Создание ветропарка не оправдывает уничтожения природы

Танель Лейсалу, любитель туризма и спорта.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Я довольно часто передвигаюсь по территории закрытого разреза Айду и, видя его превращение из гадкого утенка в своеобразный и привлекательный район отдыха и проведения досуга, испытываю двоякие чувства из-за происходящего там сейчас.

До 1974 года, когда в более новой части разреза заработали экскаваторы, на тамошних землях располагались три деревни примерно с 200 домохозяйствами, оказавшиеся на пути у государства и стертые с лица земли. Промышленная сланцедобыча велась там до истощения запасов в 2012 году, после чего траншеи разреза из-за прекращения откачки воды превратились потихоньку в заполненные голубой водой каналы, напоминающие местами норвежские фьорды.

Состоялись обсуждения, как снова использовать эти территории в интересах людей, создали гребной канал, наметили походные тропы и пр. Природа в очередной раз восприняла уничтожительную работу человечества. Рождалась одна из жемчужин Ида-Вирумаа. На сегодня как местные любители приключений, так и из дальних краев открыли для себя Айду, и популярность его растет. Приезжайте и полюбуйтесь, еще успеете насладиться им с некоторыми допущениями.

Насколько я понимаю происходящее в мире, установка электроветряков должна служить появлению более щадящей природу среды. Но способ, каким это делается в Айду, данной концепции не следует.

Я оставляю тут в стороне раздутую полемику на тему помех для радара, которой государство пытается затормозить строительство ветропарка. Если взглянуть более широко, то для развития айдуского региона данный ветропарк, может быть, даже нужен, ведь без финансовой и прочей поддержки некоторые проекты там застопорились бы. Например, Айдуский центр водного спорта должен был получать необходимую энергию на льготных условиях именно от ветряков.

Ущерб был причинен природе в Айду еще до того, как там установили ветряки.

Однако что тревожит сейчас в связи с происходящим в Айду? На территориях, где природа уже восстанавливается после сланцедобычи, где растут деревья и прочая растительность разного возраста и где обжились лесные животные, наслаждающиеся тишиной и покоем, теперь работают самосвалы, бульдозеры и прочая техника. Они действуют так, будто явились на совершенно необитаемый пустырь. Они действуют там в интересах не сбережения природы, а денежной выгоды. 

Ведомства особого внимания на это не обращают. Однако ущерб был причинен природе еще до того, как там встали ветряки. 

Хотя строительство ветропарка было приостановлено, там продолжается, так сказать, складирование стройматериалов, представляющее собой насыпку породы для подушки под ветряками. Для этого туда доставили с шахты "VKG" "Ojamaa" в качестве стройматериала огромную массу породы, которую в обычной ситуации "VKG" пришлось бы складировать в качестве отходов и платить за это государству налог на отходы. Если корректно и в соответствии с кадастровой картой Земельного департамента проследить за границей участка под основанием для ветряков, то создастся впечатление, что отвалы породы перешли за эти границы: растущие деревья без разбора погребены под породой или частично и хаотично повалены.

В ходе прокладки дорог к ветрякам породой очень грубо завалили также много растущего леса и попортили расположенные поблизости ландшафты. Порода неизбежно была разбросана вокруг.

В юго-восточном углу разреза, в непосредственной близости от которого находится шахта "Ojamaa", тоже происходит превращение своеобразного ландшафта в ровное плато: породой заполняют неповторимый холмистый участок и траншею. Очевидно, требуется складировать где-то шахтные отходы и, очевидно, ведомственные разрешения на это тоже имеются, но почему позволяют портить такой неповторимый ландшафт? 

Наваленные горы породы и дороги, а также шум от работ явно беспокоят зверье, выбравшее Айду местом обитания, и затрудняют их миграцию, поэтому жители окрестных поселений все чаще встречают в своих огородах как мелких, так и крупных хищников, изгнанных со своих мест обитания. Затруднено также передвижение людей, ведь проложенная в Айду походная тропа RMK местами стала труднопроходимой на протяжении нескольких сотен метров.

Трагикомично, что когда появляется желание провести на разрезе Айду какое-то туристическое мероприятие или соревнование покрупнее, то приходится выпрашивать у ведомств различные разрешения и согласования. Подробнейшим образом проверяют, чтобы никто - упаси Бог - не повредил как-то природу в ходе такой походно-спортивной деятельности. Причем разрешение могут и не дать из опасения, что какой-нибудь велосипедист или бегун потенциально могут причинить вред природе. А на производимую там же бульдозерами уничтожительную работу закрывают глаза. 

Разрез Айду образует редкостное, привлекательное и единое целое. Я уверен, что оно достойно сохранения, чтобы в Ида-Вирумаа оставались разные места, интересные в том числе для гостей. Происходящим сейчас в Айду уничтожается привлекательность региона, и это не единственный подобный пример в уезде. Что останется в результате от объявленного приключенческим краем района? 

Для прекращения окопной войны вокруг айдуских ветряков я предлагаю такое решение, которое, может, немного усмирит нахальные требования девелоперов ветропарка и окажется полезным также для государства и уезда. Причиняемый окружающей среде в ходе строительства ветропарка ущерб достаточно велик и явно перевесил бы планируемое девелоперами гигантское требование о возмещении ущерба государством. Проблему можно было бы решить таким образом, чтобы государство нашло подходящие с точки зрения безопасности и гособороны решения и акцептировало создание ветропарка, но при условии, что в Айду ликвидируют причиненный природе урон, насколько это возможно, и восстановят положение, которое по возможности меньше беспокоило бы тамошнюю среду.

НАВЕРХ