, ведь мы определенно не такие конкуренты, которые ставят друг другу подножки. Но, разумеется, друг за другом следят, сотрудничают, что-то перенимают.

Йыхвиской гимназии трудно в том плане, что ее история успеха началась пять лет назад, сформировалась определенная идентичность, есть довольные, есть недовольные, и, разумеется, за нами следят то с интересом, то с почтением. Но это понятно и вполне естественно. Естественно то, что мы должны вместе развивать этот регион. Думаю, что Йыхвиская гимназия получила импульс благодаря нашему появлению. Об этом свидетельствует хотя бы недавнее заявление о переходе на эстонский язык.

CV

  • Родился 3 октября 1965 года в Вильянди в семье театральной художницы и врача.
  • В 1983 году окончил 5-ю среднюю школу города Вильянди, однако во время учебы в основной школе и гимназии временно учился в восьмилетней школе Сюргавере, 1-й средней школе города Вильянди и средней школе Сууре-Яани, наблюдал за работой разных школ и школьных руководителей и теперь считает, что это дало ему представление о том, каким должен и не должен быть учитель и директор школы.
  • В 1985-1987 годах служил в Советской армии в военно-воздушных силах. В первый год службы с помощью грузовика КрАЗ-254 транспортировал на аэродроме истребители-перехватчики МиГ-25, а на втором году на автобусе ЛАЗ-695 - пилотов тех же самолетов. Говорит, что служба в русской армии была, конечно, принудительной и нудной, однако это был очень интересный опыт, который больше нигде получить бы не удалось. В армии его как новичка дважды жестоко избили за неподчинение старшим, однако на третий раз он дал отпор, чем заслужил неприкосновенность и уважение до конца срока службы.
  • В 1991 году окончил факультет культуры Таллиннского педагогического института.
  • В 2005-2018 годах был директором старейшей школы Эстонии - гимназии Густава Адольфа.
  • Первые три с половиной месяца 2019 года работал в Министерстве образования и науки над созданием государственных гимназий в Таллинне.
  • В апреле 2019 года его выбрали директором начинающей работу в сентябре Кохтла-Ярвеской госгимназии.
  • Его дед Хендрик Агур c 1917 года до депортации в Сибирь в 1941 году был первым и самым долголетним школьным руководителем Эстонии - он проработал в школах Саргвере и Лаупа в общей сложности 23 года.
  • Абсолютный трезвенник, в число хобби входит здоровый образ жизни, частью которого является ежеутренняя оздоровительная пробежка.
  • Любит читать, в первую очередь литературу на тему новейшей истории, а также биографии известных личностей - говорит, что у них можно многому научиться.
  • Является основателем и бывшим председателем Эстонского союза частных пилотов.
  • Отец пятерых детей, из них двое взрослые, остальные в возрасте девяти, семи и четырех лет.

ФОТО: Андрес Хаабу / Postimees

Хендрик Агур и техника

- Я слышал, что вы настоящий технофрик.

- Несомненно. Могу запросто, например, собрать и разобрать автомобиль советских времен или заменить поршневые кольца двигателя "Явы".

- Где вы всему этому научились?

- В гараже с мальчишками, где же еще. Мопедами я особо не занимался, сразу начал с мотороллера "Вятка". "Явы", "Муравьи", тракторы МТЗ - все перепробовал.

- Сколько у вас личной разной мототехники?

- Были времена, когда у меня было одновременно пять старых "Волг". Сейчас есть одна старая "Волга", один "Москвич", один УАЗ. Также у меня был автобус ТА-6. 

Порой я продаю часть вещей, но вскоре у меня возникает новое искушение. У меня должны быть старые российские машины - это такой пунктик, и от него не избавиться. Я не отдраиваю их до блеска, чтобы, так сказать, ездить на них в церковь - мне нравится, когда машина на ходу, пусть даже развалюха и с облезшей краской. Правильное ощущение от коробки передач и запах бензина - это обязательно должно быть.

Наверное, эта тоска осталась с детства. У отца был "Запорожец", потом "Москвич-412". Последний был неновым - это был бывший гоночный автомобиль, привезенный обратно из Финляндии. На них я ездил все детство. Первые "Жигули-06" мы получили только тогда, когда мама (театральный художник Ингрид Агур. - Ред.) стала народным художником ЭССР.

- У людей, которые об этом слышали, вызывает интерес ваш самолет.

- Самолет в наши дни не такая уж большая диковина, и каждый может стать частным пилотом после прохождения курсов. Я получил свидетельство пилота в 2001 году.

Свой нынешний "Cessna 150" я привез в контейнере из США. В прошлом году я на все лето уехал в США. Думал просто взять тайм-аут, я никогда раньше не уезжал надолго (если не считать службу в Советской армии). Расслабляться во Флориде быстро надоело, и я начал развлекать себя тем, что стал выяснять на порталах, где продают самолеты. Затем в поисках этих товаров начал преодолевать большие расстояния - например, 1200 километров. У меня, конечно, и раньше была такая затаенная мысль, мол, если что-то понравится… И я вошел во вкус.

Самолет самолетом, разобрать его - это все просто. Но достать подходящий контейнер, разобраться с логистикой, растаможить покупку - это было самым крепким орешком.

Хендрик Агур и музыка

По словам Хендрика Агура, он всю жизнь играет на бас-гитаре в бендах и оркестрах.

ФОТО: Мадис Синивеэ / Postimees

- У вас особенная связь с музыкой. Можете рассказать об этом?

- Я, так сказать, всю жизнь играю на бас-гитаре в бендах и оркестрах. Но Вильяндискую детскую музыкальную школу я окончил по классу кларнета. Педагогический институт окончил по специальности "дирижер оркестра", но дирижером я никогда не работал. Последний раз дирижировал на выпускном экзамене.

Пожалуй, можно согласиться с метафорой, что руководство школой подобно дирижированию - разные группы инструментов и разные люди; нужно сплачивать оркестр и читать партитуру. Или же импровизировать.

- Насколько на вас повлияло - если повлияло - музыкальное образование?

- Когда я учился в третьем классе, у меня был одноклассник Андрес Вяли. У него был духовой инструмент с блестящими клавишами - кларнет. Зависть - движущая сила: я так сильно завидовал ему из-за его классного инструмента, что сразу же захотел научиться на нем играть. Пошел к частному педагогу - в школе была возможность частного преподавания. Уже в четвертом классе я играл со старшими ребятами в духовом оркестре 5-й средней школы Вильянди. Мы выступали везде, в том числе и на певческом празднике.

Это был очень классный опыт - тогда не было смартфонов, а играть в оркестре казалось нормальным. После этого я пошел в музыкальную школу. Так что я постоянно находился в музыкальной среде. В оркестре педа (педагогического института. - Ред.) я был вторым кларнетом - я не очень хороший кларнетист. Кларнет - такой капризный инструмент, что лучше не играть, чем играть плохо, потому что получится отвратительно. Поэтому игру на кларнете редко можно услышать.

- Как часто вы ходите на концерты?

- Сегодня съезжу на Вильяндиский фолк-фестиваль (данное мини-интервью записано 25 июля. - Ред.). Но я настоящий меломан. Мне нравятся очень разные стили: я слушаю очень много классической музыки, рока, джаза, блюза. Единственный стиль, который мне не по душе, - это кантри. Когда еду на автомобиле куда-то далеко, у меня постоянно играют разные CD. 

- Как вы будете развивать музыкальную жизнь в Кохтла-Ярве?

- У нас создается молодежный оркестр, мы уже провели с ним несколько репетиций и пока готовим три-четыре произведения. Для репетиций используем помещения Ярвеской русской гимназии, которые нам щедро предложили. У школы уже есть часть звуковой аппаратуры и инструментов. Радует то, что у нас достаточно много учащихся, у которых есть музыкальное образование и которые умеют играть с листа.