Политизация йыхвиской социальной сферы

Нина Негласон, член Йыхвиского волостного собрания (ИС "Jõhvi Eest").

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Такой стиль управления социальной сферой, как сейчас, в Йыхвиской волости никогда прежде не практиковался. Социальную работу и связанные с нею должности до сих пор отделяли от политики и исходили из принципа, что на должностях должны работать специалисты с необходимой квалификацией и образованием, а не люди из "правильного" круга.

После произошедшего в июне прошлого года властного переворота, когда социальная сфера перешла под контроль избирательного союза "Jõhvi - Meie Kodu", то и дело выдвигаются обвинения и делаются намеки на некоего рода коррупцию. Люди, назначенные этой фракцией руководить данной сферой, сосредоточились на плетении интриг, распространении клеветы и разрушении работающей системы (в т.ч. избавление от неподходящих им людей), а не на развитии сферы.

Давление на бывшего руководителя социальной службы началось уже в июле 2018 года, когда на должность помощника волостного старейшины назначили Елену Безводицкую. С того момента в волости начали заниматься псевдопроблемами, чем подавляли способность и желание сотрудников этой сферы работать.

Прежний руководитель Йыхвиского дневного центра для пенсионеров Гале Попова покинула должность по собственному желанию в сентябре прошлого года, поскольку вышеупомянутый помощник старейшины сумела раздуть скандал из того, что руководитель дневного центра по ошибке купила для центра пачку сахара для варенья (он дороже обычного), и обвинить ее в нанесении ущерба волости, постоянно рассказывая об этом случае на разных политических встречах. Руководитель дневного центра решила, что ее здоровье важнее должности, и ушла, хотя была в этой должности очень любима пожилыми людьми. Так легко удалось избавиться от "неподходящего человека" - как они сами любят говорить: "не наш человек".

Первую "успешную пробу сил" устроили на самом деле еще в феврале 2018 года, когда без причины сняли с должности компетентного члена правления центра опеки Мессурме Писареву. Это наверняка добавило смелости и самоуверенности, чтобы продолжать избавляться от "неподходящих людей". Целевому учреждению был нанесен ущерб в размере более 20000 евро. Кто несет ответственность за нанесение этого ущерба?

В декабре 2018 года помощником волостного старейшины стал юрист по образованию Алексей Наумкин, который сосредоточился на "контроле за сферой" и в какой-то момент обнаружил якобы "незаконную деятельность и коррупцию" руководителя социальной службы Сирли Таммисте. Частью коррупции якобы является заключение договоров со знакомыми людьми - при этом не подумали, что знакомятся обычно как раз в ходе рабочих процессов, когда ищут поставщиков услуг и ведут сотрудничество.

Складывается впечатление, будто в Йыхви 1917 год и все имущество "богачей" нужно национализировать.

Также помощник волостного старейшины оставил без внимания то обстоятельство, что порядок проведения тендеров в Йыхвиской волости предусматривает исключение при закупке услуг в социальной сфере и не обязывает проводить тендеры на услуги стоимостью менее 5000 евро без налога с оборота. Наумкин настойчиво требовал проведения тендеров и громко заявлял о нарушении закона. Волостной порядок проведения тендеров разрешает вести с поставщиками услуги переговоры о цене (что до сих пор и делали), и достаточно одного разумного предложения, чтобы заключить договор на оказание услуги. Исключение в порядке проведения тендеров предусмотрено именно для того, чтобы ускорить процесс закупки необходимых услуг и предоставления услуг населению. В то же время порядок проведения тендеров в городе Кохтла-Ярве, например, предусматривает, что при заключении договора на оказание социальных услуг стоимостью от 5000 до 300000 евро достаточно запросить ценовое предложение всего у трех лиц.

По требованию Наумкина тендеры в итоге провели в апреле 2019 года, в результате чего, например, почасовая оплата логопедической услуги оказалась выше условленной и волость все равно заключила договоры с прежними договорными партнерами, с которыми сотрудничают уже много лет. Таким образом, организация тендеров была бессмысленной тратой ресурсов (в т.ч. денег) и времени. Из-за этого людям пришлось ждать получения услуги пять месяцев или более. Непроведение тендеров и было основной претензией к руководителю социальной службы, которую некрасивым образом вынудили покинуть должность. Очередной "не свой человек" успешно уволен, и что с того, что он был специалистом в своей сфере и хорошим руководителем.

Следующим "не своим человеком" в социальной сфере оказался директор социального дома Ральф Бурк, которого тоже вынудили уйти в апреле 2019 года, и это несмотря на то, что в его работе не смогли найти ничего, к чему можно было бы придраться.

Избавившись от "не своих людей" среди своих подчиненных, помощник старейшины Наумкин сосредоточился на разрушении сети сотрудничества в социальной сфере и как "специалист в этой области" принялся решать, кто из поставщиков услуг и партнеров по сотрудничеству подходит, а кто нет. Также Наумкин взялся решать, действительно ли дети, ранее получавшие в волости логопедическую помощь, нуждаются в ней, и среди прочего "обнаружил" ребенка, который получал логопедическую услугу, несмотря на то, что он хорошо учится в школе, да еще и поет и танцует. Не знаю, мешают ли дисграфия и дислексия (в случае обоих диагнозов требуется постоянная логопедическая помощь именно для того, чтобы ребенок успешно справлялся в школе) хорошо учиться и петь/танцевать? Велика же была радость на лице помощника старейшины, когда он раскрыл "коррупцию" среди логопедов. Подумать только, два оказывавших услугу (во внерабочее время) логопеда также работают логопедами в волостных детских учреждениях!

Несмотря на то, что в волости существует острая нехватка логопедов (особенно эстоноязычных), из-за чего нуждающиеся в помощи эстонские дети ее не получают, Наумкин не заключил договор на оказание услуги с вышеупомянутыми логопедами. Если прежде всем логопедам, предоставляющим услугу, разрешалось самим оценивать потребность ребенка в логопедической услуге (самоуправление доверяло логопедам), то теперь родителям стало сложнее получить услугу. Для того чтобы получить услугу, родитель должен принести справку от какого-нибудь другого специалиста, который подтвердит, что ребенок действительно нуждается в услуге. Так мы обременяем и без того перегруженных специалистов, и всё потому, что Алексей Наумкин никому не доверяет (в том числе родителям) и в любой деятельности видит злонамеренность и коррупцию. Так и больничная касса, к примеру, могла бы требовать до лечения у стоматолога дырки в зубе подтверждения другого специалиста касательно наличия оной дырки.

Также у Наумкина есть сомнения, оказывали ли партнеры по сотрудничеству на самом деле услуги жителям Йыхви, велик интерес к тому, что именно, кому и как оказали или распределили, пошла ли услуга активизации на пользу людям и нашли ли они работу и т.д. Трудно жить и работать, когда так много сомнений и вопросов без ответа… Помощник волостного старейшины в данной сфере требует у некоторых поставщиков услуг данные, которые по Закону о защите данных выдавать нельзя, так как речь идет о конфиденциальных персональных данных.

Сейчас руководитель сферы очень обеспокоен также из-за партнеров по сотрудничеству, которые в свое время получили от волости (ранее - от города) непригодные для эксплуатации помещения или здания, сами в них инвестировали и сделали хороший ремонт с целью развивать и оказывать там услуги. В глазах Наумкина это опять-таки коррупционная деятельность. Алексей Наумкин все активнее выражает мнение, что переданные в пользование помещения, объекты, дома нужно отобрать. Наверное, это вызвано беспокойством, что кто-то из поставщиков услуг может обогатиться. Прежние руководители самоуправления придерживались мнения, что нужно найти как можно больше партнеров, с которыми смогут сотрудничать и которые заодно отремонтируют и инвестируют в волостное имущество, на что у самой волости нет ни ресурсов, ни, в некоторых случаях, интереса, и вместе с тем создадут новые услуги и рабочие места.

Речь заходила о здании по ул. Сомпа, 5а (объект приведен в порядок на деньги, пожертвованные НКО или полученные в рамках проектов), где НКО "Päikesekiir" оказывает различные услуги детям с инвалидностью и их семьям, о здании по ул. Кааре, 7, где работает палата людей с ограниченными возможностями (помещения отремонтированы за счет собственных и проектных средств), где палата оказывает услуги людям с особыми потребностями, где находится Йыхвиский продуктовый банк, где работает НКО "Вирумааский центр консультации и активизации" (помещения выстроены за счет проектных средств), которое изо дня в день работает с безработными людьми, в том числе людьми с инвалидностью. Из не связанных с социальной сферой объектов забрать хотят также лагерный комплекс у НКО "BC Karjamaa", которое привело объект в порядок на собственные и проектные средства и предоставляет там летом возможности для занятий спортом, в первую очередь детям, и Таммикуский спортхолл, где работает клуб тяжелой атлетики. Складывается впечатление, будто в Йыхви 1917 год и все имущество "богачей" нужно национализировать.

Единственным позитивным аспектом сегодняшней власти является, пожалуй, то, что Центристская партия хотя бы сумела привлечь в волость инвестиции на ремонт дорог, в то время как ее партнер по коалиции "Jõhvi - Meie Kodu" пытается только разломать и разрушить все, что было построено раньше.

НАВЕРХ