Сколько свобод у нас останется через год?

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Около десяти лет мы жили в мире, который, конечно, не был идеален, но многим по крайней мере казалось, что все предсказуемо и стабильно. Теперь это меняется.

Мне страшновато из-за двух вещей. Нет, я не боюсь заразиться коронавирусом. Эстонское здравоохранение, пожалуй, лучше, чем во многих других странах Европы. Но я опасаюсь более обширных изменений, которые влечет за собой борьба с коронавирусом.

Во-первых, перспективы экономики крайне неважные. Раздутый печатанием денег для стимулирования рынков и потребления после крупного финансового кризиса воздушный шар уже давно искал острый сук, чтобы наткнуться на него и лопнуть. Теперь этот шар налетел на сук, и вопрос только в том, как быстро выйдет воздух из образовавшегося прокола.

Приостановка пассажирского сообщения между США и Европой - это не какая-то временная шутка. Также ни у кого нет опыта того, что произойдет, если третью по величине экономику Европы в какой-то момент просто остановят, а остальные практически полностью приостановят перемещение людей между странами. Экономическое влияние одних только этих изменений необъятно.

Даже не могу сказать, удача это или несчастье, что у Эстонии, в отличие от 2009 года, нет своей валюты и все, что связано с этими рисками, мы делим и несем вместе со всей большой и разноликой еврозоной. У каждого кризиса есть плюсы и минусы, но пока все не закончилось, мы не знаем, в чем они заключаются.

Ответ Европейского центрального банка на падение рынков мы уже видели в четверг: еще больше, гораздо больше денег в экономику. Это было неудивительно, удивительно было бы скорее, если бы это что-то дало помимо некоторого смягчения кризиса. Не удивлюсь, если франкфуртские банкиры в какой-то момент решат обойтись без посредников и просто перевести на счет каждого жителя еврозоны тысячи евро чистыми.

Неясно и то, что переход экономики США из одной из самых сильных позиций за всю историю к полной неуверенности означает для политики ведущего государства свободного мира. Президентские выборы не за горами, если упомянуть только что-то одно.

С уверенностью могу предсказать лишь то, что после штормов мировая экономика обретет новый баланс. Я повидал несколько больших кризисов, и люди Эстонии всегда справлялись.

Я опасаюсь более обширных изменений, которые влечет за собой борьба с коронавирусом.

Перспективы гораздо туманнее в случае с другой проблемой. В борьбе с кризисом государство по частям, но быстро при поддержке широкой общественности занимает гораздо более важную роль в введении всевозможных ограничений, приказов и запретов. Их отмена - процесс гораздо более медленный и зачастую невозможный.

Достаточно рассмотреть пример Китая. Европа далеко от Китая, однако успех технологически подкованного тоталитарного режима во многом привлекателен.

Еще до того, как коронавирус вышел за пределы Китая, и вскоре после того, как Коммунистическая партия Китая решила признать, что это большая угроза, оттуда начала просачиваться информация о методах, которые применяют власти.

Определение возможных носителей вируса и помещение их на карантин - удручающе простой и результативный процесс благодаря тотальному наблюдению, возможностям обработки больших массивов данных и имеющемуся в кармане у каждого человека телефону с контролируемым контентом и каналом передачи данных. Известно с точностью до секунды, кто и как надолго сел в маршрутный автобус на остановке Х, где, как известно, находился и заразившийся. Камера на углу улицы зафиксировала, каким путем человек пошел домой.

Позднее в телефоне каждого китайца, находящегося в зоне карантина, появилось приложение, которое централизованно присваивало ему меняющийся цветовой код, который, в свою очередь, определял его свободу передвижения.

Многие иностранные наблюдатели, находящиеся в Китае, уверены, что благодаря таким ограничениям Китай вскоре подавит вспышку вируса. Признаком этого выступил визит в эпицентр распространения вируса в начале недели лидера Китая Си Цзиньпина, который, очевидно, предпринимает шаги по использованию кризиса для укрепления своего единовластия. А успех привлекает последователей.

Так же, как ни одно эстонское правительство не отменило осуществленное в срочном порядке десять лет назад во время финансового кризиса повышение налога с оборота на два процентных пункта, которое должно было быть временным, мы, боюсь, сможем увидеть, что маленькие урезания свобод, производимые в Европе и других странах западного мира, сохранятся. Поэтому свободным гражданам нужно каждый раз думать, прежде чем требовать немедленно что-то ограничить.

НАВЕРХ
Back