Истинное влияние минусовых интрессов - это большой знак вопроса

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Банк Эстонии мог бы подвести итоги критического анализа влияния существующей много лет негативной интрессовой среды на нашу экономику.

Недавно мы узнали из новостей, что одно пярнуское городское учреждение, на банковском счету которого в SEB накопилось более миллиона евро, получило сообщение о том, что за хранение денег ему придется заплатить банку. Так и есть: SEB стал первым в Эстонии банком, уже некоторое время берущим с бизнес-клиентов плату за долгосрочное хранение на их счету сумм в размере более миллиона евро. 

Причина, почему раньше не было слышно о подобных примерах, состоит, очевидно, в том, что предприятия и учреждения, на чьих счетах такие большие деньги задерживаются дольше, чем на несколько дней, обычно занимаются целенаправленным управлением финансами и размещают деньги разными способами и в разных банках, чтобы добиться лучшего результата. 

Минусовой интресс по вкладам однозначно существует и у нас. Банки не берут с частных лиц плату за хранение денег, однако в некоторых странах Европы противоположные примеры уже имеются. На межбанковском рынке интрессы являются негативными годами. Политика Европейского центрального банка с каждой неделей заводит показатель индексирующего уровень интрессовых ставок денежного рынка "EURIBOR" во все более глубокое минусовое пространство. Никаких изменений в обозримом будущем не ожидается. 

Многие государства пользовались негативными интрессами и брали займы таким образом, чтобы кредиторы им приплачивали. Даже Греция. Эстония, как известно, займы не берет, мы просто гордимся тем, что занимаем низшую ступень в европейском рейтинге госдолгов. 

Банки не берут с частных лиц плату за хранение денег, однако в некоторых странах Европы противоположные примеры уже имеются.

С близкими к нулю интрессами по вкладам уже много лет вынуждены мириться и частные вкладчики. Люди помоложе уже, наверное, и не в курсе, что когда-то и большие банки предлагали в Эстонии за годовое хранение вклада интресс в четыре-пять процентов. Сейчас более одного процента годовых за хранение вклада можно получить всего в паре банков поменьше. 

Недавно я помогал одному знакомому опять продлить "набегающий" с годами банковский вклад. Сначала он хранил деньги в одном большом банке, а когда ставка интресса упала там ниже половины процента, то знакомый открыл счет в банке поменьше и перевел вклад туда. Но и в этом году мы, подсчитав сумму интресса, получили чуть больше десяти евро. Пожалуй, овчинка выделки не стоит, констатировал знакомый.

Я нашел все же для него предложения одного маленького банка, открытие счета в котором показалось еще имеющим смысл. Каждый год в ходе такой смены банка мне приходилось объяснять, что для рядового клиента безопасность вклада в самом большом и самом маленьком банке Эстонии ничем не различается, поскольку после последнего большого кризиса все вклады одинаково и обязательно гарантированы.

Может, это одна из причин, почему на конец сентября в эстонских коммерческих банках застоялось около восьми миллиардов евро вкладов частных лиц и объемы этих вкладов за год выросли на невероятные 10 процентов. Хранение денег в банках кажется людям - особенно тем, кто на своей шкуре ощутил последствия экономических кризисов, - по крайней мере безопасным именно вследствие такой схемы гарантирования.

Да и каковы были бы альтернативы? Вложение денег в акции может даже в условиях процветающей экономики закончиться потерей, а государственных долговых писем в Эстонии не существует. Многие за неимением лучшего инвестировали в недвижимость, а поскольку так поступают не только эстонцы, а все обладатели свободных денег во всем мире, то цены на недвижимость годами росли. В Эстонии они, с учетом среднего уровня доходов, уже явно слишком высоки, что бы там ни говорили зарабатывающие на хлеб насущный на недвижимости "эксперты". (Есть повод вспомнить ставшее известным в 2007 году высказывание селебрити-маклера: "Цена качественной недвижимости не падает".)

Многие несут свои деньги в какое-нибудь активно рекламирующее себя кредитно-сберегательное объединение. На них система гарантирования вкладов не распространяется, но в качестве годовых по вкладу они предлагают в некоторых случаях аж двухзначную цифру процентов. От изначального кредитно-сберегательного принципа некоторые более агрессивные объединения явно и очень творчески отошли и занимаются по сути бизнесом на быстрых кредитах. Вряд ли средний вкладчик ясно представляет себе сопутствующие этому риски. 

Тут Банк Эстонии мог бы подвести итоги тщательного анализа влияния тех напряжений и рисков, которые создавала негативная интрессовая среда в экономике Эстонии. Правда, кое-какие обзоры Центробанк публиковал, но в описательной форме. А нужен бы реально критический анализ.

НАВЕРХ