Президент Кальюлайд: "Не стоит инвестировать во вчерашний день"

Президент Керсти Кальюлайд убеждена, что чем быстрее Эстония перейдет на климатически нейтральное производство энергии, тем больше выиграет.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Побывавшая на этой неделе с визитом в Ида-Вирумаа президент Керсти Кальюлайд в коротком интервью "Северному побережью" защитила свою точку зрения, что Эстония должна как можно скорее перейти на углеродно-нейтральное производство энергии. По ее оценке, негативные социальные последствия сворачивания сланцевой энергетики в Ида-Вирумаа - это не такая проблема, с решением которой эстонское государство не справилось бы.

- Сейчас в Ида-Вирумаа трудные времена, поскольку отрицательные последствия сокращения сланцевой энергетики проявляются здесь в большом объеме и сразу…

- Я с этим не согласна. По моему мнению, более трудные времена были в Ида-Вирумаа 30 лет назад, когда в очень многих отраслях промышленности одновременно произошли большие изменения.

- Скорее, самые трудные времена были 20 лет назад на рубеже столетий, когда прошла самая большая волна сокращений.

- Да. Когда наш уровень расходов вырос настолько, что содержать текстильную промышленность стало невозможно, и многие старые производства вымерли потому, что их производственный процесс не смогли адаптировать к необходимости более высокой продуктивности.

Сейчас у нас в Ида-Вирумаа такой ситуации нет. В Ида-Вирумаа есть предприятия, которые запускают заводы и днем с огнем ищут себе работников. Сейчас мы должны стимулировать решение социальной проблемы при помощи всех возможностей рынка труда, а не только энергетического сектора.

- Каким образом это можно cделать лучше?

- Я думаю, что это нужно спрашивать не у меня. Вчера (в среду) я принимала в Кадриорге Меэлиса Паавела (глава Эстонской кассы по безработице), который предлагает у нас услуги рынка труда. У них очень много идей, которые они могут воплотить в сотрудничестве с "Eesti Energia", и уже это делают. Все возможности у них есть.

По сравнению с периодом 20-летней давности мы стали намного состоятельнее. Нам также помогают фонды поддержки Европейского союза, у нас гораздо больше ресурсов и умений. Я никак не могу согласиться с тем, что сейчас ситуация безвыходнее, чем 20 лет назад.

За это время мы также поняли, что и в рыночной экономике для наших людей очень важен социальный аспект. Когда наше государство только восстановило независимость, мы ведь точно не знали, каковы ожидания наших людей: хотим ли мы такое общество, как в Сингапуре, где каждый должен справляться сам, или такое, как в странах Северной Европы? Сейчас имеется вполне четкий народный консенсус, что в этом плане мы хотим походить на Северные страны. Это на самом деле очень большое изменение в мышлении.

Я бы не стала бояться предстоящих изменений. Их просто нужно достаточно разъяснить. Я только что видела анализ Совета министров Северных стран, где показано, как мы можем стать регионально независимыми углеродно-нейтральными производителями энергии. Это также означает возможность создать рабочие места и использовать те технологические возможности, которые у нас уже есть.

- Вопрос в скорости, когда это настанет: имеющиеся рабочие места исчезают сейчас, новые появятся в неопределенном будущем.

- Вот именно, важна скорость. Из этого исследования также следует, что это (переход на климатически нейтральное производство энергии) финансово выгодно в том случае, если действовать быстро, то есть делать это сразу. Очень многое нужно сделать в 2020-х годах, чтобы начать окупать затраты уже в 2030-х годах.

Самое важное - приспособить законодательное пространство, и затем вместе со странами Северной Европы приступить к выполнению необходимых инвестиций. Я подчеркиваю: вместе с Северной Европой, потому что мы находимся на энергетическом рынке Северной Европы - это то место, где мы хотим быть, хотя у нас есть связи и с Центральной Европой…

- …и с Россией.

- И с Россией, но с Россией их вскоре больше не будет. Эстония ведь и сейчас не покупает через свои сети электроэнергию у России. В этом плане для нас ничего не изменится.

Но для нас важно двигаться вместе с Северной Европой, которая сейчас является глобальным рыночным и идейным лидером в этой области. Нам это выгодно - гораздо рискованнее оказаться в числе последних приспособившихся.

- Как же все-таки это объяснить - что конкретно Эстония должна для этого сделать, чтобы извлечь выгоду из этого большого изменения?

- Я советую всем прочитать исследование SEI (Стокгольмского института окружающей среды), в котором сказано, что Эстония может сделать, а также исследование Совета министров Северных стран. Там практически пошагово объясняется, что нужно сделать.

Для начала, как я уже сказала, нужно приспособить правовое пространство так, чтобы все хорошие идеи, в том числе климатически нейтральные идеи, уместились на рынке. Второе - это инвестиции. Не стоит инвестировать в удержание вчерашнего дня. Ни в одном другом секторе, который мы хотели изменить, мы этого не делали. Очевидно, что неразумно это делать в энергетике.

НАВЕРХ