Когда министр становится лоббистом

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Переход бывших высокопоставленных политиков в бизнес по оказанию воздействия на политику - это не проблема, проблему представляют недостаточное регулирование и низкая прозрачность лоббистской деятельности в Эстонии.

Куда должен идти политик, который много лет провел на Тоомпеа, но по какой-то причине больше не может оставаться в Рийгикогу или правительстве? Разумеется, на работу - если только он не собирается заморить себя голодом и холодом, борясь с изменением климата. Сложностей здесь возникнуть не должно, поскольку предполагается, что избиратели выбрали из составленных партиями списков умных и смелых людей, которые в процессе ведения государственных дел также научились смотреть на общество более широким взглядом.

Может ли человек, ушедший из большой политики, продолжить служить народу в качестве руководителя самоуправления? Конечно. Возможно ли пойти в госчиновники? При условии, что это место получено не в результате политического сговора, то разумеется.

Понятно, что способные люди, руководители и специалисты в разных областях нужны в эстонском частном секторе.

Но может ли бывший министр или генеральный секретарь партии в этом частном секторе стать лоббистом? Заниматься впредь за деньги разъяснением, защитой, представительством и узакониванием интересов клиентов-политиков?

Здесь, как мы недавно видели, у некоторых людей может возникнуть легкое сопротивление. Но почему?

Лоббизм в Эстонии за последние пару десятков лет профессионализировался до уровня, сравнимого с любым европейским обществом. Были времена, когда в Эстонии для того, чтобы продавить поправку к закону, требовалось поставить под стол в офисе какой-нибудь партии спортивную сумку с наличными (а до этого выложить из нее треть у себя дома). Хотя и сейчас вызывает вопросы то, почему всем партиям делают пожертвования один-два предпринимателя, а у других как будто интересов нет. Но по большей части организация отношений с органами власти в современной Эстонии - это совершенно законная и понятная деятельность.

Даже то обстоятельство, что, например, законопроект, предусматривающий реорганизацию аптечного рынка иначе, чем планировалось, взят из компьютера адвоката и якобы составившие его члены Рийгикогу не могут объяснить всех содержащихся в нем деталей, нельзя безоговорочно осуждать. Это, скорее, вопрос к избирателям конкретного члена Рийгикогу, чем к адвокатам, которые наряду с юридическим советом нередко помогают клиентам в изменении регуляций.

Лоббизм в Эстонии за последние пару десятков лет профессионализировался до уровня, сравнимого с любым европейским обществом.

Экс-министров и других профессиональных политиков в области политической коммуникации пока, скорее, поразительно мало. Я абсолютно уверен, что даже недолго пробывший членом кабинета правительства Янек Мягги за это время - без всякой иронии - приобрел ценные знания и опыт в сфере взаимодействия ведомств и политиков. Тем больше он ценит не раз бывших министрами Марко Померанца и Андреса Анвельта, которые теперь работают с Мягги в одной фирме.

Еще меньше года назад Янек Мягги в качестве министра государственного управления набирал политические очки в пользу Центристской партии. Теперь он вернулся в свою фирму по связям с общественностью, в команду которой он привлек из предыдущих правительств исамаасца Марко Померанца и соцдема Андреса Анвельта, и вместе с ними ведет политическую лоббистскую работу для своих клиентов, среди которых есть и, например, Люганузеское волостное управление, вступившее в конфликт с местной школой.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Но для того чтобы знать тонкости формирования политики и законодательства, необязательно быть бывшим министром. Например, в эстонском филиале консалтинговой компании "Miltton" клиентов консультируют бывший генсекретарь Партии реформ Мартин Кукк, бывший генсекретарь соцдемов Рандел Лянтс и занимавший разные должности в Центристской партии Таави Пукк. Уже больше десяти лет - и, возможно, наиболее успешно из вышеназванных - в агентстве по связям с общественностью "Meta Advisory" трудятся бывший генсекретарь "Res Publica" Отт Луми и работавший в бюро премьер-министра Андреас Каю.

Полушутя можно было бы сказать, что с точки зрения охвата спектра партий сейчас между этими тремя фирмами должна идти ожесточенная борьба за какого-нибудь министра от EKRE.

Но сопротивление, о котором я упоминал, все же можно понять. Наверняка многие только при чтении этих строк осознали, какое количество людей перешло из политики в сферу воздействия на политиков. Кто их клиенты? Возникали ли у кого-нибудь этические конфликты при смене должности? Этого не могут точно сказать даже самые толковые журналисты, поскольку в Эстонии ни один лоббист не обязан обнародовать информацию о своих клиентах, проведенных от их имени встречах и обсуждавшихся на встречах или в переписке темах.

Урегулировать лоббистскую деятельность еще в 2012 году планировал министр юстиции Кристен Михал, и теперь соответствующий законопроект якобы разрабатывается, но в принципе мы пребываем в неведении. Так что всегда есть повод спросить, насколько жесткие этические границы проводят для себя в этих вещах лоббисты, чиновники и политики.

НАВЕРХ