Голос в общем хоре

Снимок иллюстративный.

ФОТО: архив

(Мысли, навеянные статьей "Госконтроль: организация обучения взрослых эстонскому языку хромает", "СП" от 29 августа 2019 года)

К числу самых важных событий лета этого года, несомненно, следует отнести 150-летний юбилей Певческого праздника в Эстонии. Надо отметить, что традиция проведения Певческих праздников, значимость этого события намного шире и глубже, чем обычное понимание сферы культуры.

Всего лишь один раз в своей жизни я был не просто зрителем/слушателем, но и непосредственным участником этого традиционного события. Несколько часов, отданных репетициям на Певческом поле, дали мне многократно больше в познании эстонского национального характера и духа, чем десятки умных лекций и книг на эту тему.

После того моего участия, имевшего место более десяти лет тому назад, я, к сожалению, по причинам субъективного и объективного характера, сейчас наблюдаю Певческий праздник только на экране телевизора. И надо сказать, что восприятие этого мероприятия (до и после моего непосредственного участия в нем) отличается разительным образом. Это трудно передаваемое словами чувство внутри тебя, когда твой голос вливается в общий хор с тысячью другими голосами! Я всегда буду с благодарностью вспоминать об этом событии в своей жизни.

Как в хоре, так и в реальной жизни, образно говоря, есть расклад на голоса - теноры, басы, а песня поется общая. В жизни, к сожалению, зачастую многоголосию, особенно если провести параллель с языками, не уделяется особого внимания.

Общеизвестно, что для значительной части населения Эстонии (по некоторым оценкам, эта одна треть от общей численности) родным или обычным языком общения является русский. Оставим сейчас в стороне причины возникновения такого явления, примем этот факт как данность. Иными словами, успех интеграционного процесса в Эстонии во многом зависит от диалога эстонской и русскоязычной общин.

Нужно всерьез заняться изучением результативности обучения.

Но для диалога нужен общий язык. Какой? Можно красиво поэтично сказать, что это должен быть язык дружбы. Это так, однако жизнь требует и прозаического подхода. Призывы изучать эстонский язык мне часто напоминают ситуацию, когда стучатся в настежь распахнутую дверь. Газета "Eesti Päevaleht" пишет, что эстонскому языку в стране в последние пять лет обучалось 2000-6000 взрослых в год, а желающих около 60 тысяч. Отсюда несложный вывод: не нужно тратить слишком много сил на призывы изучать язык, желающих достаточно. Сердцевина вопроса - качество обучения и изучения. Да, квалификация преподавателя играет чрезвычайно важную роль, а раз так, то и оплачиваться этот труд тоже должен соответствующим образом.

При этом, однако, я считаю малоубедительными ссылки на недостаток денежных средств. Денежного изобилия в ближайшее время нам ожидать не приходится, а вот повлиять на качество обучения можно сейчас даже при наличии нынешних средств. Для этого нужно всерьез заняться изучением результативности (подчеркиваю это слово) обучения.

Сегодня, как отмечает та же "Eesti Päevaleht", фирмы, занимающиеся обучением, рассматривают языковое обучение как обычный коммерческий проект - "выделено средств..., прошли обучение ...человек". И все. А что дальше? Сколько человек после обучения успешно сдали квалификационный экзамен? Кстати, а почему так забюрократизирована экзаменационная система, когда на экзамен нужно зарегистрироваться за несколько месяцев до него?

Больше четверти века не теряет своей актуальности вопрос изучения государственного языка представителями некоренной национальности, проведено огромное количество акций в этой сфере, но, мягко выражаясь, до полного удовлетворения еще очень далеко.

Одной из главных причин (если не самой главной), на мой взгляд, следует считать то, что обучение эстонскому языку поставлено только как обязательство ("если ты хочешь стать полноценным членом эстонского общества, добиться успехов в своей работе и т.д., и т.п., то ты ДОЛЖЕН..."). Да, учеба - это тоже труд, который требует усилий. Но почему в производственной сфере всякая попытка облегчения труда приветствуется, а в обучении языку все должно оставаться, образно выражаясь, на уровне лопаты и топора?

Почему так мало попыток найти нестандартные, увлекательные формы языкового обучения? Прекрасная форма - языковые кафе, но конкретно в Ида-Вирумаа, где и когда они работают? Я уже не один раз задавал этот вопрос, но не только исчерпывающего, а до сих пор вообще никакого ответа не получил.

Мысли, высказанные здесь, появились у меня не сегодня и не вчера, а после многих лет знакомства с деятельностью курсов языкового обучения. Совместное исполнение песен, использование юмора, методика параллельных текстов - все это и многие другие нестандартные формы обучения, по непонятной причине, не востребованы организациями, которые, казалось бы, должны быть заинтересованными в создании этого многоголосия/многообразия, однако действуют по привычной схеме "проведено..., прошли обучение ...человек".

То есть, результат деятельности этих организаций оценивается на основе цифровых показателей, которые очень часто никакого отношения к реальной жизни не имеют. Никто не стимулирует, но и не осуждает указанные организации за наличие (либо отсутствие) многообразия и результативности обучения. Так, спрашивается, какая им нужда напрягаться?

НАВЕРХ