Иван Сергеев: "Культурные столицы могут оказаться совершенно ни при чем, если мы не позаботимся о базовых вещах"
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ

Иван Сергеев в последний день своего хозяйствования в кабинете главного архитектора Нарвы. За спиной - стена гордости, как он сам ее назвал, состоящая из напоминаний о самых значимых и важных вещах за последние почти четыре года. Часть этих "экспонатов" переезжает с Иваном в Таллинн.

ФОТО: Илья Смирнов/«Северное побережье»

В начале 2016 года архитектор с уже мировым на тот момент опытом Иван Сергеев занял должность главного архитектора Нарвы. В свой родной город он вернулся чиновником нового поколения и качества. Но знаменосец передовой мысли теперь покинул должность: 10 января был буквально последним днем Сергеева в нарвском кабинете. Выбранное им новое место службы - Министерство экономики и коммуникаций, должность советника по устойчивому развитию сферы строительства. "Северное побережье" расспросило архитектора о его новом выборе и полученном в Нарве опыте.

ИВАН СЕРГЕЕВ

  • 32 года. Родился и пару месяцев жизни провел с родителями на российском Дальнем Востоке, в городе Петропавловске-Камчатском, дальнейшее детство прошло в Нарве.
  • Образование: нарвская Пяхклимяэская гимназия, Эстонская академия искусств, специальность "архитектура и городское планирование", университет "Virginia Tech" (США) по стипендии имени Фулбрайта в магистратуре Школы архитектуры и дизайна, специальность "архитектура".
  • Карьера: бюро "Urban Mark" (ныне "Allianss Arhitektid", Таллинн), бюро "Erick van Egeraat" (Нидерланды), бюро ОМА (Office for Metropolitan Architecture, Нью-Йорк), бюро Андреса Альвера (Таллинн). С марта 2016 года по январь 2020 года - главный архитектор Нарвской горуправы. С конца января 2020 года - советник по устойчивому развитию сферы строительства в Министерстве экономики и коммуникаций ЭР.
  • В 2018-2019 годах входил в команду по составлению заявки Нарвы на титул культурной столицы Европы 2024 года.
  • Не женат, детей нет.
  • Хобби: чтение книг.

- Начну с вопроса, который свербит с того момента, когда в декабре подтвердился уже ранее гулявший слух о вашем уходе с должности городского архитектора и о новой работе в Таллинне. Как так получилось, что столица заманила человека, имеющего у себя дома и доходную работу, и хороший статус?

- Тут много факторов, и это решение сменить место работы - точно не из-за зарплаты, потому что в зарплате я не выиграю. Уезжаю также не потому, что в Нарве как-то плохо. Просто есть список дел, которые я смог здесь сделать, а в Таллинне появились те, которыми тоже нужно заниматься. И мой вклад там в данный момент может оказаться в каком-то смысле важнее: в Министерстве экономики и коммуникаций займусь вопросами энергосберегающего, энергоэффективного строительства.

В Нарве я был архитектором целого небольшого города - и эта работа мне до сих пор очень нравится, сейчас же перехожу на работу, которая смотрит на определенные вещи более узко, но в очень широком географическом пространстве практически всего мира. Эти две работы, пожалуй, и сравнивать нельзя.

Что еще само по себе очень важно и что создало контекст для моего ухода - это приход в Нарвский департамент архитектуры и городского планирования нового сильного директора. Кайе Энно - она профессионал своего дела, которому я доверяю полностью.

Честно говоря, я понимаю, какой конфликт вам хотелось бы видеть сегодня в моем уходе и как это может видеться, но лично я конфликта не вижу. Я действительно знаю, что та тема, которой я займусь в министерстве, сейчас очень важна глобально и также важна лично для меня.

Когда я уезжал из Нарвы впервые в 2006 году, закончив школу, то делал это хлопая дверью, образно говоря, уезжал в другой большой мир, где якобы лучше. Но, вернувшись в Нарву четыре года назад, я вновь открыл для себя родной город, и потому, меняя сегодня свое географическое местонахождение, я делаю это совершенно с другим ощущением, нежели чем в юношестве. Я не меняю своей любви к родному городу. Я и дальше буду вкладывать в него свои усилия, просто на другом уровне - связывая государственные и местные интересы. Это тоже важно и это частично то, почему министерство выразило заинтересованность в моей кандидатуре, как мне там объяснили.

- Вы как-то упомянули, что продолжите в Нарве некоторые городские дела.

- Есть конкретные темы, над которыми мне надо дальше продолжать работать. Например, новая общая планировка города или ряд проектов, которые я в Нарве инициировал. Да, в департаменте архитектуры и планирования есть новый директор, но для меня все равно есть смысл оставаться вовлеченным. Так что разрыва отношений с Нарвой не будет - просто теперь на другом уровне.

- Ваше образование архитектора-градостроителя уже не будет иметь особого значения на новой должности?

- Нет, будет. Министерство искало человека с архитектурным, энергетическим или в сфере защиты окружающей среды образованием. Кстати, вице-канцлер Юри Расс, с которым я буду работать, тоже архитектор.

Я порой слышу, что в Нарве я занимался вещами, которые казались людям нетипичными для архитектора, но просто сохраняется несколько устаревшее понимание этого. Архитектура - очень широкое понятие. Архитектор должен не только зданиями заниматься, а должен понять, что вообще требуется, и развивать это. Применительно к городу это не архитектура, а градостроение, в котором я старался нащупать, что Нарве надо в самом широком смысле. Хотя некоторые вещи, достойные упоминания, удалось сделать за последние годы и чисто в архитектуре.

- Например?

- Например, старый город Нарвы: удалось установить две детальные планировки, полностью определяющие пространственное будущее центра старого города: детальная планировка ратуши с ее окрестностями и детальная планировка будущей библиотеки. Это был очень серьезный пласт работы, которая шла очень долго и с публичными обсуждениями.

Мне кажется, нам в последние годы удалось поменять в Нарве общее отношение к городскому пространству. Например, я очень рад, что горожане серьезно взялись за фасады своих домов, и местная власть тоже сделала свой шаг в этом направлении, создав меры поддержки.

Будущая государственная гимназия - тоже очень важный проект. Он и оспаривался, и воспринимается неоднозначно, но тем не менее проведен архитектурный конкурс и работа идет.

Отличным примером выигрыша города я считаю будущий магазин "Лидл", который появится в начале Таллиннского шоссе. Казалось бы, это будет магазин глобальной торговой сети, за которой бешеные деньги, и в Нарве могла появиться тоже обыкновенная серая коробка, однако нам удалось создать прецедент. Мы отстояли необходимость проведения архитектурного конкурса, отстояли интересы городской среды, и это был очень заряженный, трудный в юридическом плане вопрос. В результате у нас будет чуть ли не самый уникальный во всем мире "Лидл". Насколько я знаю, теперь на обучениях в Таллинне ставят в пример, как Нарва отстояла свою позицию в отношении городского центра. Причем мы сделали это не на конфликте, а в конструктивном диалоге - было круто! Я очень горд, что мы с нашим департаментом смогли пройти этот путь, создав предпосылки дальнейшему развитию города.

- Вы были одним из ведущих составителей заявки на титул культурной столицы Европы 2024 года. Если бы Нарве его все же дали, вы сегодня позволили бы себе уволиться отсюда?

- Это спекулятивный вопрос, который, я думаю, не требует ответа. Откуда я могу знать это? Этого не произошло. Мое отношение к Нарве от этого не изменилось абсолютно. К тому же я знаю, что работа хотя бы по частичному осуществлению идей культурной столицы в Нарве идет.

- Мне показалось, когда читал один из ваших последних текстов в "Фейсбуке", что вы критикуете мэра Нарвы как раз за отсутствие внимания в его новогоднем интервью в городской газете к сферам культуры, к молодежным делам. В Нарве это почти правило, что уходящие из горуправы тут же начинают ее критиковать.

- Не согласен. Если мы послушаем интервью мэра Алексея Евграфова на "Радио-4", то там он четко проговаривает, что планируется делать в данном плане. Я знаю, что он будет работать над этим, просто в газете он тогда что-то недосказал. В Нарве надо всегда задавать эти вопросы и поднимать эту тему - в этом и есть моя критика.

Алексей всегда прислушивается к здравому смыслу, и я благодарен ему за совместную работу. У нас сложились хорошие отношения, мы всегда можем говорить напрямую и нам не надо устраивать какие-то перестрелки через прессу.

- В один момент также могло показаться, что какую-то роль в вашем переходе на новую должность сыграли две персоны женского пола: Грета Тунберг с ее шипением на тему климатической ответственности (Иван Сергеев упоминал Тунберг в своем публичном сообщении об отставке. -И.С.) и Хелен Сильдна из Таллинна, которая параллельно с огромной работой над развитием культуры в Нарве поспособствовала тому, что приграничный город может потерять вас как специалиста.

- Про Хелен Сильдна я даже не знаю, как ответить, потому что не понимаю, как она могла бы спровоцировать мой уход с должности главного архитектора Нарвы…

- Кажется, у вас что-то личное.

- Да, мы с ней хорошие друзья, но это не тема для данного разговора. У нас с ней разные специальности и также есть совместный проект здесь в Нарве.

Что касается предположения о Грете Тунберг, то та должность, на которую я иду, существует в министерстве ведь давно, и планомерная работа по снижению уровня энергопотребления ведется много лет. Да, эта тема сейчас стала какой-то попсовой, но лично для меня вопрос защиты природы важен с детства. Меня всегда вдохновляла, привлекала сообразительность природы как большого механизма, а в университете я исследовал биомиметику - использование природных принципов в строительстве.

Важно, что мой отец - большой любитель охоты - привил мне в детстве любовь к природе. Ребенком ведь ты воспринимаешь охоту как пальбу из ружья, а он объяснял: "Знаешь, Ваня, на охоте стрельба - последний этап, а для начала тебе надо обеспечить, чтобы в принципе существовали те, на кого ты идешь охотиться, охотники заботятся о лесных животных".

Я задумываюсь, а что вообще важно? Важно - чтобы было где нам быть. Мы строим много планов на будущее, которого может просто не наступить, если мы сегодня его не обеспечим. Очень важна не просто природоохрана, а умение жить в симбиозе с природной средой планеты. Любые культурные столицы и другие стратегии развития, которые мы тут себе выдумываем, могут оказаться совершенно ни при чем, если мы не позаботимся о самых базовых вещах, на которые долго махали рукой. И для меня эта министерская позиция сейчас важна именно с этой точки зрения.

Есть еще один мой личный опыт: когда я жил в Нью-Йорке, по нему в 2012 году ударил ураган Сэнди. Я помню, как у нас на всем Манхэттене по 44-ю улицу отрубило электричество на целых пять дней. Когда нет электричества, то в странах типа США нет ничего, жизнь встает, и мне было крайне неприятно видеть, как привычное нам общество в тех условиях разлагается, просто перестает существовать. Природа сделала это всего за одну ночь, обнулив некоторые наши вещи, и после такого сложно не задумываться об этом факторе.

- Ваш предшественник в должности нарвского городского архитектора Пеэтер Тамбу говорил в нашей статье в 2016 году по поводу вашего назначения на должность, что вам предстоят сложное создание отношений между разными группами интересов и сложная работа с политиками. Перед уходом с должности Тамбу рассказывал, что члены Нарвского горсобрания и местные теневые лидеры много себе позволяли, оказывая давление на архитекторов. Так и оказалось?

- Я думаю, что демократический процесс предполагает обсуждение, он же предполагает разные точки зрения у людей, а это значит - вы будете спорить, надо отстаивать свои интересы и доказывать какие-то вещи. И да, такое происходит в разных случаях на разных децибелах. Естественно, у меня в Нарве был опыт, когда приходилось доказывать, отстаивать и пробивать некоторые вещи, но все это не мегапроблема, а часть работы. Не случалось ничего из ряда вон выходящего.

Внешнее давление есть всегда - на работе, в горсобрании, в семье, атмосферное давление в конце концов, все это часть жизни, но вот твоя личная устойчивость - это вопрос другой. Мне очень нравится выражение, услышанное когда-то в кино: опасность - реальность, а страх - твой выбор.

- Можно предположить, что в столице бюрократии, условностей, политики не меньше нарвского. Отправляясь туда, вы уверены, что министерство предложит именно то, что вы предполагаете?

- Я не знаю. Знаю только свою мотивацию заниматься этим делом. Иду в новую ситуацию со знанием себя, а раскроется она уже по мере прохождения.

Я иду на новую работу не с мыслью, что отделался от Нарвы, а просто потому, что там мне сейчас нужно быть, и у меня нет каких-то бешеных эмоций по этому поводу.

НАВЕРХ