Историк и краевед Александр Опенко: "Я рассказываю живую историю о реальных людях"

Александр Опенко

ФОТО: Илья СМИРНОВ/АРХИВ

Нарвский краевед и экскурсовод Александр Опенко неожиданно стал одним из самых востребованных людей в Нарве. Места на его экскурсиях и лекциях разлетаются моментально, и именно он недавно поведал миру, как был связан с Нарвой сам граф Дракула. "Северное побережье" разузнало у этого яркого собеседника, работающего в повседневной жизни в основной школе, как он пришел к популяризации истории родного края и какие ноу-хау сделали его столь популярным.

CV АЛЕКСАНДР ОПЕНКО

  • Родился в Нарве 19 апреля 1981 года, учился в нарвской школе №12 и Пяхклимяэской гимназии (выпуск 1999 года).
  • В 2005 году в Таллиннском университете получил магистерскую степень, специальность - школьный преподаватель истории.
  • В студенческие годы четырежды уезжал на заработки в США, а также в Великобританию, работал в супермаркетах грузчиком, уборщиком и т.п.
  • В США познакомился с будущей супругой, которая так же приехала туда из Кохтла-Ярве. Женаты поныне, в семье одна дочь-школьница. 
  • С 2006 года работает в нарвской Пеэтриской школе, ставшей впоследствии школой №6, совмещает работу завуча и учителя истории и обществоведения.
  • Увлечения: краеведение, проведение экскурсий, со школы играет в баскетбол, с проведенных в США лет является поклонником американского футбола и ярым фанатом "New England Patriots" из Бостона (США, штат Массачусетс).

- Вы стали сравнительно недавно очень популярным человеком в Нарве. Чьей заслуги в этом больше - собственно городской истории или же гида, который умеет ее увлекательно преподносить?

- Думаю, первую роль играет то, что за последние три-четыре года Нарва как таковая стала модным направлением, и у самих жителей город тоже стал вызывать повышенный интерес.

Второй момент - назовем его туристическим продуктом: я объединил несколько вещей, которые, возможно, раньше в Нарве не объединяли. У нас есть филокартисты, нумизматы, антиквары, но они все обычно достаточно закрытые люди, которые хотят, чтобы кто-то сделал для них выставку, кто-то позвал их, чтобы кто-то еще это и оплатил, желательно. Я же собрал в папку свою коллекцию видов старой Нарвы, вложил туда же монеты разных периодов, которые здесь когда-то были в ходу, добавил старые вещи - и все это объединилось в одном продукте.

Плюс, я рассказываю живую историю о реальных людях, которые тут жили, добавляю легенды, мы читаем настоящие открытки, которые писались живыми людьми и которые полны эмоциями, чувствами. Все это выводит восприятие истории на новый уровень, к тому же я обыгрываю повествование, театрализую его.

- Как вы пришли к своему артистическому образу? Лично понаблюдав не раз, подтверждаю, что он является солидной частью каждой экскурсии, превращая ее почти в шоу.

- Я по профессии историк, и понимаю, что если только рассказывать про даты, имена и здания, то это будет жутко скучно - все умрут от скуки уже на второй минуте. Но я очень люблю театр, мне нравятся эмоции в действии, поэтому мне показалось, что обыграть некоторые моменты было бы весьма интересно. От меня это не требует большого усилия, для меня это естественно, органично, но зато эмоцию передаст и уж точно будет веселее.

Так как я работаю в школе, то понимаю, что любое нововведение в организации - это такой процесс, со всеми надо договориться, скоординироваться и так далее. Но конкретно в этом случае я - один и не завишу от других людей.

- При вашей любви к театру в вашей жизни был собственный сценический опыт?

- Нет, к сожалению, в моей жизни не было никакой театральной студии. Я учился в Нарве в Пяхклимяэской гимназии - и у нас был замечательный классный руководитель Надежда Николаевна Леонтьева, которая каждый месяц возила нас в Санкт-Петербург в театр, часто в Большой драматический театр (БДТ). Когда это происходит так регулярно и часто, театр становится частью тебя, прививается театральная культура - это очень большое благо.

- Втайне все же мечтаете испытать себя на настоящей сцене?

- Нет, по той же самой причине: театр, сцена - это места, где многое зависит не от тебя самого. Ты и твой партнер можете выложиться на двести процентов, но всегда будут рамки пьесы и режиссерского видения, которые сведут твои усилия на нет. В подобных условиях я просто расстроюсь и запала станет меньше.

- Как вы пришли к изучению нарвской истории?

- Очень долгий период - школа и университет - у меня была просто история, и некоторые мои друзья, тоже нарвские ребята, были даже большими краеведами, нежели я. Однако многие из тех, кто читают и знают больше меня, порой не могут рассказывать об этом другим. В какой-то момент, заразившись интересом к истории Нарвы, я придумал рассказывать о ней другим. Помню, подумал тогда, что вот кругом говорят, что в Нарве все плохо и отсюда все уезжают, а историю и истории вообще никому не продать - неинтересно, дескать, вот я и занялся этим. Оказалось, всё глупости, просто надо правильно подойти к вопросу истории, она у нас богатая и насыщенная огромным количеством событий, рассказывать можно бесконечно.

Какие-то вещи я собирал для себя примерно с начала 2000-х, но вот собирательством именно историй я занялся сравнительно недавно - с 2012 года.

- С этими историями у вас получается хорошо потому, что они где-то на поверхности, или вы просто умеете правильно копать?

- Многие истории, да, лежат на поверхности. Приведу пример.

Я сам ничего не знал о связи графа Дракулы и Нарвы, а сейчас это стало такой ходовой темой, о которой даже в Би-би-си сделали сюжет. Было так: обратилась в нарвский туристический центр одна женщина из США - исследователь романа Брэма Стокера про графа Дракулу. У центра не было об этом никаких данных, и они переправили запрос на меня. Я тогда тоже ничего еще не знал, но решил восполнить пробел. Начал изучать электронные архивы, публикации - и потихонечку собрал эту историю, как граф Дракула был связан с Нарвой...

- Сколько в этой литературной истории выдуманного, а сколько фактов?

- Было реальное 120-тонное судно, которое вышло из Нарвы, которое действительно дошло до Амстердама, выгрузило там лес, взяло серебряный песок и пошло в Англию - это действительная история 1885 года. Также точно известно, что судно попало в жесткий шторм у побережья Йоркшира и его выбросило на берег, есть его фотография на берегу. Команда и капитан спаслись, у капитана была собака, скорее всего, черная. На том берегу была скала, а на вершине скалы - монастырь и кладбище… Потом писатель Брэм Стокер был в отпуске и колесил, выдумывая, как он мог бы доставить своего вампира из Трансильвании в Англию, а тут рыбак рассказывает ему историю крушения нарвского судна - отличная же история! Писатель просто меняет название шхуны "Дмитрий" на "Деметру", Нарву - на Варну болгарскую, чтоб поближе было, а сама канва сохраняется. В книге очень четко прописаны эти моменты и про судно, и про место крушения. Еще можно представить: у нас же полно летучих мышей, они наверняка набивались в трюмы - и все это вместе создает прекрасную основу!

И подобных историй много. Еще про первое кафе, открывшееся именно в Нарве в 1697 году, за пять лет до Таллинна…

- Кто мог бы продавать такие славные истории на благо города Нарва? Городское правительство?

- Да, сам город. Например, есть истории про барона Мюнхгаузена, связанные с Нарвой, - и не я их придумал, я их только обыгрываю на экскурсиях. Шуточный памятник или какой-то особый маршрут Мюнхгаузена вполне мог бы появиться в нынешней Нарве.

Грубо говоря, мы тут все слишком сконцентрировались на Северной войне и Второй мировой войне, будто никакой другой истории не существовало. А на самом деле, к примеру, путь из варяг в греки: это ведь река Нарва красным выделена в исследовании Гарвардского университета, про которое написано в "National Geographic".

Еще в наших краях были первые посещения викингов - чем это не туристический продукт тоже? У нас тут клады находятся, исследования ведутся, но об этом словно бы никто не знает, все молчат. Почему?!

- Вы работаете в школе много лет и можете наблюдать изнутри современную молодежную среду. Насколько интересна им история родного края? Ваши роли школьного учителя и гида в какой-то степени сочетаются в классе?

- У меня в школе две работы - завучем и учителем истории и обществоведения в 5-9-х классах. Да, эти роли пересекаются: какой бы исторический период мы ни проходили на уроке, я могу принести и показать ученикам подходящую вещь, что даст совершенно иной эффект. Когда ребенок подержит в ладошке монету времен Иисуса, и даже если он не в полной мере себе это представляет, все равно другие эмоции у него появляются - и интерес, соответственно. Конечно, остаются учебная программа и прочие "законы жанра", но урок все равно можно делать интереснее, причем не обязательно только в электронной среде.

- Нарвские детишки изначально понимают, в каком исторически богатом месте они живут?

- Обычно нет, из дома этого понимания не исходит. Там все очень упрощено: "Нарва - средневековый город с богатой историей", а какого-то особого патриотизма нет. Именно поэтому думающие семьи приводят детей на экскурсии. Я вижу, что после экскурсии они переполняются, заряжаются патриотизмом - это происходит возрождение любви к месту, в котором они живут.

- Все экскурсии и лекции вы разрабатываете самостоятельно дома за компьютером, приобретаете всё тоже за свои кровные?

- Именно так. Когда-то у меня не хватает средств на всё, когда-то - сил и времени, но на своем уровне у меня это получается.

- Хотелось бы поговорить также об открытиях. Можете рассказать, что нового за последнее время удавалось раскопать в Нарве и ее окрестностях?

- Археолог из Тарту Айвар Крийска у нас почти каждое лето проводит раскопки, и выходят только отдельные статьи о том, что они там находят, но в общем вырисовывается очень интересная картина. Например, мы раньше думали, что финно-угры здесь, на севере, очень мало занимались животноводством и земледелием, но нашлись части посуды, которые меняют это наше представление о них. Каждый год находится что-то интересное про это и делаются открытия. То же самое и с викингами: если изучать найденные у нас в кладах монеты, то открывается, что пути здесь были гораздо более оживленные, чем мы думали.

- Остаются ли в истории Нарвы, что называется, белые пятна?

- Потому мы раньше и концентрировались на Северной войне, что с ней, казалось, все понятно и есть много информации, литературы… По независящим от нас причинам, белые пятна - это тот же открываемый ныне финно-угорский период, две-три тысячи лет назад. Мы до сих пор не можем проследить связь между пришедшими сюда племенами и теми, что поселялись за тысячи километров отсюда. Короче, роль финно-угров в истории цивилизации того времени очень сильно занижалась, отчасти, наверное, потому, что славян пытались вывести на лидирующие роли.

Аналогично и о роли викингов: викинги еще в 8-9-х веках не использовали руны в той степени, в какой использовали в дальнейшем, и поэтому у нас нет письменных источников. Здешние местные жители также писать не умели. О том периоде мы можем судить только на основании археологических находок, отчего еще много, опять же, белых пятен. Мы не понимаем в полной мере, насколько важную роль играла река Нарва, но ясно, что это был "хайвэй" в Киевскую Русь и Византию. Драккары перетаскивали по суше через водопады на реке - и шли по ней дальше.

Белые пятна остаются и в истории Второй мировой войны - потому что не все архивы еще открыты. Когда информацию рассекретят, мы еще много чего узнаем.

- Есть ли смысл рассуждать о том, как нынешние годы будут охарактеризованы в будущей истории?

- Всегда полезно думать о будущем и о том, как будут оценивать то, что ты сделал. Многие люди, нарвитяне в том числе, допускают одну очень существенную ошибку: думают, что, дескать, вот война прошла - и всё должно быть отстроено-отделано лет за десять-двадцать, максимум за пятьдесят. Однако история спадов и подъемов такова, что на новое возвышение иногда уходили столетия. Мы же хотим все получить лет за двадцать, а еще лучше - к следующим выборам. Так не бывает.

Надо быть готовыми поработать во имя того, что лично вы уже не увидите. От Нарвы не надо требовать изменений за пять лет, здесь идет своя эволюция. Если бы это было не так, то Нарва никогда не возрождалась бы. Она - птица Феникс: сколько раз сжигали, столько же и снова вырастал этот город.

- По вашему внутреннему ощущению, в истории Нарвы сегодня белая или черная полоса?

- Белая. Потому что черная - это война, годы приближения войны и годы последствий. Мы живем, когда эта "полоса" еще не блестит от белизны, но она определенно светлая. Это значит, нам здесь дан шанс поработать во благо, а не ныть.

Я ездил по разным странам, пожил и в Америке, и в Англии, и в Германии. Я всегда знал, что там, друзья мои, всё уже сделано, люди там уже поработали и всё функционирует - это не так интересно. Я же вот беру свои знания и опыт - и пробую применить их на благо Нарвы, получая от этого огромнейшее удовольствие!

Неподражаемый Александр Опенко приправляет свои экскурсии экспрессией и даже актерской игрой.

ФОТО: Илья СМИРНОВ/АРХИВ

НАВЕРХ