Радуга и фейерверк

Николай Павленко.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Vikerjad värvid kaarduvad taevasel väel lootuse loogaks

Virve Osila "Juuli"

Все радуги цвета небесной силой выгнулись дугой - и стали аркою надежды

Вирве Осила - "Июль"

Эти строки поэтессы Вирве Осила из ее сборника-календаря "Püüa päeva" я перевел на русский язык и взял в качестве эпиграфа по разным причинам.

Во-первых, истинный поэт отличается тем, что умеет одной-двумя строчками передать то, на что другому требуется написание целого романа. Во-вторых, национальный дух - это не какая-то абстракция, а конкретные люди, которые конкретными деяниями его демонстрируют. Вирве Осила - достойный представитель эстонского духа. В-третьих, человек, без которого я не могу представить духовный мир Ида-Вирумаа, да и всей Эстонии, - Вирве Осила - 11 ноября отмечает свой день рождения, а я решил воспользоваться случаем и напомнить об этом ее друзьям.

Этой статьей я не собираюсь петь хвалебные гимны Вирве, ибо все дружеские пожелания я ей скажу при личной встрече. Речь о другом.

В основе всех общественных процессов (особенно в интеграции) лежит диалог. Мы можем иметь самые разные, иногда даже противоположные мнения, но главным является все же желание разговаривать, искать какой-то компромисс. Если вдуматься, то по сути само общество и есть компромисс между различными социальными, профессиональными, религиозными и прочего рода группами.

Так вот, Вирве Осила, горячий патриот и влюбленный в эстонский язык человек, умеет слышать других и, что самое главное, искренне пытается понять, в буквальном и широком смысле этого слова, доказательством чему служат ее переводы на эстонский язык поэтов, пишущих на русском языке. Эта искренность, увы, сегодня стала великим дефицитом. Формально никто не отвергает диалог, но часто он строится, как в анекдоте, где жена заявляет мужу: "Ты хотел со мной поговорить? Ну, тогда закрой рот, сиди и слушай!".

Я уже не раз говорил и писал, что тревога за сохранение эстонского языка, эстонской культуры, того самого эстонского духа имеет под собой очень серьезные основания. Но, как правильно заметил в газете "Meie Maa" (Сааремаа) предприниматель Тоомас Лейс: "Я хотел бы, чтобы флаг Эстонии держали в руках с гордостью, а не воинственно и со злобой" ("Ma sooviks, et Eesti lippu lehvitataks uhkusega, aga mitte sõjakuse ja vihaga").

Однако вот заголовок статьи, рассказывающей об открытии Дома эстонского языка в Нарве (газета "Õhtuleht" от 2 октября сего года), звучит, как фронтовая сводка: "Нарва обрела новую оборонительную крепость" ("Narva sai uue kaitsekindluse"). Стоп! - где-то я уже слышал это? Ах, да, в ходе дискуссии о необходимости открыть в Кохтла-Ярве государственную гимназию. Мне непонятно, почему в обсуждении о необходимости двух действительно очень нужных учреждений в Ида-Вирумаа используется военно-оборонительная терминология? От кого обороняемся? От русского языка, который по разным причинам является родным для десятков тысяч живущих в Эстонии людей?

Формально никто не отвергает диалог, но часто он строится, как в анекдоте, где жена заявляет мужу: "Ты хотел со мной поговорить? Ну, тогда закрой рот, сиди и слушай!".

Наряду со справедливыми призывами к изучению эстонского языка я вижу небрежность и откровенное неуважение к русскому языку. У меня огромное количество таких примеров, когда преподаватель эстонского языка, человек из семьи, родным языком которой был русский, говорит и пишет на русском языке с ошибками, которые непростительны даже школьнику. Не вызывает у меня уважения такое вот глубокое языковое "погружение".

Хотел бы подчеркнуть, что открытие и государственной гимназии в Кохтла-Ярве, и Дома эстонского языке в Нарве имеет огромное значение не только для сохранения эстонского языка, культуры и духа, но и не меньшее для живущих здесь русскоязычных людей.

Проблемы уже давно вышли за границы языкового обучения. Специалисты утверждают, что даже воробья можно заставить говорить. Просто нужно эту не самую умную птичку посадить в закрытую от света клетку, в течение нескольких месяцев находиться рядом с клеткой и повторять по несколько раз одну и ту же фразу. К людям такая "методика" неприменима, нормальный человек уже через неделю сойдет с ума.

В человеке нужно пробудить интерес. Кто это должен сделать? Преподаватель, конечно, но тут часто игнорируется та истина, что хорошее знание языка, или даже обоих языков, не является гарантией, что обучение будет результативным. Трудно прогнозировать, насколько действенной будет новая кампания обучения эстонскому языку и будет ли в реальности разнообразной эта деятельность. Пока из конкретных положительных результатов я вижу только трудоустройство большого числа преподавателей эстонского языка.

Вообще подобного рода шумные кампании напоминают мне новогодние фейерверки, которые хотя и требуют немалых расходов, но, бесспорно, нужны для создания праздничного настроения. Однако рано или поздно наступают будни, и если все средства ушли на эффектный фейерверк, то единственным украшением неба остается радуга.

НАВЕРХ