Чему эстонским политикам стоит поучиться у Джонсона?

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

У политиков никогда нет возможности разговаривать только со своими сторонниками и на подходящие им темы. С учетом этого, преодолеть можно и поляризацию общества.

Убедительная победа консерваторов Бориса Джонсона на выборах в Великобритании вызвала активные дискуссии в других западных демократиях: как Джонсон сумел справиться с ультрапопулистами, очень уверенно чувствовавшими себя еще несколько месяцев назад? В Эстонии обсуждение этого, конечно, не слишком оживленное, поскольку мы в очередной раз поглощены тем, что думают о нас другие. 

Мы тоже, разумеется, констатируем, что в Эстонии, как и в других странах Запада, общественное пространство все более поляризуется, потворствуя противоречивым и провокативным заявлениям. У нас в парламенте и правительстве тоже есть партии, которые не соблюдают сформировавшиеся за десятилетия традиции, наоборот - посредством их нарушения они создали себе стратегию и конкурентное преимущество. 

В замешательстве и/или в заложниках у постоянного манипулирования оказались пресса и другие партии, как в коалиции, так и в оппозиции. Министр внутренних дел говорит что-то раздражающее, невежливое или даже оскорбляет кого-то, пресса не видит возможности игнорировать провокацию, общество кипит от возмущения, оппозиция нападает, ситуация обостряется, премьер-министр приносит извинения - и затем все повторяется вновь.

Это утомительно, и, вероятно, наряду с журналистами и коалиционными партнерами EKRE люди из ведущей оппозиционной партии тоже неоднократно приходили к выводу, что соучастие в таком вынужденном выборе по сути никому, кроме инициаторов происходящего, не на пользу.

Министр внутренних дел говорит что-то раздражающее, невежливое или даже оскорбляет кого-то, пресса не видит возможности игнорировать провокацию, общество кипит от возмущения, оппозиция нападает, ситуация обостряется, премьер-министр приносит извинения - и затем все повторяется вновь.

В политической коммуникации нельзя выбрать возможность говорить только со своими. Забавно, но именно EKRE заявила в круговороте последнего скандала, что радиопередача, в которой каждую неделю выступают руководители партии, предназначена только для ее сторонников, а другим и не надо ее слушать. Впрочем, подобным образом думают, похоже, и другие партии - и не только в Эстонии.

Например, даже после поражения британские лейбористы обвиняли в своих бедах проживающих в округах к северу от Лондона избирателей, которые, коротко говоря, слишком глупы, чтобы принимать правильные решения. Такое заявление может найти понимание среди состоятельных избирателей, извлекавших выгоду из перемен последних десятилетий, однако его слышат и те, кого назвали глупцами. Так и находящиеся в оппозиции к президенту США Дональду Трампу демократы, нападая на не нравящегося им президента, широкими мазками изображают достойными презрения большинство американцев, проживающих между прибрежными городами.

Тактика консерваторов Бориса Джонсона в ходе предвыборной кампании была такова: разговаривай со всеми и особенно с избирателями партий-соперников на понятном им и не унижающем их языке. Уже само признание легитимности проблем избирателей, проживающих за пределами Лондона, стало ключом к победе, а ведь Джонсон предложил также конкретные решения с прицелом на будущее, позаимствовав их из экономической политики лейбористов и не изменив в то же время главным ценностям своей партии. 

Джонсон говорил также с избирателями лейбористов (и всех других) на темы, которые политическая элита считала касающимися только радикалов.

В Эстонии это означало бы, что другие партии не отдавали бы в руки EKRE вопросы, которые волнуют избирателей и важны для Эстонии, но, попав на язык EKRE, как бы утрачивают пригодность.

Что же это за темы? 

Начиная с примеров последних недель: границы власти чиновников и политиков. Эстонское государство достаточно долго существует после восстановления независимости, чтобы наряду с ростом компетенции чиновников возрастал бюрократический захват сферы принятия решений, хотя на самом деле она должна находиться в ведении избранных народом депутатов. Тут, конечно, можно поспорить, но если посчитать такое обсуждение неподобающим, то на теневых сторонах общества расцветут конспиративные теории.

Далее: применение судебной власти. Почему мы не видим, чтобы политики в подавляющем большинстве выступали против превращения открытого правосудия в закрытое? Почему лишь одна партия и несколько журналистов задают вопросы о странных согласительных производствах? 

Процессы развития в Евросоюзе. Не может быть такого, чтобы это большое и сложное объединение всегда двигалось только в правильном направлении. Нельзя лишь только радикалам оставлять возможность указывать на ошибочные, с точки зрения Эстонии, шаги.

И, конечно, в этот перечень входят иммиграция и всевозможные вопросы ценностей.

НАВЕРХ