Маре Роозилехт с 1 сентября возглавляет Вирумааский колледж Таллиннского технического университета и ее можно считать крестной матерью новоиспеченной Кохтла-Ярвеской гимназии. Она мечтает о том, чтобы молодые люди стремились получить инженерное образование, поскольку это нужно Эстонии, а также открывает для них все двери. "Инженер может быть актером и поэтом, но обратное невозможно".

- Для математика ты на удивление эмоциональный и страстный человек, поэтому начнем с чувств. Что ты чувствовала на нынешнем торжественном акте в Вирумааском колледже, когда впервые выступила перед своими коллегами и студентами в качестве директора?

- Торжественный акт у нас был 31 августа, но директором я официально являюсь с 1 сентября. Поскольку окончательное решение (директора утвердил в должности совет Таллиннского технического университета - ред.) пришло за четыре дня до этого, я не чувствовала себя как-то иначе. В том, что я открыла и провела торжественный акт, тоже не было ничего особенного, поскольку я и раньше брала на нем слово. Может быть, особенным было то, что я впервые смогла представить более широкому кругу - коллегам и студентам - свою концепцию: каким я вижу Вирумааский колледж в 2025 году. 

- К концепции мы вернемся позже, а пока продолжим на волне чувств. Какие чувства тебя охватили на торжественном акте по случаю открытия Кохтла-Ярвеской гимназии?

- Это были очень особенные чувства. Прежде всего огромная радость, затем легкое неверие - неужели это действительно стало возможным? Потом небольшая тревога о том, что будет дальше, и даже страх перед тем, что на эту гимназию возложены столь большие ожидания и надежды. Туда приняли на работу очень много людей, которые, конечно, замечательные, но опыт преподавания у них не очень большой. Смогут ли они оправдать все эти ожидания и надежды? Лично я верю, что смогут.

Так что все эти чувства вместе, поскольку я ощущаю себя в какой-то мере ответственной.

- Это очень мягко сказано. Создание государственной гимназии поначалу шло ни шатко ни валко, ты помогла вернуть процесс в колею. Ты, выпускница Ярвеской гимназии, бывший учитель и мать троих сыновей, в начале года запустила кампанию, в ходе которой эстонская община, по сути, выразила недоверие создаваемой госгимназии, после чего государство взяло курс на создание эстоноязычной гимназии и сменило директора. Доверие восстановилось, учащихся в новой школе больше, чем мест.

- Я помню, как в январе ко мне пришли чиновники из Министерства образования и науки и спросили, какой я представляю себе эту школу. Я и рассказала им свою историю этой школы. Помню эти недоверчивые глаза - мол, это невозможно. Теперь, когда Хендрик Агур (директор госгимназии) сформировал свою команду и встретился с учащимися, он говорит ровно то же самое, что и я тогда. 

СV 

  • Родилась 28 июня 1967 года в Кохтла-Ярве. 
  • Окончила Кохтла-Ярвескую 1-ю среднюю школу, математический факультет Тартуского университета и получила в Таллиннском университете степень магистра технических наук. 
  • Работала учителем математики-информатики в Лейзиской средней школе, в Вирумааской высшей школе и Вирумааском колледже ТТУ, руководила кафедрой математики и информатики и реальным центром Вирумааского колледжа ТТУ. С 2007 года занимала должность директора Вирумааского колледжа ТТУ по развитию, а с 1 сентября этого года является директором колледжа. Создатель и член правления учрежденного весной Вирумааского общества эстонского образования.  
  • Замужем, в семье растут сыновья Марек, Марко и Мартин.

- Как же ты описала школу своей мечты - кроме того, что она будет эстонской как по языку, так и по духу?

- Я мечтала о том, что построят новое школьное здание, создадут гимназию с углубленным изучением реальных предметов, и в ней приступят к учебе ребята из разных школ независимо от национальности. Они будут учиться вместе в маленьких группах, сформированных на основании интересов или уровня владения языком. Их цель - получить хорошее образование и быть конкурентоспособными.

Эта гимназия станет жемчужиной инженерно-технического образования в Эстонии, в нее будут приезжать учиться прежде всего из ближайших окрестностей, но также и со всей Эстонии. Если в Кохтла-Ярве будут хорошие условия для обучения детей, сюда приедут и молодые семьи. Это значит, что предприятия получат работников, которые знают государственный язык. Это решит в Ида-Вирумаа очень много проблем.

- Многие задавались вопросом, какую выгоду ты получишь от этой кампании. Твой младший сын весной окончил Ярвескую гимназию, теперь точно известно, что у тебя не было амбиций возглавить госгимназию, поскольку на горизонте маячило кресло директора колледжа…

- Моя выгода косвенная. Разумеется, я хочу, чтобы в Вирумааский колледж приходили учащиеся, которые знают эстонский язык. Разумеется, я хочу, чтобы наши выпускники имели возможность пойти работать на предприятия, где люди говорят по-эстонски.

Но если быть совсем честной, то в первую очередь мне было жалко молодежь, прежде всего тех, для кого эстонский язык родной. Я насторожилась, когда образованные и уважаемые в Ида-Вирумаа люди начали искренне говорить, что их ребенок не пойдет учиться в новую гимназию и они ищут другие возможности. Молодые люди и сами говорили, что они не хотят идти в создаваемую школу и поедут в Тарту или Таллинн…

- … и эстоноязычная среда в Кохтла-Ярве станет еще меньше.

- Да. Кохтла-Ярве и Ида-Вирумаа стали бы еще слабее и потеряли бы еще больше жителей. Во-вторых, я не могла понять, почему не верят, что молодежь, для которой родной язык русский, справится с учебой на эстонском языке. Мы ведь сами обучаем русскую молодежь и видим, что она справляется.

Вместе с тем у нас есть примеры и таких ребят, которые пришли из гимназии с недостаточным знанием эстонского языка и учились у нас по русскоязычной учебной программе, так и не выучив как следует эстонский язык. Например, у нас были студенты специальности "автоматика" с золотыми руками и острым умом, но они совершенно не знали эстонского, хотя пришли из школы, предлагавшей образование по системе 60:40.

Они наверняка были бы ценными специалистами на месте или в другом уголке Эстонии, но не могут стать даже специалистом среднего звена, поскольку не знают эстонского языка. Это значит, что если эти молодые люди хотят построить карьеру, то сделать это можно только за границей. И ведь для нас это потеря.

Новый директор сказал, что в десятом классе все будут учиться на эстонском языке. Да, одним будет легче, другим тяжелее, но это мотивирует учить эстонский язык уже в основной школе. 

- Вирумааский колледж тоже в последнее время придает значение не только качественному реальному образованию, но и владению эстонским языком. Так было не всегда.

- Для нас обучение эстонскому языку всегда было важным, мы пробовали так и эдак. Когда-то даже предлагали обучение эстонскому языку в объеме целого дополнительного учебного года, параллельно с другими предметами. Надеялись, что наши выпускники выучат эстонский язык, но, к сожалению, у многих уровень остался слабым, и у кого мотивации не было, тот и не учился.

Несколько лет назад решили отказаться от русскоязычных учебных программ - это, скорее, было решение университета. Мы начали переводить учебные программы одну за другой на эстонский язык, но на первом и втором курсах некоторые предметы было возможно учить как на эстонском, так и на русском языке. Это не дало особых результатов, поскольку студенты в основном шли по пути наименьшего сопротивления. Даже если студент знал эстонский язык, он выбирал русскоязычную группу. И следствием было то, что его эстонский язык не развивался.

Начиная с прошлого учебного года мы приняли решение, что все учебные программы у нас будут эстоноязычные. Тем, кто не справляется с эстонским языком, предлагаем дополнительное обучение, поскольку в таком случае студент сам чувствует, что ему это нужно, и он учится.

- Что повлек за собой этот шаг?

- Это определенно отразилось на цифрах приема. Поскольку распространилась информация, что учебная работа ведется только на эстонском языке, то те молодые люди, которые совсем не владеют эстонским, просто не подавали документы. Или после собеседования решали, что они не готовы учиться на эстонском языке.

Ничего не поделаешь - мы, как и сам технический университет, взяли курс с количества на качество - то есть, пусть студентов будет меньше, но они более сильные. 

На самом деле создание госгимназии косвенно помогло еще больше увеличить долю эстонского языка в обучении в колледже. Когда пришла весть, что поступающие в десятый класс будут учиться на эстонском языке и окончат эстоноязычную гимназию, мы уже никак не могли оправдать преподавание отдельных предметов на русском языке. Для них это было бы шагом назад.

Весть о том, что по-старому больше продолжаться не может, облетела весь Ида-Вирумаа. Даже если в школах остается русскоязычное обучение, молодежь все равно ценит знание государственного языка. Молодые люди и их родители начинают требовать у директоров школ повысить уровень обучения эстонскому языку. Или уходят. Я недавно разговаривала с одним врачом, чей ребенок в шестом классе решил, что перейдет в эстоноязычную школу, потому что в своей нынешней школе он не сможет выучить эстонский язык.

- Каким ты видишь Вирумааский колледж в 2025 году?

- Если сейчас мы известны в Ида-Вирумаа, то в 2025 году колледж должен занять четкое место на карте Эстонии. Мы - единственный колледж в Эстонии, предлагающий высшее техническое образование, однако мы еще недостаточно известны.

Согласно моей концепции, колледж - это привлекательная и инновационная трудовая и учебная среда. У нас уникальные учебные программы, ради которых к нам приезжают учиться со всей Эстонии. 

Одно из важнейших направлений - развитие научной деятельности. От нас этого ждут, поскольку мы теперь являемся частью инженерного факультета и имеем статус института. С этого года у нас есть ординарный профессор. Очень надеюсь, что к 2025 году у нас будет как минимум четыре профессора, по одному в каждой сфере. У каждого будет своя исследовательская группа и возможность привлекать научное финансирование.

- У Вирумааского колледжа сейчас хорошие времена, в отличие от головного университета, который оказался замешан в скандале из-за махинаций с проектными средствами Европейского союза?

- Грех было бы жаловаться. Я не могу назвать ни одной крупной проблемы. Учебные группы укомплектованы, преподавательский состав тоже, направления развития и научной деятельности мы определили в рамках рабочих групп, идет составление нового проектного ходатайства Центра компетенции в области сланца.

Думаю, что у нас впереди интересные времена, полные вызовов.

- Видишь ли ты в числе этих вызовов необходимость открыть какую-нибудь новую учебную программу, расширить возможности обучения в магистратуре или сократить отсев студентов?

- Самое важное - уменьшить отсев студентов, сейчас он составляет около 30 процентов. В качестве одного из новаторских шагов с этого учебного года у каждого студента есть ментор из числа работников колледжа. То есть, у него есть человек, с которым можно поговорить о своих заботах. Ментор будет за ним присматривать и поможет пережить трудные времена.

Они бывают как у работающих людей, которые в какой-то момент чувствуют, что не могут совмещать свою работу, семью и учебу, так и у студентов очного отделения, которые после гимназии оказываются в относительно ненапряженной атмосфере колледжа, где их знания проверяют гораздо реже, чем в школе. В конце семестра нередко возникает напряженная ситуация, появляется стресс и желание бросить учебу. В этот момент им нужна поддержка.

Что касается учебных программ, то мы бы хотели обязательно заняться новыми магистерскими программами. В моей концепции также прописано, что в 2025 году у каждой учебной программы прикладного высшего образования будет своя магистерская программа.

Первый большой вызов - магистерская программа по специальности "инфотехнологии". Мы провели прием в магистратуру по специальности "бизнес-инфотехнологии" технического университета - у нас восемь студентов, учебная работа ведется в Кохтла-Ярве. Если все пройдет хорошо, то будем ходатайствовать, чтобы Вирумааский колледж получил свою специализацию в этой учебной программе.

- Ты сказала, что Вирумааский колледж известен в уезде, но является ли он первым выбором для выпускников наших школ?

- Для тех, кто хочет получить образование в технической области и жить в этом регионе, - разумеется. Те молодые люди, которые хотят вылететь из гнезда, посматривают, конечно, в сторону Таллинна или Тарту или же вообще за границу.

Наша самая большая забота - то, что техническая сфера среди молодежи, к сожалению, непопулярна. К нам приезжают школьники со всей Эстонии. Когда я спрашиваю у учащихся 11-го класса, кто из них выберет в будущем специальность в технической сфере, поднимается две-три руки. Даже если учатся в реальном классе. Это весьма печально.

Разумеется, мы бы хотели быть первым выбором, но это зависит даже не столько от популярности колледжа, сколько от популярности специальности. До тех пор пока в Эстонии техническое образование не ценится на самом высоком уровне, начиная с президента, министров и других ключевых лиц, ничего не изменится.

Мне кажется, что сфера ИТ сейчас переоценена. Молодежь видит в ней возможность построить хорошую карьеру, однако быстро найти рабочее место с высокой зарплатой могут только крепкие программисты.

Человек, окончивший учебную программу в технической сфере, будь то механика, химическая технология или энергетика, сможет найти работу как в сфере ИТ, так и в других областях, поскольку ИТ отводится важное место в каждой учебной программе. Если ты получил узкую ИТ-специальность, то возможностей выбора меньше.

Но для того чтобы эта информация дошла до молодежи, недостаточно того, что об этом говорим только мы. Моя большая мечта - чтобы и на самом высоком уровне сказали: нам нужны не только специалисты в области инфотехнологий, но и инженеры. Это доказанный факт: инженер может работать в какой угодно области - актером, художником или учителем, - но представители вышеперечисленных профессий не могут работать инженерами.

У меня есть еще одно желание: хотелось бы, чтобы у нас была возможность готовить учителей реальных предметов, но здесь министерству и университету нужно договориться друг с другом.

- Потому что сейчас подготовка учителей - прерогатива Тартуского и Таллиннского университетов?

- Да, но раз учителя реальных предметов нужны и в Ида-Вирумаа есть ресурс для их подготовки, то этим нужно воспользоваться. Вирумааская высшая школа в свое время готовила учителей математики, физики и информатики, и наши выпускники до сих пор работают в регионе. Постоянно говорится о нехватке учителей реальных предметов, но нужно понять, что выпускники вузов Таллинна и Тарту не поедут в Ида-Вирумаа. Хендрику Агуру удалось их привлечь, но, как правило, сделать это не удается.

- Сумела ли ты убедить в преимуществах технического образования своих троих сыновей?

- Да, абсолютно. Мои два старших сына отучились по специальности "инфотехнологии", у одного высшее, у другого - профессиональное образование, и оба очень успешно нашли работу в этой сфере.

Младший сын в этом году окончил гимназию. Несколько лет назад я спросила, куда он хочет пойти учиться, и он сказал: "Конечно, я пойду на инженера".

Я могу положа руку на сердце сказать, что я никого не направляла. Наверное, мое отношение к инженерному образованию, то, как я говорю об этом дома, навело на мысль, что иных вариантов нет. Поэтому он подал документы в Таллиннский технический университет. Правда, сейчас он пойдет в армию, но потом будет изучать разработку продукта и робототехнику.

- Мы говорили о том, чего ты хочешь для госгимназии и колледжа, а в своей личной жизни?

- У меня увлекательная трудовая жизнь. Работа для меня всегда была хобби, поскольку в должности директора по развитию колледжа я могла делать все, что хотела. Начиная со строительства здания Центра компетенции в области сланца, вплоть до оснащения лабораторий и открытия новых учебных программ. Даже когда я занимаюсь оздоровительным спортом, у меня в голове постоянно крутятся мысли, чего бы еще интересного сделать. Мне даже сыновья говорили, мол, чего тебе не хватает, у тебя такая интересная работа.

Моя семья для меня железно приоритет номер один. Я всегда старалась присутствовать в жизни своих детей и супруга. Второй приоритет - это коллектив и то, что происходит в стенах здания колледжа. Хотелось бы и здесь вкладываться как можно больше и делать жизнь других людей интересной. Единственное, чего не хватает, - это времени.  

Я благодарна Виктору Андрееву (прежнему директору), который не затормозил ни одной идеи, и коллегам, которые порой, правда, стонали от нагрузки, но тем не менее с радостью воплощали мои идеи в жизнь.

У меня такой характер, что когда возникает проблема, то сначала я могу впасть в депрессию, но потом начинаю думать, как из этого выйти. Поиски позитивного решения пробуждают во мне азарт. Должна сказать, что в мире нет невозможных вещей - по крайней мере, я с ними не сталкивалась. Если я чувствую, что это правильно и нужно и кому-то от этого будет польза, то это нужно сделать.

Сказала коллегам на собрании, мол, давайте договоримся: всё возможно. Мне понравились слова Хендрика Агура, сказанные на торжественном акте, о том, что на самом деле для нас нет пределов - они существуют только у нас в голове. И кажется, что у меня этих пределов нет вообще. Ни в голове, ни где-либо еще.

Руководитель Ида-Вируского центра предпринимательства Пилле Сёэт:  

Пилле Сёэт.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

- Мы в последние годы тесно сотрудничаем и могу сказать, что с Маре надежно: она всегда выполняет свои обещания, одним словом, достойный доверия человек. Она конкретная и точная, всегда позитивная, открыта новым идеям. Маре к тому же конструктивна - всегда думает о решениях. Легко сотрудничать, когда человек ориентирован на решения. Маре занимается всем со страстью.