Анвар Самост: "Новые лица приходят в политику, но не в партии"

Самой последовательной и действительно известной внепартийной группой политических активистов является все же целевое учреждение "В защиту семьи и традиций" (SAPTK).

ФОТО: SAPTK

Растущее количество разного сорта активистов, занимающихся одной темой, указывает на то, что люди очень хотят заниматься политикой, но не желают делать это в рамках традиционной партийной политики.

Много рассуждалось о том, почему старым и новым партиям с таким трудом удается приводить в политику новых людей. Но речь вообще не заходила о том, что большая часть политической деятельности ускользнула из сферы партий в руки различных активистов и групп давления.

В чем это проявляется? Очень во многом. А в последнее время наиболее бросающимся в глаза примером стала деятельность активистов, радеющих об окружающей среде. 

Некоторые группы собираются только для решения какого-то местного вопроса, некоторые существуют более долгое время, а из некоторых сложившихся на почве частного случая групп вырастают постоянно действующие сообщества и некоторые даже частично вливаются в какую-нибудь партию. Целлюлозный завод, хааберстиская ива, "Rail Baltic", песчаные карьеры, строительные проекты и планировки, а с другой стороны - протестующие против изменения климата и защитники прав животных. Многие из этих движений не имеют непосредственных признаков организованной деятельности, а некоторые создали объединения вместе с прилагающейся к ним руководящей структурой.

После последних парламентских выборов возникли частично перекрывающиеся объединения, главной целью которых, похоже, является протест против EKRE и включающего эту партию правительства. Они ассоциируются в какой-то мере со стартап-обществами и их лоббистской деятельностью, обладающими, в свою очередь, некими признаками политической активности.

Где-то остаются еще пропагандисты вегетарианства и другие активисты образов жизни. А также противники прививок и прочие тому подобные. Трудно провести конкретную черту и сказать, что вот до сих действия активистов имеют черты политической деятельности, а от сих - уже нет.

Большая часть политической деятельности ускользнула из сферы партий в руки различных активистов и групп давления.

Самой последовательной и действительно известной внепартийной группой политических активистов является все же целевое учреждение "В защиту семьи и традиций" (SAPTK). Эта организация имеет четкую структуру, последовательна, хорошо финансируется, имеет широкий круг оказывающих поддержку. Она регулярно проводит политические кампании, которые иногда направлены на оказание влияния на результаты выборов, а также сотрудничает с избранными политиками и партиями. Ведет также продуманную информационную и лоббистскую работу. Можно сказать, что порой она более заметна и эффективна, чем иная партия.

От ведущих фигур SAPTK больше всего ждали перехода в политику в рядах какой-нибудь существующей или новой близкой им по мировоззрению партии. Однако они также максимально четко объясняли, почему не делают этого. 

Активисты только проиграют в рамках партийной политики. 

Возможно ведь, что в качестве партии им удалось бы поучаствовать в выборах в Рийгикогу и даже в случае успеха прийти к реальной власти. Тем не менее с точки зрения активистов все обстоит иначе. Выборы возложили бы на них множество обязательств, от которых они прежде были избавлены. Например, полученный зелеными на нескольких выборах опыт показывает, что избиратели ждут от партии также точек зрения по самым разным вопросам - от внешней и экономической политики до проблем образования и гражданства.

Разработка же таковых не под силу активистам, сосредоточившимся большей частью на одной теме, что может привести к расколу и утрате фокуса. А уж о том, что на выборах в Рийгикогу должно хватить сил на выдвижение более чем 100 кандидатов и проведение предвыборной кампании по всей Эстонии, можно и не упоминать.

И независимо от того, войдут они в парламент или нет, на них обязательно ляжет политическая ответственность за свои обещания и дела, несмотря на противоположные утверждения.

Кроме того, деятельность партий совершенно другая и привлекает гораздо более взыскательное и критическое внимание прессы. Самокритично следует отметить, что, если оставить в стороне SAPTK, эстонские издания довольно мягко высказываются об активистах. То есть с одной конкретной темой гораздо проще и беспроблемнее выступать в одном строю с медиа и задавать партиям критические вопросы.

Партийный политик обычно не может рядиться в мантию эксперта в какой-либо области. А среди активистов все больше становится тех, кто либо просто представляется экспертом, продвигается вперед в роли эксперта и сохраняет соответствующую репутацию, либо целенаправленно на уровне эксперта изучил какую-нибудь область.

Нужно ли партиям тревожиться? Нужно, но простых решений на фоне составляемой им активистами конкуренции не существует. На примере других стран видно, что успешны те партии, которые в состоянии меняться - пусть даже в результате потрясений.

НАВЕРХ