Март Хельме об обещанных Эстонии из фонда справедливого перехода 125 миллионах: "Но это ничтожные деньги!"

Март Хельме.

ФОТО: Частный архив

На парламентском инфочасе на прошлой неделе социал-демократ Катри Райк спросила у исполнявшего обязанности премьер-министра председателя EKRE Марта Хельме, почему у правительства Эстонской Республики нет единой точки зрения относительно будущего сланцевого сектора и справедливого перехода?

- Премьер-министр с этой же трибуны говорил, что энергетическую безопасность Эстонии в будущем обеспечат расположенные на западном побережье Эстонии ветряки, а министр финансов Мартин Хельме отмечал, что сланцевому сектору надо позволить существовать по возможности дольше, - сказала Райк. - Не то чтобы мы, сидящие тут в зале, не понимали, а люди Ида-Вирумаа не понимают. Почему у правительства нет точки зрения? Когда сформируется эта единая, прозрачная и однозначно понимаемая точка зрения? 

Министр внутренних дел (в обязанностях премьер-министра) МАРТ ХЕЛЬМЕ: 

- Единые и неделимые точки зрения формируются в результате переговоров. Пока еще рановато подводить черту под чем-то, ведь, в конце концов, нет ясности также относительно объема фонда перехода и критериев для его распределения. 

И совершенно ясно, что сумма, упоминавшаяся в связи с Эстонией, - 125 миллионов - это ничтожные деньги. Эту сумму нельзя воспринимать всерьез в ситуации, когда нам придется закрыть и перепрофилировать один или даже не один, а целый ряд опорных столпов своей экономики, а также переучить людей, а может, и помочь им переехать в другие регионы Эстонии; когда мы не знаем, можно ли будет в рамках климатической нейтральности и в дальнейшем использовать сланец для производства сланцевого масла, как мы планировали. У нас нет ясности.

Это достаточно неопределенно, причем неопределенно и на уровне Еврокомиссии, ведь целый ряд государств находятся в еще более уязвимом, чем Эстония, положении в части добычи и использования фоссильных топлив. Государства, где население значительно больше и промышленный сектор намного масштабнее - в первую очередь мы говорим здесь, конечно, о Польше, - сейчас в этом вопросе находятся в очень остром противостоянии с комиссией.

Поэтому мы не можем сказать, что где-то тут подведена черта и у правительства Эстонской Республики в этой ситуации уже должна быть окончательная, удовлетворяющая причастные стороны или предлагающая им четкую перспективу точка зрения. Ее сейчас просто не существует. И тотчас она не появится.

По-моему, это хорошо, что у нас разные стороны имеют разное видение проблем, ведь это служит основанием для спора и формирования точек зрения Эстонии, чтобы в конце концов мы достигли на переговорах с Еврокомиссией максимально хорошего для Эстонии результата. 

Катри Райк:

- Как, на ваш взгляд или на взгляд правительства: подходящим для этой денежной помощи регионом является только Ида-Вирумаа или же Эстония в более широком смысле? То есть, другими словами, достанутся деньги фонда справедливого перехода только Ида-Вирумаа или их придется разделить также с юго-восточной Эстонией? 

Март Хельме: 

- Если вы спрашиваете мнение у меня и моей партии, то мы в отличие от вас не являемся климатическими сумасбродами. Тут у вас, очевидно, сложилась определенная шизофреническая обстановка, когда вы говорите, что происходит масштабное и быстрое потепление климата, Эстония должна перейти на климатически нейтральную экономику, это требует огромных инвестиций и т.д.

Мы этого не разделяем. Мы не считаем, что если не предпримем сейчас какие-то очень радикальные шаги в Эстонии, то через 20 лет эстонский народ вымрет, так как не будет больше чистого воздуха и чистой воды. Мы не думаем, что это так. Наверняка это не так и наверняка Эстония не является тем самым государством, которое окончательно погубит климат на планете.

Однако мы считаем, что наша - как государства и правительства - точка зрения такова: необходимо обеспечить людям плавный переход без социальных катаклизмов. А если на переговорах с Еврокомиссией нам предъявят повышенные требования в связи с климатической нейтральностью, то мы в ответ скажем: но тогда платите, друзья, платите - и платите больше, ведь тех денег, что вы предлагаете нам сейчас, недостаточно.

НАВЕРХ